[ Вход :: Регистрация ]
Логин:   Пароль:     
Единственная страница темыответить новая тема новое голосование
Тема: Noragami / Бездомный бог, аниме, манга
N.D. Онлайн
Hope In Eclipse
HP
MP
 LVL. MASTER
 EXP. 1691/1000
 Модератор
 Рег.: 26.07.2009
 Постов: 4057
Читает:
Noragami
Профиль PM 

(нажать чтобы увеличить)

Господи, смерти прошу.
Услышь меня,
Не для себя ведь прошу.



Искали с Sole что посмотреть. Наткнулись на Noragami.
С первой серии любви не получилось. Зато получилось со второй. После последней серии с удивлением обнаружили второй сезон, на одном дыхании отсмотрели и его. Пересмотрели по второму кругу.  А затем принялись и за мангу.
Отзывы на аниме в соответствующей теме я всегда читаю. И «отзыв» (два коротких предложения) по Норагами видел. Но вот дела: к счастью забыл. К счастью – потому что это «хорошее аниме про дружбу». Хорошее аниме про дружбу меня б заинтересовало менее всего.

Итак. Аниме и манга выстроены на устойчивом фундаменте: синто, буддизм, мифология и история из Хроник Японии + легенды, мифы, сказки. Мои родственники и знакомые, даже поверхностно не знакомые с этим, без кратких пояснений не очень понимали некоторые детали.
Эта история будет о богах. А еще – о школьнице, которая по своей доброте душевной вляпалась по полной, и вместе с которой мы и будем узнавать о вселенной, что лежит по ту сторону.

Если кратко об устройстве этой вселенной: есть Такамагахара – небесный мир, где и живет большинство богов. Лишь некоторых прикалывает иногда спускаться на землю, слушать и исполнять молитвы людей, а ночами уничтожать аякаши – злобных духов, которые вызывают бедствия и всячески вредят людям. Да еще есть божества, которых в небесном пантеоне не особо желают видеть. И выживают они как могут на земле. Боги разрушаются, если люди теряют в них веру или забывают. Ко всему их хотят пожрать вечно голодные аякаши, которых ничем не истребить, кроме как священным оружием – шинки.

За душой человека, умершего в срок (или по каким-то там своим графикам), придет шинигами, проведет куда душе и положено. Но есть души, обреченные скитаться здесь, и среди них особенные – те, что держались за жизнь до последнего. Скорее всего, рано или поздно их пожрут аякаши. А если повезёт – найдет какое-нибудь божество. Даст приют. И новое имя. С этим именем бог заберет на себя и память и боль этой души. Но за это душе придется служить своему богу вечно – в качестве его священного оружия, шинки.

По сюжету, один из богов, которого уже пора вносить в Красную книгу исчезающих животных, скитается по земле, исполняя желания людей. Человеческая память на богов коротка, о божественной помощи они будут помнить несколько минут, часов, дней – как повезет. И бог вертится, как может, удерживаясь среди этих мимолётных человеческих воспоминаний. Его бросает шинки – душа мертвой молодой женщины, – не прослужив ему и трех месяцев. Ведь далеко не каждому священному оружию понравится ночевать на лавочке под газеткой, постоянно голодать, мерзнуть и мокнуть в непогоду. А мертвые, как оказалось, тоже хотят есть, спать, хорошо одеваться, получать зарплату за свою интересную, но нелегкую службу, хотят любви и внимания – в общем всё, что нужно самым обычным людям, за исключением разве что только туалетной бумаги )  При этом своих тараканов и человеческих грешков у них тоже в достатке.

Так вот, помощница нашего главного героя запросила развод и девичью фамилию, после чего слиняла к другому богу. И шатался кинутый бог по улицам, занимаясь совсем не божественными делами. Без шинки-то особо не погуляешь по кишащему голодными призраками городу. Его заметила школьница и, уверенная что гоповатому на вид парню угрожает опасность, бросилась спасать. Прямо под автобус. Бог глупо поулыбался: сейчас у меня будет эта цыпочка в качестве нового оружия. Но девушка выжила. Правда получила способность видеть потусторонний мир, а также, засыпая, покидать тело и тусовать с богами и их шинки.

По поводу рисовки: я не так много манги видел, и еще меньше читал. Но этот стиль мне понравился.
http://1.bp.blogspot.com/-qHmPyofdkho/U1_G9axVXZI/AAAAAAAAW8A/v_jU0DjsRPc/s1600/noragami02.jpg
https://s15.postimg.cc/w0adc7caj/image.jpg
https://s15.postimg.cc/6hi0yzie3/image.jpg
https://s15.postimg.cc/iuuv6evd7/image.jpg
https://s15.postimg.cc/5qpatgnt7/image.jpg


Человек создал бога по своему образу и подобию

В христианстве у Бога есть понятные людям качества и чувства, потому что человек – отражение своего творца. Здесь идея перевернута: боги человечны, потому что созданы человеческими мыслями и желаниями, они отражают своих создателей – людей. Добро пожаловать в мир несовершенных ушибленных на всю голову существ, которые уверены, что им всё позволено.

Я начинал с аниме. И первую серию терпел впихнутое в качестве гг непойми_что. Со второй разглядел. Не-не, такое бросать нельзя.
— Это всего лишь движимый голодом сгусток эмоций, обычный призрак (аякаши), — крикнул Ято незадачливой школьнице.
— Врёшь же, — подумал я, наученный Мадокой. Да и не так давно Ято сказал, что Хиёри – полупризрак (полуаякаши).

Далее по сюжету бомжующий бог нашел нового шинки. Спецэффекты. Рэпчик, пафос. Кадры из жизни... Снова пафос. Стоооп!
По ком ты пролил слезу, Ято? Ты видел многие смерти. Негоже многовековому божеству плакать. Смерть незнакомого подростка тебя так сразила? Или ты плачешь о себе?

Всё до этого стало ненастоящим. Под слоями веселья, легкомысленности и дурашливости скрывалось не единожды поломанное существо. А я как Тирион всегда испытывал определенную симпатию к сломанным «вещам». Всего вторая серия, а таких – уже трое. И у каждого своя поломка: психическая, физическая, духовная.

Третья серия коснулась темы суицидов. Заставила взглянуть на это с самой неожиданной стороны. Больше приоткрыла характер гг.
Новые персонажи удивляли и радовали: неуклюжая Кофуку, вызывающая чувства от умиления до восхищения; яжемать Бишамон; Дайкоку, боль которого оказалась осязаемой еще до того, как об этом показали.

А самое главное – взаимоотношения. Да, пусть связи между богами и их шинки и не находка авторов. Это вообще принцип синто: только человек с адекватным восприятием мира и в союзе со своим божеством может отличать добро от зла. Но показать такие отношения, этот союз с таких разных сторон… Шинки для богов – как дети. Именно так относится к ним Бишамон. И как учителя. Они – совесть, злая, разрушающая, которая даёт понять безгрешным божествам а что вообще есть грех. Они – спутники жизни. И – наставники, путеводные звёзды, родители.

В аниме, а особенно в манге, показано как по-разному относятся божества к тем душам, которых приняли под свое покровительство и в свою «семью». Чем руководствовались при принятии, какие условия могут выдвигать. Боги – всепрощающие или же наказывающие за малейшую оплошность, которые разговаривают со своими шинки на равных или же наоборот ставят их в положение вечных детей, которые собирают их как трофеи, играют ими как фигурками на шахматной доске или нашли в них бесценное сокровище. Забавно и то, как они «метят» своих шинки. Ставят клеймо-имя на теле, а при обращении добавляют к имени специальное «семейное» окончание (или реже приставку), что как бы говорит остальным божествам – «этот шинки принадлежит мне». А помимо того неосознанно оставляют на них запах, который у каждого божества свой.

"Что такое счастье? Я сломал себе мозг, пытаясь разобраться, но так и не понял". В Норагами со счастьем туго. На первое место здесь вылезает жизнь. Скорее даже – выживание. Где еще покажут о таком сильном стремлении жить и выжить, как не в произведении о богах и мёртвых? )


Предупреждение: спойлеры по аниме


дьявол носит Prada, бог – Adidas

«Сейчас отсмеется над своими мыслями и начнет говорить. Не верь этому смеху – он ничего не значит. Слушай только слова».
Что-то такое надо делать и при виде гг. Не слушайте смех, не обращайте внимания на наигранную несерьезность и гримасы. В такие моменты роль играют лишь слова. Хиёри не сразу это осознала. И совершила ряд ошибок, потакая ребенку-найдёнышу и не вняв словам Ято. В манге ситуация с Юкинэ прописана ярче, поведение мальчишки деструктивнее, да и сам Юкинэ глубже погребен под ворохом подростковых проблем. Ято понимал: однажды ситуация выйдет из-под контроля. Наученный немалым горьким опытом, он созрел до состояния, когда смог признаться себе — в одиночку не справлюсь. И продумал решение: «а не сбросить ли мне мою проблему с шинки на Кофуку, Дайкоку и эту вот подвернувшуюся школьницу?». К ним он отнёсся как к должникам; но из троих только Хиёри ничем ему не обязана. Для начала он проверил школьницу: привел в дом Кофуку, под странным предлогом сбежал и ожидал девочку неподалеку, волнуясь. Точно ведь понимал, что Кофуку что-нибудь ужасное про него выболтает. Хиёри испугалась, но не сбежала. А Ято понял, что сможет на нее положиться. И лёг. На ее спину. В прямом и переносном смысле.

У Ято с детства поковеркана психика. Все свои страхи и боль он привык тащить в одиночку; просто наблюдая за его беззаботным видом и не догадаться, насколько всё сложно. Существует тот, кого Ято откровенно боится, не может пойти наперекор его воле – «сделаю, что он хочет, и снова буду некоторое время свободен».

