[ Вход :: Регистрация ]
Логин:   Пароль: 
Страницы: (4) « [1] 2 3 4 »  ответить новая тема новое голосование
Тема: Игра-восьмидневка, Сам рассказ.
Вердек 
Фантазёр
HP
MP
 LVL. MASTER
 EXP. 2185/1000
 Автор FFF
 Рег.: 29.10.2006
 Постов: 6086
 
Профиль PM 
Эта тема для рассказа-восьмидневки. За подробностями, объяснениями, комментариями и обсуждением обращаемся сюда.

Итак тема рассказа - "Прыжок в никуда."

Правила игры:

1.  Рассказ пишется не сразу, а в течении восьми творческих дней, и выкладывается по одному отрывку/главе в день. То бишь написали сегодня кусок - выложили, написали завтра - выложили. И так каждый день.
Фишка рассказа заключается в том, что все, описываемые в течение творческих дней события, должны постепенно или внезапно привести к безысходной ситуации и совершению главным героем поступка, не сулящего ему ничего хорошего. Хотя необязательно к смерти. Этот поступок гг должен будет совершить в последний восьмой день.

2. Обязательная особенность.
В каждом посте необходимо создать ощущение некоей опасности, конкретной или размытой, реальной или мнимой. Это может быть страх преследования, зомби-апокалипсис, огни в небе, приближающиеся экзамены - всё, на что окажется способна ваша фантазия.
Необязательно в каждом посте делать это ощущение доминирующим, важно на протяжении всего рассказа не дать о нём забыть.

3. На ближайшие два дня будут выдаваться рельсы, которые "на лету" будут задавать общий путь повествованию и по которым рассказ должен двигаться.
То есть на каждый день я пишу событие, которое в рассказе должно произойти. К событию всегда следует пояснение.
Не слишком сковывая вашу фантазию, рельсы постоянно будут прописаны на ближайшие два дня.  Это позволит вам спланировать ход событий. Главная интрига в том, что у всех всё будет по-разному. И интересно будет посмотреть кто и как выкрутится из созданного положения.

ВАЖНО. Сосредоточивать весь пост на заданном событии необязательно. Помимо него может происходить много другого интересного, что придумает автор.

Кроме того на шестой день, за два дня до финиша, я дам пару подробностей относительно того, что должно произойти в финальный день.

4. О размерах. Величина поста оставляются на усмотрение автора, но каждый должен быть не меньше половины вордовского листа.

5. Для удобства чтения, свои посты предваряем упоминанием дня и события которое в нём описывается.

6. Если, по причине загруженности вам придётся пропустить день или два, то нагонять необязательно, продолжайте с текущего, на данный день, события. Хотя, если есть сильно большое желание и возможность, можете и нагнать.

И ещё. Все (ну или почти все) здесь люди взрослые и понимают, что реальная жизнь важнее виртуальной, и может случится, что кто-то начав, не сможет закончить. Никто, кроме Эспера, не будет считать, что участник, выбывший из игры "слил" рассказ. Это детский сад. Приветствуется даже попытка участия.


__

На этом с правилами всё. Ниже следуют рельсы - описание ежедневных событий, которые будут обновляться с каждым днём.

Напоминаю, в пределах отведённых рамок вы можете творить всё, что угодно. Можете забацать ужастик, можете научную фантастику, детектив, мелодраму - всё на ваше усмотрение.
Однако желательно, чтоб все события в вашем рассказе были органично связаны между собой.

  Смерть в лесу. (Окончен).


Прыжок в никуда.

Начало - воскресенье 19.03.2017.
Рельсы-события.

Воскресенье.
Гром и молнии.


Суть. Поскольку конкурс всё же литературный, то в первом посте извольте дать, в меру своих талантов, красивое описание грозы. Гроза должна быть настоящей. ГГ не обязательно мокнуть под дождём, он может наблюдать за грозой из дома, из машины, сквозь тюремную решётку, хотите, можете шарахнуть его молнией. Как вам заблагорассудится.

Понедельник.
Молчание - золото.


Суть. В рассказе должно появиться нечто о чём лучше никому, кроме ГГ, не знать. Это может быть совершённый поступок, находка, что-то увиденное, некий открывшийся секрет и прочее, что придёт вам в голову. Так же нужно указать причину по которой не следует распускать язык.

Вторник.
Нежданчик.


Суть. Здесь всё просто. В рассказе должно произойти что-то, чего ГГ не мог ожидать. Разумеется, недостаточно просто неожиданно запнуться о порог и пойти дальше. Нежданчик должен быть значимым для сюжета.

Среда.
Хук справа.


Суть. В жизни ГГ случается что-то плохое. Сбываются его худшие опасения, судьба ставит ему подножку, что-то мешает его планам - всё, что вы сможете придумать. Если Нежданчик подразумевал любую неожиданность, в том числе и хорошую, то сегодня жизнь ГГ, ожидаемо или неожиданно станет хуже хуже чем была вчера.

Четверг.
Шёл. Упал. Очнулся, гипс


Суть. Едва ли нужно объяснять, что кто-то в рассказе должен получить травму. Будет это ГГ или кто-то другой. Станет ли она впоследствии смертельной или пострадавший быстро поправится - решать вам. Но травма не должна быть поверхностной, а нанести немалый вред здоровью.