«Это твоя природа – резать. Ни на что другое ты не способен. Всем, кто к тебе приблизится, ты принесешь лишь страдание и смерть. Никто не сможет тебя любить».
Ято заклеймен этими словами и не в ладах с собой. Мастер на все руки – и он не способен ни на что, кроме убийств? Хиёри, переборов страх, открывает для себя его прошлое и верит ему. А Ято всё ожидает, когда же она его возненавидит. Юкинэ идет против природы любого шинки – желания выжить вопреки всему – и рискует собой, спасая своего бога. А Ято продолжает сомневаться в нем, ожидая, что Юкинэ в любой момент уйдет к другому божеству. Не веря им, Ято показывает, что не верит в себя. В манге его страхи четче выражены уже с первых глав.


Магацуками

Бог войн, бог бедствий, бог порока, бог хаоса. Так называют Ято. Думаю, все немного не так. Богов бедствий стремятся задобрить. Тензину строили храмы, возвращали снятые титулы, молились о покое. Молятся и богине нищеты, прося ее обходить стороной дома и земли.
Но Ято не из тех, к кому обращаются в молитвах. Он существует, чтобы отвечать на проклятия.

«Школьники обращаются ко мне очень часто».
Когда не знаешь, эти слова не цепляют. Но на первую и десятую главы (первую и восьмую серии) можно взглянуть по-новому. Девочка, которую оскорбляют одноклассники, мальчик, который почти сорвался от жестоких издевательств – они ведь желают обидчикам смерти. И Ято является на зов. В первом случае Ято уничтожает аякаши, рубит отрицательно сформированные связи между школьницей и одноклассниками и… хмм, дает девочке совет. В случае с Манабо он предлагает мальчишке перейти черту. А сам поблизости держит ситуацию под контролем, готовый в случае чего облить водой сорвавшегося школьника.

Ято любит убивать – он сам в этом признавался. Хочешь, я порежу твоих обидчиков, это я умею, — говорит он девочке. Не стоит сдерживаться, — говорит он мальчишке и дает ему нож. Однако же он умеет оборачивать ситуацию так, чтобы убивать не пришлось. И оборачивает.

Но что пожелала опекунша ребенка, который неделями орал, не давая ей спать, – заткнуться наконец? И что загадал мужик во второй серии – убить плесень в его ванной? С мальчиком, у которого пропал котенок, ситуация другая. Ято был удручен, явившись по вызову: такие желания он не исполняет. Ребенок увидел его объявление случайно, потому что «дети близки к дальнему берегу». Однако такая случайность привела к изменениям в его жизни. Манэки-нэко, принесла ты мне, кошка, удачу.


Психастеники стараются выглядеть старше. У них это не очень получается. Астено-невротики хотят выглядеть младше. У них это получается

https://s15.postimg.cc/iyjb4juff/image.jpg

  Цифра для тех, кто не хочет читать, как я это высчитал, и попутно хватать спойлеры


Предупреждение: лёгкие спойлеры по манге

Тэнзин и Ято почти ровесники, как бы странно это не звучало.

Немного истории.
Сугавара Митизанэ (ученый, государственный деятель, поэт) умер в ссылке в 903 году. В 988 году его возвели в ранг бога – Тэнзина – покровителя наук. Но до того он был мстящим духом (или одним из магацуками?) – творил бедствия, ливни, потопы, грозы, пожары, чуму. В 929 году произошли наводнения, в которых погибло много людей. Год спустя на столицу обрушилась страшная гроза, молния ударила в императорский дворец, убила нескольких высокопоставленных чиновников и привела к пожару. Всё это посчитали местью мёртвого ученого и поэта.

Тайра-но Масакадо был полководцем и политиком, оказался в числе организаторов антиправительственного восстания и даже успел основать новое государство (восемь провинций были захвачены им и вошли в состав новообразования), провозгласив себя императором. В 940 году центральное правительство разгромило новое «государство»; Масакадо погиб в бою. Его голову выставили на всеобщее обозрение. Ночами же голова отправлялась полетать и тревожила местных жителей, пока останки мятежника, наконец, не похоронили. В 950 году могила Масакадо начала трястись, а призраки погибших воинов вновь потревожили жителей окрестностей. Священные обряды и молитвы быстро успокоили мертвецов.

Во время буйства двух мстительных духов Ято было примерно 9-12 лет. Тэнзина всё еще звали Митизанэ. Можно сказать, что Ято родился в период с 930 по 945 г.



Предупреждение: спойлеры по манге


Как вырастить бога

И о самом страшном в Noragami – что бросается в глаза уже со второй серии аниме, и что пересекает красной нитью всю мангу – о жестоком обращении родителей со своими детьми.

Если заглянуть в Нихонги или Кодзики совсем без задней мысли, можно и не заметить описанные случаи такой жестокости: родители бросают своего ребенка-инвалида, отправляя на лодке в море, отец избивает сына, своим рождением убившего мать. Но эти персонажи из древних мифов (и другие, не из мифов) в норагами станут реальными: со своими детскими травмами, отзвучивающими болью спустя годы.

Есть определенные маркеры или метки, которыми отмечены люди, – яркие или тусклые, малозаметные. Они связывают настоящее с прошлым. Эгоцентризм, нарциссизм, социофобия, детское поведения, общественно неприемлемое поведение, заниженная самооценка, замкнутость, социальная дезадаптация, беспомощность, усиленная потребность держать всё под контролем, безответственность – это всё сильные метки, в большинстве подразумевающие, что в детском возрасте что-то пошло не так. Чаще всего в этом виновен близкий круг.

На Ято различных маркеров столько, что рябит в глазах. Его ребячество, дурашливость, самолюбование, неспособность контролировать финансы, бродячий образ жизни, неумение строить социальные связи и «читать атмосферу», объяснять важные вещи серьезно и строить долгосрочные планы поначалу могут показаться забавными, даже смешными. Печальная же картина вырисовывается не сразу, по частям: когда Ято находит Юкинэ, когда Хиёри делает подарок – храм – и задается вопросом – кто мог сказать такие жестокие слова, когда Ято похищен отцом и когда слышит его голос.

Далее – хуже. Намеков больше нет: во всю ширь разворачивается неприглядная правда о психологическом и физическом насилии. Насилие длится годами, веками... Оно всё ещё продолжается. Выхода из него нет. Вообще.

Все жалеют Юкинэ, застрявшего в подростковом возрасте. Но за показанный год видны изменения в его характере, морально он взрослеет. Застрявший по-настоящему – это Ято. Норагами – это история той его жизни, где он наконец пытается вырваться из-под чужого влияния, пробует встать на ноги, удержаться и пойти дальше, и делает это вопреки воле отца, уговоров, заигрываний и упреков «сестры», подколок и укоров друзей, которые не замечают всю подноготную. Эта история взросления будет тенью, фоном для разворачивающихся виток за витком событий, которые вскоре принимают впечатляющие масштабы.

Авторы под историю про богов, шинки и аякаши запрятали реальные проблемы тех детей, чьё психическое здоровье было покалечено родителями. Можно сколько угодно смотреть статистику, читать статьи, но не осознавать, не видя настоящих ситуаций. А вот придуманная сказка смоделирована впечатляюще: ее герой выдаёт естественные реакции, которые долго формировались в ответ на насилие и шантаж.

«Боги делают всё, что захотят», «я ведь взрослый человек», «я тебе не марионетка» — так говорит Ято. К нему это не относится. Он игрушка в руках своего отца, и не способен вырваться. Максимум – утешать себя этими словами.

Напускная легкость, букет неподдельных реакций на среду, разнообразные способности и многосторонние интересы, умение достигать результатов, ставя запредельные задачи – это не Ято такой вот особенный, это почти поломанный астено-невротик, выехавший на возможностях адаптации.


Сигналы, которые Ято получил с рождения: папа хороший. Отец часто его обнимал, называл замечательным ребенком, задавал направление (правда, с очень размытой целью). Папу надо радовать. Вот это желание – радовать – и будет одним из ведущих желаний, частично определяя природу новоявленного бога.

Отец быстро снабдил ребенка игрушкой. «Это принадлежит мне. Я даю ее тебе». Разрешил делать что угодно – богам всё дозволено. Но вместе с этим он «обрубил» возможные социальные связи сына, строго наказав ни с кем не общаться.

У Ято желание радовать выползает на первый план. Что для такого ребенка означает указание: «делай то, что меня порадует»? Допустим, ребенок рисует. Это каракули, но в детском воображении это мама, папа, он сам, дом, собака, машины, облака, лес, цветы. Рисунки порадуют малыша. Но запрос ведь иной. Ребенок должен выйти из своего «я» и посмотреть на свои «художества» глазами заказчика. «Это не то. Нужно больше, лучше, красивее». То, что выглядит замечательно, не будет идеальным в глазах того, кому хочется угодить. Это не будет выглядеть безупречным никогда. Однако постараться надо, потому что желание радовать не исчезает.

Но отец хвалит. И ребенок привыкает к похвале. Ему хочется угождать папе еще больше. А еще – подражать, чему малыш быстро учится. «Хииро, ты потрясающая. Ты мне нравишься», — говорит он девочке и обнимает ее. Перед этим простодушно растоптав природу ее как шинки. Годы спустя Ято, напившись, обнимет Хииро и спросит: «кого ты любишь больше: меня или папу?». Может ли она вообще их любить? Один к ней относился (и относится) как к вещи, как к средству для достижения целей. Второй ее «запачкал». «Ты сделал меня такой, это твоя вина, что я стала доступной. А ведь я никогда не делала тебе больно». И Ято приходится с этим соглашаться: да, это моя вина, я нанес тебе непоправимый вред, но, несмотря на всё, ты всегда старалась для меня». Такое чувство вины долго продолжало их связывать, а, соответственно, держало Ято под влиянием отца, ведь Хииро оставалась средством контроля над сыном.


Ребенок не ребенок, если однажды не захочет нарушить указания родителей. Ято знакомится с неприкаянной душой девушки и забирает себе, в полной уверенности, что может делать с ней всё, что и с Хииро. Сакура эмоциональна. Когда не в настроении – жалит юного бога. Если он крадёт – выговаривает. Когда он ее лапает – даёт люлей. Когда убивает человека – Сакура оскверняет его и убегает, бросив на съедение аякаши.

С этих пор Ято растянуло по двум полюсам. Он хочет радовать отца, но при этом желает сделать счастливой и Сакуру. Ты можешь взять всё, что захочешь, ты можешь убивать, играючи, — говорит отец, и Ято доволен, делая это и получая одобрение. Но ведь Сакура тогда несчастна.

Подросток не выбирал. Он просто «разорвал» себя на два фронта. И остался в этом состоянии до нынешнего времени.
Естественно, отец догадался и решил вернуть полный контроль. Унижением, шантажом, манипуляциями и пугающе непоследовательным поведением (от одобрения до негатива) дело не ограничивалось. Отец издевался над детьми, натравливая на них своих «пёсиков». Он физически наказывал Хииро, заставляя Ято чувствовать себя виноватым. Он манипулировал действиями детей, использовал одного против другого, довел ситуацию до трагедии, когда Ято ничего не оставалось, кроме как убить Сакуру. И в этом он обвинил сына: именно разговор с незнакомкой, действия против наказов отца и против инстинктов привели к этой трагедии. Убедил Ято, что социальные связи опасны – не только для него, но и для окружающих. Ведь Ято задуман и рожден как бог бедствий: он несет смерть не только чужакам, исполняя желания отца. Он по своей природе обрушит несчастья даже на тех, с кем захочет сблизиться.

Ты ничего не можешь сделать, ты не можешь никого спасти. Твоя природа – резать: людей, шинки, богов, аякаши, связи. Все твои шинки превращаются в клинки. Даже твой ведущий, твой хафури, говорит тебе – режь. Все, кого ты захочешь видеть рядом, будут несчастны. И умрут. А если узнают, кто ты есть на самом деле, возненавидят и убегут. Ты не нужен никому. Только я тебя приму, потому что сам сделал тебя таким.

Он унижает и обзывает Ято даже при свидетелях: это слышат Хииро, Хиёри, Юкинэ. Он постоянно растаптывает его желания меняться
https://archives.hb.bizmrg.com/noragami/12-44/6a68fb40.jpg
https://archives.hb.bizmrg.com/noragami/13-50/e3b27d5d.jpg

Также отец говорит, что Ято обойдется без храма. Храм для бога – символ того, что этот бог необходим людям: они будут помнить, обращаться, что-то желать. А зачем Ято храм, если сам он никому не нужен?
https://archives.hb.bizmrg.com/noragami/7-26/29c98e17.jpg
https://archives.hb.bizmrg.com/noragami/7-27/25b479d6.jpg

Что происходило с самооценкой Ято? Она забилась под плинтус.

Стоп, но ведь у Ято есть друзья. Что делают они? Прикалываются и насмехаются. Пусть и по-дружески, но этим только укрепляют его уверенность, что отец прав. Ято лентяй, бездомный, извращенец, балбес, выпивоха, не способен содержать себя и своего шинки, ненастоящий без храма и последователей и никогда не станет настоящим, потому что полагается на школьницу. Т.е. даже если Ято смог бы игнорировать унизительные слова отца, не верить друзьям, которые постоянно вторят словам папаши, не сумел.

Это притом, что Ято готов выкладываться по полной, приниматься за любую работу, даже унизительную, обладает невероятным набором умений. А по отношению к шинки он самый настоящий бог: Тензин, Такемиказучи, Эбису, даже Бишамон так не сумеют.

Или вот, взять тот случай, когда Фуджисаки похитил сына, держал под замком и затравливал псами-аякаши. Когда на собрании задерживалась Кофуку, ее шинки себе места не находил. Когда запропастилась Бишамон, Казума готов был землю перевернуть, но найти ее. Когда исчез Ято – на целый месяц – все его друзья убеждали себя, что ему это свойственно, погуляет и придёт, беспокоиться незачем. Даже Юкинэ считал, что Ято загулял с Норой – бродячие же, друг друга стоят.

А как же действия, разве они не говорят больше слов? Хиёри выталкивает Ято из-под автобуса. Позже она приносит его, умирающего, в дом Кофуку; переступив страх, разыскивает для его спасения Казуму, находит подход к Юкинэ. Юкинэ рискует ради него своим именем. Что же Ято? Он не может сказать Хиёри, что «вылечить» ее сможет лишь перерубив их связь, считая, что желание девочки быть нормальной важнее желания быть с ним. Он постоянно ожидает, что его бросит хафури, потому что все его шинки (кроме Хииро) уходили. Поверь в себя, — твердит Хиёри. Я хочу быть с тобой, — убеждает она и строит ему храм. По кусочкам она собирает ему настоящую жизнь, которой он был лишен.

И тогда отец берется за нее: отправив Ято и Хииро в загробный мир, переключает на себя внимание девушки, которую любит его сын, заставляет ее позабыть о прошлом. А затем насмехается над Ято, рассказывая, как целовал Хиёри.
https://img.remanga.org/images/noragami/12-44/c01c662b.jpg
https://img.remanga.org/images/noragami/12-44/5836babf.jpg

Он продолжал унижать Ято уже перед Хиёри, шутил, что у барышень при виде его сына ноги подкашиваются, предположил, что девушка осталась с Ято из жалости. Нивелировал все ее старания: «Ябоку тысячу лет выживал благодаря мне и дальше без тебя просуществует», и припугнул, что девушку постигнут беды, если она с ним останется.

Отец делал Ято социально беспомощным, разрушил самооценку, веру в успех и самоэффективность, угрозами, шантажом, обманом и силовыми методами контролировал его действия, а едва сын делал шаги во внешний мир, любыми способами возвращал в «семью». Отец игнорировал тех друзей сына, которые подтверждали его влияние. Но вмешивался, когда кто-либо начинал выводить Ято из-под контроля. Обманом он избавился от Сакуры. Нора, вероятно под руководством отца, убеждала Ято избавиться от Юкинэ. Отец и Нора не раз предпринимали на Хиери и Юкинэ разного рода атаки, чтобы сломать, убить или взять подростков под свой контроль. После чего отец вновь выбивал опору у Ято из-под ног: «Эти беды с ними из-за тебя, ведь ты магацуками. Откажись от них, или твой эгоизм и желание приблизить к себе, приведут их к погибели».


Отсутствующие социальные навыки у Ято делали свое дело: он не мог поладить с другими шинки, и только Хииро приходила, стоило позвать. Он не научился правильно выражать свои чувства, его любовь, забота и привязанность проявлялись в виде тупых подколов:
https://img.remanga.org/images/noragami/11-41/ac5e03f7.jpg
https://img.remanga.org/images/noragami/11-40/7d49c629.jpg
https://img.remanga.org/images/noragami/7-25/65b4506b.jpg
https://img.remanga.org/images/noragami/14-52/a02d58c5.jpg

Он не способен договориться с Бишамон и признаться ей, потому что считает, что правда навредит его другу. А как он ведет переговоры с Такемиказучи? :facepalm: https://img.remanga.org/images/noragami/18-68/14afe80f10.jpg

Он перебрасывает на своего шинки ответственность за свое будущее, не особо озаботившись, что Юкинэ, хоть и хафури, всего лишь подросток. И хоть мальчик доволен, что в его жизни теперь появился смысл, сложные ситуации его угнетают и ломают.
Он не может признаться Хиёри, что «вылечит» ее только разрубив с ней связи, потому что считает, что Хиёри предпочтет «нормальную» жизнь, а не отношения с ним.
Он не готов признаться никому из друзей, что его имя не Ято, ведь боится оказаться брошенным или ненавистным для них.

Я бесполезен, — считает Ято, едва обламывается очередная попытка вырваться из замкнутого круга. — Я действительно бог несчастий и пороков.


У Ято всегда был только один пример, как строить отношения. Осознанно или нет, но он выбирает схемы поведения у своего отца. Например, учится у него как вдохновлять. Подражая отцу, хвалит Хииро. Убеждает одну из своих шинки, что она важна и нужна ему. Часто нахваливает Юкинэ. Заверяет художницу, что ее работа прекрасна. При этом Ято избегает того, что в поведении отца его пугало: физического и психологического давления (как трезвенник при отце-алкоголике). Именно поэтому когда кто-нибудь из его шинки выходит из-под контроля, Ято попадает в капкан собственного бессилия и невозможности никак повлиять.

Некоторые поступки он копирует неосознанно. Не задумываясь, играет с самооценкой Хиери точно так, как поступали с ним. Вселившись в тело Хиёри, наворотив делов, разрушая репутацию девушки, он уверяет: — Даже если от тебя отвернутся, начнут презирать, назовут шлюхой, я останусь рядом.
Последствия
https://img.remanga.org/images/noragami/7-25/e237efe8.jpg

В тех же ситуациях, где отец предпочитает надавить, Ято поступает совершенно иначе: ему легче признать себя слабым и устраниться. Например, Фуджисаки, видя Хиёри плачущей, силой целует девушку. В аналогичной ситуации Ято признаёт, что лажанулся, и идет на попятную.


Отец ненавидит небеса и презирает богов. У него есть явные и скрытые причины, чтобы пожелать сломать систему. Он подготовил средство и доводит его до нужной кондиции. Это его ручной бог. Ребенок, неспособный дать отпор, униженный, сломанный, в какой-то степени контролируемый. На нем легко вымещать злобу. Он вещь, оружие, которым однажды можно уничтожить богов. Жизнь Ято принадлежит не ему, а отцу. Ято не сбежит, потому что бежать некуда. Не «укусит», потому что на его шее с рождения висит «удавка». Его всегда можно припугнуть: «если посчитаю тебя ненужным и оставлю – ты исчезнешь, рассыплешься в пыль, и если меня убьют, с тобой случится то же самое – а ты ведь очень хочешь жить, не так ли?». И ручной бог вынужден в любой ситуации защищать своего «создателя». Ему нельзя построить свой собственный мир, семью, ведь тогда они будут разрушены. А обвинен в разрухе будет конечно же бог разрушений.
Та-дам – это и есть семейные отношения! Папочка любит тебя, Ябоку


Не повезло? Бери пример с бога удачи

По мифологии когда у Изанами и Изанаги родился первый ребенок, он был слаб и до трех лет так и не встал на ноги. Его прозвали пиявкой или головастиком (Хирако), положили в лодку и отправили в море. Супружеская чета вопросила у богов, почему они то пену рожают, то инвалида, получила ответ: так из-за инцеста ведь! «а вы неправильно свадебку сыграли. Переигрывайте! Первым пусть речь мужик толкает». И после этого стали рождаться здоровые дети (или относительно здоровые).

Ну а наш Головастик доплыл до какого-то японского острова, где лодку выловили рыбаки, а малыша обозвали эбису – утопленником или выловленным из воды. Неимоверной силой воли он заставил себя научиться ходить, стал покровителем рыбаков, а также богом торговли и удачи.

На фигурках Эбису изображен весёлым. Но с чего бы ему веселиться? — видимо решили авторы норагами и сделали его... слишком настоящим. Человек, родители которого прямо говорили: «мы тебя не любим», «лучше бы тебя не было» ориентирован на самоуничтожение, он будто сжигает себя изнутри. В реале они хорошо бросаются в глаза, притягивают к себе других людей, влюбляют в себя, с ними легко говорить о чем угодно, сочувствия в них через край, но при том выглядят так, что подсознательно хочется их защитить – уж очень хрупкими кажутся. Из выдуманных персонажей, может, если напрячь мозги, отыщутся примеры, но у меня перед глазами сейчас трое: Уилсон из Доктора Хауса, Чисэ Хатори из Невесты чародея и Эбису из Норагами.


Эбису противопоставлен двоим персонажам. С ними же он и схож.
Вначале нам тычут в лицо сходством между «отцом» и Эбису. Даже Ято сбит с толку, спутав его со своим папашей. Как и Фуджисаки, он нарекает аякаши, использует маски, хочет забрать (купить) Юкинэ, использует Нору против Ято, даже словами бьёт по самому больному месту: ты не заслуживаешь хафури – у тебя даже храма нет.

Эбису - тот редкий бог, который знает настоящее имя Ято. И намекает об этом, вводя его в бешенство:
https://img.remanga.org/images/noragami/8-31/61e7528b.jpg
https://img.remanga.org/images/noragami/8-31/f4a66931.jpg

Однако этот момент стал переломным. Ято признался в своих чувствах и желаниях. Эбису поддержал его и пошел на ответное признание.
У бога торговли есть своя боль, серьезно отравляющая ему жизнь. Но для Ято он сделал то, что должен был сделать настоящий отец: взбодрил, направил, заверил в успехе. И главное: поверил в него.


До этой встречи никто не верил в Ято, отец унижал, друзья подшучивали или даже откровенно насмехались. У него не было четкой цели, планов, разрывало в разные стороны. Поддержка Эбису подарила ему решительности, которой так не хватало все эти годы. Уже тогда – в Ёми – Ято поставил вопрос ребром, определяя, что для него важнее. С Хииро было комфортно, Ято знал ее с детства, ему нравилась бродячая жизнь без четких планов, нравилось выполнять разного рода человеческие желания и получать за них хоть какую благодарность. Хииро была гораздо сильнее и бесстрашнее любого его шинки, веками являлась единственной реальной опорой, в то время, как остальные шинки кидали его, оставляя беззащитным перед аякаши и другими возможными опасностями. А ведь главный приоритет Ято – выживать любой ценой. И поэтому отказаться от помощи Хииро, какой-никакой поддержки отца, отречься от тех, кто веками назывался твоей семьей и сжечь все мосты – было слишком серьезным и сложным решением. Кому еще довериться – не новенькому же зеленому шинки, который часто боится, «тупит», истерит, и сегодня есть, а завтра может пятками засверкать. Именно предоставленная Эбису поддержка повлияла на решение Ято начать изменения резко, одним махом.

Пусть Эбису и был поначалу груб, именно его слова дали толчок к тому, что Юкинэ серьезно отнёсся к своим обязанностям хафури и ведущего шинки, и со всей ответственностью принялся направлять бестолкового бога. А Хиёри, узнав, как болезненно реагирует Ято на отсутствие собственного святилища, построила ему маленький храмик. События завертелись.

У Ято было два пути, которыми он не очень успешно бродил сотни лет: в чем-то подражать отцу, в чем-то делать что угодно, только бы не подражать. Бишамон, не зная как показывать заботу и нежность к единственному оставшемуся шинки, брала пример с Кофуку. Кюн учился быть проще у Казумы. У Ято с примерами не ладилось, социальная жизнь и серьезные отношения ни с кем не сложились, учиться было не у кого. Кроме отца. В Ёми он наконец нашел пример для подражания.

Эбису создавал себя буквально из ничего. Его бросили родители, он не мог похвастаться здоровьем и силой, его природа как бога была неясной. Он сам захотел встать на ноги, сам решил, что станет богом удачи, и все силы тратил, чтобы устоять на таком пути. Он знает, что значит идти наперекор природе и обстоятельствам. Что значит оказаться  ненужным и брошенным. Наверно потому смог лучше всех понять Ято и его стремления вырваться из замкнутого круга деструктивного существования.

Несмотря на наивный вид, Ято не из тех, кто способен легко довериться. Ему легче отшутиться или сразу принять всю вину на себя, чем поведать, что же произошло на самом деле. Отшутиться перед Эбису у него уже не получилось. Фэндом ахал и вздыхал, называя Ято «отцом года». Но эту роль следует отдать другому персонажу. Даже после реинкарнации Эбису остался той фигурой взрослого, у которого Ято мог брать пример для подражания, получить совет или просто довериться.

Эбису заверяет, что в произошедшем вины Ято нет, учит, что значит быть богом вообще, и что значит быть богом удачи. Что нельзя просто взять и назваться им. А в пример приводит хранителя огня, достигшего предела своих сил, – ему не нужно напрягаться, работая на имя, теперь его имя работает на него.

Последствия этого небольшого сотрудничества не оказались односторонними. Ято, который любил и ценил свою жизнь, подал пример для Эбису, побудил его ценить себя и бороться за своё выживание.
https://img.remanga.org/images/noragami/9-35/84637230.jpg


«Доступная женщина»

Норами называют бродячих шинки, которые «ходят по рукам» богов. Есть норы, ставшие такими случайно – именно таких принимает и поддерживает Эбису. Есть и другие..
Такие, как Нора, она же Мизучи, она же Хииро, она же Цуцуми, она же Эями, (она же Фурухимэ).

Кто она? Нарекая, Ято не увидел ее прошлое – только темноту и стук. Это дало пищу теориям: «Нора знала о своем прошлом», «Нора никогда не было человеком», «ее воспоминания стёр батя», «прошлое нор видит только первый хозяин».

Знала ли она о своём прошлом? Нет, на тот момент не знала; ситуация с Сакурой ее потрясла.
Была ли она человеком? Нора связана с водой, она появляется возле источников, идет по воде, колебля гладь. Она будто дух воды; ее сравнивают с Цую, которая не шинки, а дух сливы. Но только шинки способны быть оружием богов, только шинки умеют ставить черту и «вязать» заклинания. Духи на такое неспособны. У Норы же весь шинковский набор умений.

Шинки в прошлом были людьми, которые не хотели умирать до последнего. Они держатся за существование и в новой форме. Шинки, едва вытащенный «с того света», одет как покойник (белое кимоно с запахом справа налево), но, имея возможность переодеться, ни один из них сознательно не желает показывать, что мёртв. А Нора не только надевает кимоно с запахом справа налево, но и носит хитай-какуши (юрэй и повязка в виде белого треугольника на голове). Впрочем, так было не всегда: https://img.remanga.org/images/noragami/12-46/67b0617d.jpg

В какой-то момент Мизучи узнала о своем прошлом. Наверно, с той поры ее «прикид» изменился.


А теперь теории. Мизучи, узнав своё прошлое, стала аякаши. Прошлое принялось «жрать» разум девушки, но отец вмешался и «приручил» – точно так, как приручал других аякаши. Вместо знака на маске ее знак находится на хитай-какуши. И когда Юкинэ срезал повязку, Мизучи поменяла форму.

Помимо этого Мизучи имеет способность призывать (но не контролировать) речных ёкаев. Какой шинки сможет «сотрудничать» с аякаши?
Таким же способом Фуджисаки предлагал приручить Хиёри, когда она становилась аякаши.

Почему Ято не видел ее прошлое? Может Нора была слепой?


Мизучи – отрицательный персонаж. Но презирать и ненавидеть ее сложно – это несчастная душа, с самого начала жестоко подавляемая и контролируемая «отцом». Ей пришлось еще хуже, чем Ято, у нее не было друзей и других ориентиров кроме отца, она никуда не могла сбежать хоть на время.

Нора неплохо овладела техникой манипуляций, умело управляет Ято, давя на его чувство вины – «ведь  это ты сделал меня такой!». Но, кажется, теперь она вышла из-под контроля Фуджисаки и начинает действовать за его спиной. И ее непредсказуемость пугает еще больше.
В отличие от Бишамон, Мизучи разборчива. Бишамон забирает даже ненужных ей шинки. А Мизучи «берет в боги» только парней. Она – главный объект пошлых шуток (кажется, для богов она не просто запасное оружие).

К Ято Нора проявляет нежность и заботу (иногда неадекватно): https://img.remanga.org/images/noragami/7-27/af47792f.jpg

Она ревнива. Поначалу она нападает на Хиёри, натравливает на нее аякаши. А позже переключится и на Юкинэ. Разные детали шепчут о том, что не говорится прямо: Ято и Нора очень близки. Она заботится о нём (например, в Ёми), она всегда с радостью тянет к нему руку, стоит ему позвать, она говорит, что любит имя, которое Ято дал ей; есть моменты, когда они общаются без слов – взглядами. Они спасают ребенка от жестокого отца, и в этот момент близки как никогда – с детства познавшие, что такое физическое и психологическое насилие. Реакции Ято бесценны, когда другие боги, переспросив: «а, так эта Нора твоя?», начинают безбожно троллить его.

Хиери вносит разлад в эту многовековую связь, заставляя Нору злиться и ревновать. Как оружие же Хииро не волнуется – она слишком хорошо знает Ято. И уверена в том, что он так и продолжит вести двойную жизнь. Нора понимает, что необходима ему, ведь Юкинэ, как и любой другой шинки до него, однажды бросит Ято или попросту сломается. Ее ярость к Юкинэ проснется много позже, когда Ято порвет связь с Норой раз и навсегда.


Похищенный бог?

По законам манги, если погибает известное божество, вскоре оно переродится, потеряв память. Новый бог начинает жизнь заново – мелким ребенком лет пяти. Он ничего не помнит. Только его природа и привычки остаются.

Призвав первого шинки, Ято задался вопросом: стоп, откуда я знаю, что делать?
Заложены ли эти знания в богов изначально или это та часть памяти, что остается после перевоплощения? То есть, может ли Ято быть реинкарнацией? И кем он был раньше?

Шинки встречают своих перевоплотившихся богов, вводят в курс дела, «храня их память». «Природа» бога не меняется – внутренний ориентир тоже есть. А если божество убито вместе со всеми шинки? Бог переродился: память вышибло, ни одного шинки поблизости, неизвестный чувак держит на руках и называет сыном.


Какова природа Ято?
Боги довольны, когда делают что-то по своей природе, и страдают, если их естественное желание проявить себя ограничивается. Такемиказучи несчастен, пока не решается использовать свою настоящую силу. Арахабаки ведет себя тихо, но стоит ему услышать о восстаниях и переворотах, бунтующая кровь вновь играет в жилах. Бинбогами, поныв и похандрив, сбегает из-под контроля своего шинки, чтобы побуянить да разорить простофиль. Что же Ято? Он признаётся: я убивал не только потому, что мне приказывали; мне это нравилось. Получается, убивать в его природе. Счастлив ли он? «Что такое счастье? Я (…) так и не понял». Он признается Хиёри, что ненавидит себя за то, что делал. Он ненавидит своё настоящее имя. Даже Нора зовет его именем, с которым ему комфортнее.
«Отец хвалил меня. Я был искренне рад, когда он гордился мной». Т.е. Ято радовали не собственные поступки, а реакция окружающих на его действия.
https://img.remanga.org/images/noragami/12-46/3121441a.jpg
https://img.remanga.org/images/noragami/12-46/8e2962ee.jpg

Папаня мучился, рожал бога бедствий. А дитя взяло и испортилось. Выбрало целью стать одним из богов счастья. Что это значит? Возможно, отец, создавая бога, подсознательно желал вовсе не войны и разрушения. А может он и не создавал, а угнал чужого бога и веками ломал его истинную природу.


Что представляет собой Ято?
Из-под маски легкомысленного и виктимного подростка иногда прорывается настоящая личность – серьезная и волевая. Эта разнородность бросается в глаза уже с первых минут. Изначально Хиёри легко и беззаботно общалась с ним – как с ровесником. Бог какой-то несерьезный, ненастоящий, и относиться к его словам и поступкам можно беспечно. Уже с шестой главы она начинает понимать, что бог-то совсем непростой, поначалу страшась внезапных изменений в его поведении.


А что со способностями, силой и свойствами призываемых орудий?
Тэнзин – бог знаний и грома, его шинки – не оружие; махать мечом направо и налево старикашка не пойдет, но вот в виде магацуками может «ответить» разрушительной грозой. Кофуку – бог нищеты, неосознанно ломает вещи и приносит беды; ее шинки хоть и с разрушительной способностью, но не оружие. Бишамон – бог-воитель, защитник слабых, заточен на силу и защиту; так и его шинки получают разнообразные способности.
У Ято все шинки превращаются в клинки. Это мы можем сами наблюдать: кинжал, одати, катана, вакадзаси, нож. Это утверждает и его отец. Способность: резать связи, что он демонстрирует, начиная с первой главы (в аниме с четвертой серии). И... ни у кого из показанных богов такой способности нет. Это не всё. Когда Ято приказывает аякаши в маске убираться, тот послушно уходит. Ято достаточно силен и вынослив, чтобы выстоять в сражениях с Бишамон – величайшим богом-воителем. Да, он слаб против хитрожопого и удачливого божества. Но вот в драках с прямолинейными очень даже хорош. Про Такемиказучи говорят, что он бог грома, мечей и рукопашного боя. Еще он племяшка Аматерасу – богини солнца. Ято навалял ему. Ко всему Ято разрезал небеса (кольцо усмирения в аниме). Не слишком ли круто для вшивенького неизвестного бога?


У каждого бога (ками) есть четыре души, каждая из которых имеет свое проявление. В манге упоминаются две явные: разрушительная арамитама и милосердная нигимитама. Тэнзин изначально был разрушителем, пока его скверный характер не умаслили. На глазах читателей и зрителей, теряя близких, ожесточалась Бишамон.

У самых крутых богов есть вторая форма. Пример показали только на японском зевсе – он превратился в дракона из молний.

В одной из глав с Ято произошло что-то непонятное. Возможно, это с фона на передний план вылезла арамитама. С кем не бывает: боги тоже мучаются, страдают и ожесточаются. Но так могла проявиться и вторая форма. А тогда Ято еще более непрост.

Ято зависим от лунных фаз. Его начинания, активность приходятся на растущую луну. В полнолуние он на пределе сил и возможностей. На убывающую его не показывали в деле; скорее всего это то время, когда Ято дурака валяет или отлёживается после ранений. «Куда падают куски убывающей луны?»

Нора в руках Ято превращается в клинок, способный разлиться водой. Будучи мелким, Ято либо резал людей, либо топил их.

Верховная богиня помогла вытащить его из Ёми. Какое ей дело до мелкого божка? Она сказала, что если позвать Ято настоящим именем, это его обрадует. Оно его спасло. Но не обрадовало. Есть ли у Ябоку другое имя? У богов их может быть много разных. Например: Вайшравана-Кубера-Бишамон-Тамонтэн. Или Эбису-Хирако-Котоширонуши.

«Ты... тот, кого называют Ято?» — спросит верховная богиня при встрече. Но стоп – она ведь в курсе кто он. Она знает имя Юкинэ, знает даже имя шинки у Кофуку. Ее небольшая заминка также бросается в глаза.


Немного божественной сантабарбары

У Изанаги было дофига детей, но любимцев – трое. Старшей (Аматерасу) дали править Такамагахарой, Равниной Неба, среднему (Цукуёми) – власть над Царством ночи, младшему (Сусаноо) – Равнину моря. И сказали: вы трое такие восхитительные и чудесные, не взять ли тебе, Аматерасу, в мужья одного из братьев? Аматерасу такое предложение не понравилось: значит, придется разделить власть с мужем.

Но пока двое исправно ведали надаренным, младший ныл: умерла матушка, скучает по ней, увидеть хочет. Ну и валяй, — сказал отец, который ранее сам мечтал встретиться с Изанами, а встретившись, обломился. Сусаноо согласился, но для начала решил повидаться с сестрёнкой. Аматерасу подготовилась к этой встрече как к войне, – не иначе отобрать Такамагахару хочет. Но Сусаноо принялся убеждать о чистоте своих помыслов. И в качестве доказательства предложил... рожать детей (если мальчики, значит, он прав). Родились три девочки и пять мальчиков. Аматерасу признала правоту брата, а он на радостях нажрался и заблевал покои и святилище сестры-жены. Аматерасу пожала плечами: ну, выпил лишнего, с кем не бывает. Затем он верхом на коне затоптал рисовые поля Аматерасу. Пригорюнилась она: наверно поля качеством не вышли, да глаза ее брату тем мозолили. Интернета в ту пору не было, других развлечений еще не придумали, Сусаноо развлекался как умел: снял кожу с живого коня и бросил в комнату, где Аматерасу с подружками пряли одежды. Девушки в панике забегали и поранились об веретена.

Вот тогда Аматерасу психанула и надолго сокрылась в пещере. Переполошились небеса и земля, на долгие дни погрузившись во мрак. Боги решили выманить солнце и устроили шумные сборы. Богиня радости пустилась в пляс, переросший в первый божественный стриптиз.

Шумные свисты и подбадривания обозлили Аматерасу, она через дверь попросила шуметь тише: книжку читать мешают. Довольные боги ответили, что нашлась девушка ее красивше, и тем вынудили немного приоткрыть двери и взглянуть на танцующую.
— Я бы на ее месте постеснялась раздеваться, — разочаровалась Аматерасу.
— А ты туда посмотри, — сказал один из богов.

Высунулась Аматерасу чтобы проверить, а там действительно стояла девушка, краше которой свет не видывал. Тем временем богиню ухватили за руку и выволокли наружу, завалив пещеру камнями. Двинулась Аматерасу навстречу красавице. Пока не осознала, что это лишь зеркало с ее отражением.

Посовещавшись, боги изгнали Сусаноо из Такамагахары. А богиня солнца решила перестраховаться и избавиться от возможных претензий второго брата. Бог Луны не проявлял особого внимания к ее владениям, но мало ли... Аматерасу сказала, что одна ее подружка зовет Цукуёми в гости. Девушка эта была со странностями, о чем богиня солнца ведала. Когда проголодавшийся бог сел за стол, Укемоти пожевала еду, выплюнула и предложила этим угощаться. Цукуёми разгневался, выхватил меч и зарубил хозяйку дома.

Аматерасу потом скажет другим богам: видите, и этот мой брат идиот. И прогонит Цукуёми из Такамагахары.
Сусаноо со временем адаптируется в изгнании, женится, нарожает детей. Его внук – Оокунинуши – станет одним из семи богов счастья. Про Цукуёми же известно мало. В 487 году весной он явился людям и попросил приношения: служите мне, и да будете довольны и счастливы. Ему отдали поля в провинции Ямасиро и служителя, от которого произойдет род. Обрывки разных легенд намекают, что этот род, клановая фамилия которого означает «единственная ветвь», и есть всё потомство Цукуёми. Это потянет еще одну теорию.

Последний жирный намек, и можно перейти к теории:
https://s15.postimg.cc/yelan3stn/image.jpg


夜より生まれ、光を領る (родился ночью чтобы нести свет)

Теория: «Ято – реинкарнация Цукуёми».
Первое оружие Ято могло разлиться водой (связь Цукуёми с водой, приливы и отливы).
Считается, что луна влияет на поведение человека, психическое состояние, количество преступлений, роды. Сам Ято зависим от циклов луны. У него две стороны: ему нравится убивать и хочется приносить людям счастье. Темная сторона есть и у Цукуёми (пришел как гость и убил хозяйку дома). Да и луна – свидетель и убийств, и признаний в любви.

В храмы Цукуёми ходят женщины, молясь о благополучных родах. Хоть Ято и говорит, что ненавидит детей, показывает обратное: с детьми он неплохо ладит. В храме Цукуёми на острове Ики путешественники молились о доброй дороге. Сам Ято вечный путешественник бродяга. Цукуёми был связан с гаданиями. Имя Ябоку означает Ночное Гадание, по словам отца он тот, кто должен решать судьбу человечества. Одно из значений имени Цукуёми – ведущий счет лунам. Ято прекрасно разбирается в математике. У Цукуёми был меч (им он убил Укемоти), хотя упоминался и лук. Оружия Ято превращаются в клинки. Однако у него никогда не было сразу несколько шинки, так что неизвестно, будут ли все подряд превращаться в колюще-режущее.

Если в главе 71 Ято всё же переходил во вторую форму (а не в арамитаму), это тоже можно забросить в копилку доказательств теории о Цукуёми. С Ято стекла тень и поползла к Аматерасу, пятно попало на богиню солнца, однако Такемиказучи остановил Ято пощечиной. Похоже на начавшееся затмение солнца, которое заслонили грозовые тучи.

Это все мелкие детальки, которые интересно собирать, но даже скопом они ничего пока не доказывают. В довесок к ним можно подкинуть страницы с луной на фоне.

Но есть важное доказательство (которое из аниме почему-то вырезали).
Если в Ёми поесть «вкусняшек», божество останется там навечно. У Эбису был план на самый крайний случай – самоубиться. Тогда бог переродится возле своего храма. Но для Ято нет ничего важнее жизни. Не сумев вырваться из Еми, он понял, что останется там навсегда: умирать не хочет, в свою реинкарнацию не верит. Какой-то неизвестный бог бедствий застрял на веки вечные в преисподней, – кого из высших богов может волновать его судьба?
Но явилась Аматерасу и помогла его вызволить.


Почему никто его не помнит?
Новый Такемиказучи примерно того возраста, что и Ято. Тэнзин – ровесник Ято. Бишамон – из «понаехавших», Эбису постоянно перерождается.

В манге упоминались войны между японцами и северными племенами – эмиши (они были и в реале). Божества тоже без дела не сидели – сражались. В одной из битв японцы потерпели поражение, их многочисленные боги погибли и даже Аматерасу была серьезно ранена. Переродившиеся боги теряют память. А Цукуёми давно изгнан из Такамагахары – кто его вспомнит в лицо в 21 веке?
Может, и есть такие. Правда, Фуджисаки очень старался, чтобы сын никому не попался на глаза, смещая их интерес на Бишамон. Но даже когда Ято стал центром внимания, его никто не узнал.
Встречал предположения, что если Ято=Цукуёми, то когда-то он сам перерубил связи. Хз


Противники этой теории ищут дыры, поклонники – чем их можно заткнуть (дыры, а не оппонентов).
Даже если считать, что Ято – это просто Ято, можно обнаружить странности и нестыковки. Например, почему Ябоку несчастен, если убивает по велению своей природы, в то время, как боги, которые в ладах со своей природой, счастливы? Или зачем Аматерасу спустилась с небес, чтобы помочь вызволить его из преисподней?

Что такое Норагами? Может это сказка с сюжетом "из грязи в князи", повествующая о том, как никем не признанный бог бедствий вопреки моральному и физическому, да и просто нечеловеческому давлению со стороны отца вырвался из оков деструктивного существования, прошел через личный ад и понял, что его природа не только резать. А еще – грустная история его отца, который из-за смерти близких людей возненавидел небеса настолько, что его отчаянные желания породили бога. И – сказание о том, что желания нужно формулировать верно, особенно, если лепишь божество. Где-то чуток стоит засомневаться, пожелать мира, немного счастья – и вместо яростного бога бед перед вами окажется неуверенное существо, которое внезапно для вас захочет сделать всех счастливыми, но будет лишено правильного алгоритма и направления. Потому что в его природу пропишутся все ваши проявленные сомнения и нерешительность.

Тогда центральная кульминация этой истории – противостояния Ято и Фуджисаки, Ято – и его внутренних «демонов», мстительной души Фуджисаки – и его жаждущего мира подсознания.

Но если теория о Цукуёми верна?
Тогда Норагами – это история про очень долгое и тяжелое искупление за убийство, которое длится даже после смерти и перерождения. А вся жизнь Ято – прямое доказательство для Аматерасу, что ее брат способен перебороть отрицательные стороны: гнев, эгоизм, раздутое самомнение и пофигизм.

Имя Цукуёми не дает гарантию быстрой и банальной концовки. Знатное происхождение ничего не решает. Эбису, несмотря на то, что был первенцем Изанаги и Изанами, ничего не имел, и добиваться всего ему пришлось с огромными усилиями. У лунного бога тоже кроме имени особо и нет ничего, в сказаниях он ничем не выделился (кроме пресловутого убийства хозяйки дома), на семью и потомков небогат (как те же Аматерасу и Сусаноо), из Такамагахары изгнан. Его храмы очень скромные, их можно пересчитать по пальцам.

"Да-да, теперь ты можешь дышать, не страшась этого", — вот такие слова, обращенные к главному персонажу, хочется увидеть в итоге. И чтобы от него, наконец, отвалилась вся та вина ("я умею только убивать"), которую навешал на него «отец», и которую он веками таскает зазря.

Но и этого не будет. А главный конфликт манги не закончится столкновением Ято и Фуджисаки. Ято придется вживаться в новую для себя роль. В Такамагахаре свои правила: сыскавшегося Цукуёми заставят влезть в уготованное всем небесным божествам прокрустово ложе. Каким противостоянием это обернется в итоге? Ведь в пантеоне множество других богов, которым давно осточертело исполнять роль винтиков.



Предупреждение: продолжаются спойлеры по манге


А теперь – о Хиёри. Или даже обо всём ее семействе

«Я самая обычная девочка», — говорит Хиёри. Она послушна, в меру скромна и без мэрисьюшности. Когда ее просят отойти – под ноги не лезет. Даже когда всё катится по наклонной, она, понимая, что ничем не поможет, уходит с главного плана на периферию, но не прячется, а действует, исходя из своих возможностей. Она не из тех, кого рыцари без страха и упрека обязаны вечно спасать. Хиёри, как и любой обычный человек, забывает Ято если долго его не видит. «Я простая школьница», — снова и снова твердит она, будто пытаясь убедить в этом и читателей, чтобы они ослабили внимание да позабыли, что девочка умеет дружить с богами и лупить аякаши.

Только она, как и ее родные, совсем непросты. Сразу тычется в глаза, что дом-то у семьи – нехилый особняк, родители – хорошо известные и обеспеченные люди, владельцы частной клиники, и дочь воспитали ответственной, самостоятельной и доброй. А еще – самоотверженной: не каждый человек бросится спасать незнакомца, рискуя собственной жизнью.

После происшествия с автобусом Хиёри начала отчетливо видеть жителей дальнего берега. Хотя Ято она заметила до того. Мать Хиёри также чувствовала потусторонний мир. А в ситуации сильного стресса и опасности тоже стала видеть (в больнице во время беспорядков она обращается к душе дочери, а не к лежавшему без сознания телу). Далее по сюжету появляется человек, который запоминает Ято и Юкинэ, зовёт их на задание повторно и даже приводит в дом. «Глазастый» парень оказывается братом Хиёри. Как и сестра, он любит водить дружбу с жителями дальнего берега. Еще один глазастый человек в их семье – бабушка по линии матери. Она объясняет внукам, что это наследственное.


Поговорим о роде Ики?
Ики – фамилия бабушки. Ее дочь Саюри (мать Хиёри) – урожденная Ики. Это означает, что фамилию сменить пришлось мужу, а не ей. В Японии женщины с аристократическими фамилиями не меняют их после замужества и передают детям. Да и подруги Хиёри шутили что ее мама – леди, а дочка растет совсем не такой, и этим может огорчить своих близких. Но что это за род такой – в списках известных японских фамилий его нет вру, есть %)  Кто умеет в японский?

Вернемся к манге, в которой реальность, известная мифология и фантазия авторов тесно переплетены. Глаза всех представителей семейства, «видящие многое», дают подсказку, что основатель рода непрост.
И (та-дам!) упоминание рода Ики есть в Нихонги. И связано оно с одним из синтоистских божеств. С каким? Цукуёми. (апд. Аж с двумя богами!)

Про Цукуёми известно мало; Кодзики и Нихонги – древнейшие письменные памятники Японии – упоминают его редко. Аматерасу – богиня солнца – прогнала Цукуёми, прилюдно обвинив в жестоком убийстве, хотя, судя по всему, сама же ситуацию и подстроила, чтобы избавиться от возможного претендента на ее руку и трон.

Итак, боги синтоизма правили, воевали, рожали других богов и людей. А бог Луны тем временем скитался ночами, особо ни с кем не пересекаясь. Но весной 487 года он решил громко заявить о себе, явился людям и попросил приношения: служите мне, и да будете довольны и счастливы. Ему отдали поля в провинции Ямасиро и назначили священнослужителем Ошими-но Сукунэ. Его потомки продолжили служить Цукуёми. Фамилия их рода – Ики (единственная ветвь).

Предок Хиёри построил храм Цукуёми. Хиёри тоже строит храм для бога.
В английском издании «Matsuri : the festivals of Japan» авторы Herbert E Plutschow и P G O'Neill исследовали синтоизм и буддизм. В главе «Потомки Богов» перечисляется, какой род (клан) от какого божества «произошел». Цитата из главы: «The Iki clan worships the moon (Tsukuyomi) as the clan's ancestor» (перевод: «род Ики поклонялся луне (Цукуёми) как своему предку»). Неоднократно мне встречались разные источники (их достоверность проверить не получается, а потому приводить не буду), в которых род Ики упоминался как единственный род Цукуёми.

У имени Цукуёми несколько значений, да и записывается иногда разными иероглифами: Сияющий бог Луны, Призывающий Луну, Ведущий счет лунам, Управляющий царством ночи, Смотрящий за лунными ночами и Стреляющий из лунного лука. По поводу последнего: у бабушки Хиёри в доме есть лук, из которого она выстрелила в незваных гостей. Может ли это оружие быть неотозванным шинки Цукуёми? Выпущенная стрела странно светилась, и уж сильно перепугались духовные существа этого оружия (а ведь богов могут убить только шинки или аякаши, обычное оружие не нанесет им серьезного ущерба).

Если две теории окажутся верными (про род Ики и про Цукуёми), то Хиёри родственница Ято - его прапра(...)праправнучка. И их встреча была неслучайной.

Мелкий бонус: японцы любят гороскопы и вешают знаки даже придуманным персонажам. День рождения Хиёри 28 июня, знак рака. Интернет-гороскопы выдают следующее: «Луна правит Раком, проявляя себя в полной мере, во всех гранях. Луна в Раке у себя дома – здесь самое комфортное место». Хз, что это означает, но для теорий про Ято и Хиёри это звучит символично и даже немного пошло ))


Дополнение:
Я залез в японскую вики – https://ja.wikipedia.org/wiki/壱岐氏, а заодно еще наоткрывал туеву хучу вкладок и потерялся в них (гугло-переводчик, аха-ха, что ты творишь?). Ики ведут род от древнего японского рода Накатоми (тот самый, с которого начался род Фудживары). Основатель рода Накатоми – Амэ-но Коянэ-но микото. Это бог ) Помните зеркало, которым боги выманивали Аматерасу из пещеры? Вот этот Амэ-но Коянэ-но микото вместе с Футодама-но микото зеркало и приволокли.
(Не буду трогать родословную Сакуры, которая, скорее всего, имеет отношение к роду Фудживары, но вы видите, чем запахло, да?).

Итак, по порядку:
Когда Цукуёми спустился на землю и потребовал приношений, ему в качестве священнослужителя выдали Ошими-но сукунэ из божественного рода Накатоми. Ошими, а затем его (ее) дети и внуки служили при храме. С них начался другой род – Ики, продолживший служение Цукуёми.

  Что-то веселое про остров Ики, род Ики, Цукуёми и храм Цукуёми. Кто умеет в японский?



Юкинэ

С самого начала видно, что прошлое Юкинэ совсем непростое. Ято, найдя его, плачет. Он не хочет бросить мальчика, даже когда понимает, что шинки ему не подходит, а только разрушает. Ято не может предпринять каких-либо мер, чтобы остановить запутавшегося ребенка, боится, что его действия покажутся давлением или насилием. Когда проблема обретает масштаб, и Казума из лучших побуждений просит Ято отозвать имя и прогнать превращавшегося в аякаши шинки, Ято рискует собственной жизнью, но не отпускает ребенка. «У него были серьезные проблемы с отцом». Он не скажет это вслух, чтобы Юкинэ не начал вспоминать. И уж тем более он не скажет: «как и у меня»

В Юкинэ слишком много боли, он способен этими эмоциями жалить не только призвавшего его бога, но и зрителей, а особенно читателей. «Обнять и плакать», — выражение точнее не придумать.

Оружие, которым становится Юкинэ при призыве – голый клинок. Там, где должна быть рукоять, металл обернут рваной тряпицей или даже бинтами. Представьте нож без рукояти, обернутый тонкой тканью, попробуйте взять и нарезать мясо. Теперь представьте в руке одати – большой и тяжелый японский меч. Без рукояти, да. Размахиваем, шинкуем противников. А кто говорил, что с найденным на улице подростком будет легко?

В отличие от Ято, мы не знаем детали жизни и смерти Юкинэ. Догадайтесь о размерах личной трагедии этого мальчика, наблюдая за реакциями Ято, — предлагают мангаки. Переживания, одиночество, страхи, раздражение, досада, вспыльчивость, возбуждение, зависть к живым, ненависть, пустота и осознание, что тебе не осталось ничего, даже памяти о своем прошлом, а впереди бесцельное и бессмысленное существование – всё это разрушает и без того несчастную душу ребенка, а вместе с тем и очень мучительно убивает нашедшего его бога.

Быть брошенным и забытым – то, чего Ято боится больше всего. Найденный ребенок все эти ужасы носит при себе, заставляя Ято постоянно думать о своих страхах. Ребенка покинули мать и сестра, выбросил отец, оставив на мучительную смерть, — эти «файлы» прошлого теперь навсегда прописались у Ято на «жестком диске». Но бродячий бог ничего поделать не может. Он не готов поддержать, поговорить по душам, унять терзающую боль и страхи и заверить, что всё будет хорошо, – потому что сам был лишен такой поддержки. Он не способен обеспечить своего шинки крышей над головой, одеждой и пищей, ведь психологически Ято сам еще ребенок, однажды сбежавший из дома. Ему проще допустить, что пятнадцатилетняя школьница сможет лучше позаботится о Юкинэ. И Ято позволяет увести мальчика.
Что говорит Юкинэ? Я был оставлен даже богом.

Как умер Юкинэ? Лучше не знать. Некоторые читатели доходили до нервного срыва.

Его прошлое фанаты складывали по кусочкам. Родители развелись, мать уехала, забрав девочку, мальчик остался с отцом. Отец пил, денег на необходимое не хватало, ребенок недоедал, болел. Отец избивал его. Юкинэ писал письма матери и сестре, но отец не позволил отправить их. Однажды отец избил мальчика до полусмерти. Кажется, вывез в багажнике за город и то ли там и оставил, то ли заживо закопал. А может просто выбросил в мусорный бак и захлопнул крышку. Последний свет, что видел ребенок, сияние полной луны. Ято нашел неприкаянную душу, «дежурившую» у почтового ящика в свете фонаря. Неотправленные письма и страх темноты задержали там мертвого ребенка.


Дарт Ведро: Ято, я твой отец!

Почему ведро?
Читателей, в отличие от зрителей, мучили дольше. Авторы ввели персонажа загодя, но, не желая так скоро раскрывать его личность, всегда, когда Нора или Ято говорили с отцом, рисовали ведро. Для отвлечения внимания или же это был божественный скайп? папаша стоял возле ведра – иногда можно увидеть часть его балахона. Но читатели веселились на каждой странице, где обнаруживали ведра и даже «говорящие стаканчики».

Отец не раз говорил, что он человек, и что Ято существует благодаря его желанию. Но, учитывая, как часто папаша лгал, поверить в его человечность не так просто.
  • Он призывает шинки. Двоих нам показали: Мизучи и Эдачи (клан Чи / или Ти). Какой человек может давать имена духам?
  • Он выполняет мелкие желания одноклассников и говорит, что проигнорировать их не может. То ли бог, то ли просто тряпка. Или осваивает совершенство даяния %)
  • Ранее он спускался в Ёми за первой кистью. А человек не способен спуститься в преисподнюю и выйти из нее.
  • Он спокойно затерялся на небесах в толпе богов. Правда, и Хиёри в виде полу-аякаши это делала.
  • Он не дохнет, как все смертные.
  • Он слишком хорошо знает всё о богах. Когда Ято только родился, его отец знал даже про «самые страшные секреты» богов (т.е. богов изучил не на примере Ято).

    Нора обещала, что придет отец и вытащит их из Ёми. Отец не пришел. Скорее всего, он просто ошивался рядом, но позвать не мог, ведь на такое способен лишь человек. Впрочем, Нору он вытащил. Но призвав ее как своё оружие.
    То ли он бог, то ли был изначально человеком, но стал богом или подобным богу. Какие варианты?


    Теории:

    Фуджисаки = Изанаги
    Изанаги – бог, породивший других богов и людей, по сути – отец всего сущего. К Фуджисаки все его шинки, а также Ято обращаются «отец». Его настоящее имя никому неизвестно.

    Оба спускались в Ёми: вернуть жену, забрать первую кисть котоноха.
    Оба довольно эмоциональны, даже импульсивны. После смерти жены Изанаги убил сына Кагуцучи; увидав настоящий облик жены в Ёми, он дал дёру, а после того, как выбрался, долго отмывался.

    Фуджисаки показывает свое превосходство над остальными богами: Бишамон в его представлении – заигравшийся ребенок, Такемиказучи легко управляем. «Отец» способен манипулировать небесами, и поначалу он это делает, пока из-за Наны и Ято ситуация не выходит из-под контроля.
    Но если он Изанаги, зачем ему уничтожать богов? «Я вас породил, я вас и убью»?


    Фуджисаки = Сусаноо
    Сусаноо – еще один бог, который возможно побывал в Ёми: он собирался «повидаться с матушкой».
    У Сусаноо были причины ненавидеть свою старшую сестру Аматерасу, после того как она и другие божества прогнали его из Такамагахары.


    Фуджисаки = Инари
    Инари был мужем Укемоти. Аматерасу, зная своего брата Цукуёми, а также странные привычки Укемоти, скорее всего, намеренно попыталась «свести» их. Цукуёми зарубил богиню еды, и этот поступок позволил Аматерасу показать перед остальными богами жестокость брата и изгнать его.
    Фуджисаки мстит небесам за смерть своей любимой (девушка с веснушками). Допустим, что девушка – Укемоти. Аматерасу убила ее руками Цукуёми. А муж погибшей теми же руками решил отомстить Аматерасу?
    И по поводу имён шинки. Ято, призывая своих, использует окончание «нэ» - как воспоминание о Таманонэ (настоящее имя Сакуры). Фуджисаки дает своим шинки имена с окончанием «чи» («ти») - Мизучи (Мизути), Эдачи (Эдати). В память об Укемочи (Укемоти)?
    Фуджисаки, проверяя новую котоноху, создал аякаши-лисицу (лиса – символ Инари). Возле храма Инари свалился Ято после первого «раунда переговоров» с богом грома. Лису кто-то узрел в статуе из воспоминаний Юкинэ. Хотя, думаю, это больше на зайца похоже. Да и лису он создал лишь однажды, неизменно он создавал аякаши-волков. Божество Инари уже присутствует в манге. А вообще с Инари ситуация странная: «Инари может представляться в образе мужчины, женщины либо андрогина-бодхисаттва и иногда рассматривается как собирательный образ трёх или пяти отдельных ками. Однако, состав этих божеств не был постоянным, в него включались различные ками: Изанаги, Изанами, Вакумусуби, Уканомитама, Сарутахико, Омияномэ, Танака, Укэмоти и др.». Как-то сложно слишком: тут и Изанаги, тут и бодхисаттва, тут даже Укэмоти. Не бог, а матрешка какая-то


    Фуджисаки = бодхисаттва
    В буддизме это человек, который достиг просветления, но чтобы спасти живых существ от вечного цикла перерождений, отказался уходить в нирвану.

    У Фуджисаки одежда и посох буддийского монаха. Разрыв связей между богами и шинки он называет освобождением. Бодхисаттва находится в «пограничной линии реальности». Так и Фуджисаки не совсем человек, только пользуется человеческими телами, меняя облик. При этом в Такамагахаре он находится, как и Хиёри, в духовном теле, пока реальное тело спит. Его могут показать сражающимся в монашеском одеянии, а в следующей сцене он, едва проснувшись, сидит на постели в пижаме. Одноклассники говорили, что Кото умеет засыпать внезапно.

    Почему внешность его души такая, как и у тела, в которое «отец» вселяется?
    Думаю, с телом не всё так просто. «Отец» не может просто так вселиться в первое попавшееся. Фуджисаки Кото даже не в Токио проживал, где происходят главные события Норагами, – ему пришлось переехать. И к телу он бережно относится; видимо, в каждом захваченном теле ему приходится проживать всю человеческую жизнь, а тогда может получиться, что личности «Кото Фуджисаки» никогда не существовало – это всё «отец».
    Однако в те моменты, когда Фуджисаки увлечен, у него будто начинают проявляться другие черты лица, а изначально темные глаза светлеют. И тогда он очень похож на Ято. Мангака даже в шутку изображает у обоих одинаковые ухмылки.

    Еще один момент. Фуджисаки ненавидит богов. И к сыну относится пренебрежительно, даже, скорее, с изрядной долей жестокости. Ято хорошо знает своего отца – еще бы, за столько лет. И о его ненависти к небесам – тоже. Во время небесной заварушки он пробует представить о чем отец думает. Но что происходит с Фуджисаки, когда он видит, что в заварушку утянуло с головой и его сына? Это совсем не похоже на «шеф, всё пропало!». Папаша, издавна привыкший жить в тени и сбегать, едва его жизни или здоровью что-либо угрожает, в этот раз собрался вмешаться на глазах всей Такамагахары и остановить пытки сына. Мизучи ранее подталкивала Фуджисаки к действиям, теперь же ей пришлось останавливать его.

    Получилась такая вот рекурсия. Отец страдает, наблюдая страдания сына, который страдает, наблюдая страдания сына.


    Шинки

    Есть среди неприкаянных душ такие, что могут стать святым оружием для богов. Эти души привязало к земле их неугасимое желание выжить. И за свою жизнь они боролись до последнего. Прошлое из жизни некоторых шинки нам показали. Всех их объединила тяжелая смерть. Так же это можно заметить, если понаблюдать за богами в те моменты, когда они дают душам имена и принимают на себя их память. Ято, увидав прошлое Юкинэ, заплакал, а у Бишамон, когда она дала имя Мине, дрожали руки. Думаю, что эти души способны стать шинки и благодаря безумию, которое накрывает их в последние мгновения жизни. Это безумие остается с ними запечатанным вместе с памятью, но дает шинки способности пользоваться чертой и заклинаниями.

    Мне попадались мнения фанатов, отчаянно желавших видеть Хиёри в качестве шинки Ято. Вот, например, немного шибанутый диалог:
    ххх: Когда Хиёри умрет...
    ууу: Хиёри не умрёт, а станет его шинки, и они будут счастливы!
    ххх: Чтобы стать шинки, надо умереть!


    Нет. Хиёри не может стать шинки.
    Она полуаякаши. Если умрет – станет аякаши. За реальную жизнь она не держится, иначе не проводила бы столько времени в виде духа. Но и на перерождение уйти не сможет, т.к. сильно связана с потусторонним миром. Именно поэтому Тензин требовал, чтобы Ято разорвал с ней связи: девочка сломалась, надо бы починить.

    Осознавала ли Хиёри, что с ней произошло?
    Да.

    Ты наполовину аякаши. Среди знакомых Ято нет никого приличного, — говорит Казума при встрече с ней, после чего девочка решает, что ее сейчас убьют.
    Казума, ты водишь компанию с мерзостью, — говорит Кагуцучи, увидав рядом с ним Хиёри.
    Ее душа слишком грязная, чтобы стать шинки, но я могу дать тебе котоноху, и ты сможешь ее приручить, — говорит Фуджисаки сыну. По сути, заявляет: Хиёри станет аякаши, чудовищем с вечным чувством голода и холода, но я помогу тебе надеть на нее цепь и намордник и заставлю подчиняться тебе.

    У Хиёри очень непростая ситуация. Живя на два мира, она подвергает риску не только свою жизнь, но и душу. И если Хиёри умрет, душа застрянет без возможности переродиться или отправиться на покой.


    Изнанка

    До определенной главы основной конфликт Норагами скрыт. Друг за другом проявляются разногласия, главный инициатор которых играет из тени, выставляя на свет своих марионеток. Он принимает на себя ненависть читателей. Он стравливает богов. Он ломает имена шинки, из-за чего те становятся аякаши. Он доводит до исступления мальчишку: впервые Юкинэ готов убивать. Но при этом заявляет, что не враг.
    Фуджисаки противостоит небесам. А заодно сложившейся системе.

    Что собой представляет эта система? С самого начала Ято выдает: «боги всегда правы». Однако неизменно найдутся те, которые правее. Это хорошо видно в арке с Ёми и Эбису: для наказаний доказательства виновности не нужны. Небеса используют детей-шинки в качестве оружия для пыток и казни. Чтобы выяснить местопребывание Эбису, небеса пытают и жестоко убивают его клан Ми.

    С Бишамон ситуация повторяется: вместо того, чтобы прояснить обстоятельства, небеса отдают приказ казнить богиню и допросить ее шинки, выпытав как те могли допустить подобное преступление.

    Что происходит, когда вмешивается Ято, желая спасти Бишамон? Его приговаривают к смерти, а его шинки – к вечному заточению в каменном гробу. Именно так поступили с Арахабаки (бог эмиши) и его хафури. А шинки-то за что? Так ведь боги всегда правы. А если неправы, это вина их ведущих.

    Связи между богами и их шинки – это еще одна вещь, которую хочет разрушить Фуджисаки, считая ее противоестественной. В буддизме цель души – достичь просветления, вырваться из цикла перерождений и уйти на покой. Но шинки остаются навечно привязанными к своему богу, должны ломать в себе человеческие чувства, чтобы не ранить ими своих хозяев, а их память остается запечатанной. «Просветление» инициирует превращение их в аякаши: вечно голодных призраков, ищущих тепло, свет и спасение. Не очень приятное просветление, не так ли? Божеству больше ничего не остается, кроме как убить такое несчастное существо.
    Фуджисаки же считает, что их убивать не следует. Почему так?

    Веками он говорит Ято: «ты не можешь никого спасти». То же самое он заявляет и Бишамон. Богов он ненавидит, людей, всё им прощающих, осмеивает и презирает. Систему, при которой боги творят всё, что пожелают , а люди продолжают верить и прощать им всё, он намерен сломать.
    Если не боги спасители, видимо, спасать хочет он.

    Так кто же такой Фуджисаки? Главный антагонист? В своей системе координат он прав. Он добр с окружающими, сострадателен, его ориентиры – справедливость, правда и свобода, он явился творить благо и спасать. Историю Норагами нам показывают со стороны богов, лишь изредка приоткрывая обратную сторону. Судить Фуджисаки по его методам пока довольно сложно. Но отлично видно одно – как отец он мразь та еще. Каким же образом он собрался спасать и просветлять, если всю жизнь растаптывал тех, кого назвал своими детьми?


    Цитаты из девчачьих эрофанфиков по Норагами

    Предупреждение - 17+
    (примечания мои)

      СПОЙЛЕР


    Исправил(а): N.D., 02 октября 2018, 16:00
  • Дата сообщения: 20 августа 2018, 20:18 [ # ]
    Rem 
    Mog
    HP
    MP
     LVL. 9
     EXP. 976/1000
     Рег.: 06.01.2011
     Постов: 7202
      zmaxachz
    Работает над:
    Изучением нового танца
    Профиль PM Сайт  
    Что это за стена текста? ТТ

    --------------
    ~
    Дата сообщения: 20 августа 2018, 22:59 [ # ]
    N.D. Онлайн
    Hope In Eclipse
    HP
    MP
     LVL. MASTER
     EXP. 1691/1000
     Модератор
     Рег.: 26.07.2009
     Постов: 4057
    Читает:
    Noragami
    Профиль PM 
    Rem, меня накрыло ))
    Дата сообщения: 20 августа 2018, 23:06 [ # ]
    sourcedirect 
    HP
    MP
     LVL. 8
     EXP. 520/700
     Рег.: 30.06.2013
     Постов: 694
    Профиль PM 
    Лучшее, что я читал на форуме.
    Дата сообщения: 21 августа 2018, 02:29 [ # ]
    < Предыдущая тема | Следующая тема

    [ Подписаться на тему :: Отправить тему на email :: Версия для принтера ]

    Единственная страница темы

    ответить новая тема новое голосование
       Рейтинг@Mail.ru        Яндекс.Метрика
    (c) 2002-2018 Final Fantasy Forever
    Powered by Ikonboard 3.1.2a © 2003 Ikonboard
    Дизайн и модификации (c) 2018 EvilSpider