Исправил(а): Вердек, 21 марта 2017, 19:38

--------------
Перевод игр серии Dragon Quest.
Дата сообщения: 22 октября 2016, 08:46 [ # ]
Esper Онлайн
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 973/1000
 Рег.: 21.08.2009
 Постов: 4895
Играет в:
Огдана
Профиль PM 
Ну раз уже понедельник.

Паладин.

-Мы приближаемся к лесному озеру. – Проговорил святой отец Ноч, внимательно осматривая своего собеседника.

Белый плащ с вышитым на нем символом из двух тонких полупрозрачных крыльев украшал хорошо начищенные доспехи человека мускулистого телосложения. Человеком этим был известный в народе паладин, служитель света, сам Сэр Бортон Дэ Лорн, цель визита которого к озеру была отнюдь не так проста, в этот летний теплый денек он доставлял к месту казни одного преступника, да не обычного. Преступником оказался никто иной, как друг Бортона, служивший долгое время церкви, до тех пор, пока не был уличен в серийном убийстве женщин, после чего пойман самим Сэром Бортоном, и им же приговорен к смерти.

Сопровождает сию компанию сидящий по правую руку Бортона его оруженосец, молодой 19-летний парень Лиз, держащий ножны с мечем паладина. На робе Лиза был так же вышит символ с двумя тонкими крыльями, рисунок тот был признан подчеркнуть известность своего господина, ведь только титулованные паладины имели честь вышивать у себя на одежде уникальные узоры, служащие своего рода «клеймом», позволяющим сразу отличить народного героя от обычного служителя церкви. Паладины сами решали, что именно изобразить на этих рисунках.   Так же компанию сопровождали несколько Святых Стражей, верно служащих церкви и святому отцу лично.

Бортон, его оруженосец и святой отец вышли из повозки, из второй же повозки несколько стражей достали человека худощавого телосложения в лохмотьях, закованного в цепи.

-Так вот какое место ты решил выбрать для моей казни, «друг». – с призрением произнес преступник

-Я решил, что тебе понравится оно. – с воодушевлением и улыбкой на лице заговорил Бортон – Спокойный лес, чистое, нетронутое озеро в дали от цивилизации, можно ли придумать место лучше этого, чтобы найти свой покой от руки правосудия?

Казнь бывших служителей церкви была очень редким событием, те, кто выносил приговор, согласно традициям, должны были обустроить все лучшим образом, что бы казненные, не смотря на свои грехи, смогли познать покой в загробной жизни. Ключевой деталью было «место», в отличие от казни обычных преступников, служителей церкви было принято казнить в дали от глаз толпы, в уединенных местах, что бы это не наносило вред репутации церкви.

-Как ты можешь к этому так спокойно относиться? Мы же с тобой друзья! Дай мне шанс искупить свои грехи!

-Я рад, что мой друг познает свет правосудия от моей руки. Твои грехи будут стерты моим мечем, а мой праведный свет наполнит твое умирающее тело умиротворением. – с воодушевлением продолжал говорить Бортон

-Твоя решимость казнить собственного друга достойна уважения, не многие бы хотели оказаться на твоем месте. – заговорил Святой Отец – Если ты хочешь, я могу освободить тебя от такой ответственности.

-Как я могу хотеть такого, Святой Отец? Мой друг стоит предо мной, наполненный чернью грехов, мне больно наблюдать его истерзанную душу. Любой на моем месте был бы рад смыть грехи того, кто ему не безразличен. – Бортон был явно вдохновлён тем, что здесь происходит.

-Есть ли хоть что-то, что может заставить тебя передумать? – уже без особой надежды спрашивал осужденный.

-Только если сами небеса укажут мне иной путь.

-Что ж. Жаль. Очень жаль. Святой Отец, я пытался, у меня не вышло. Да вы и сами все видите. Оставляю наши судьбы в ваших руках. – осужденный явно был расстроен.

-Мне никогда не хотелось, чтобы все так закончилось. Стража!

Стражники тут же достали свои мечи и направили их в сторону Бортона.
Бортон на мгновение застыл от удивления, он явно был шокирован происходящим, но боевые инстинкты не долго заставили его стоять в оцепенении.

-Лиз, меч! – крикнул Сэр Бортон, отводя правую руку чуть назад, в сторону, где должен был стоять его оруженосец.

Спустя секунду Бортон, не дождавшись своего меча, повернулся, и увидел, как его оруженосец стоит в десятке метров от него, испуганно глядя на своего господина и крепко сжимая ножны в своих руках.

Тяжелый удар рукоятью меча по голове отвлекшегося паладина от рядом стоящего стражника не заставил себя долго ждать, в глазах потемнело, но Бортон остался стоять на ногах, ровно до тех пор, пока в его голову не пришел второй удар. А потом третий и четвертый. Сознание покинуло народного героя.

Очнулся Бортон уже привязанный к дереву рядом с озером.
Рядом стояли стражники, неподалеку Святой Отец активно обсуждал что-то с «бывшим» преступником, руки которого уже были свободны от цепей.  Неподалеку стоял оруженосец, все еще держа ножны с мечем в своих руках, и внимательно слушал диалог.

-Я вырву ваши грешные и лживые сердца! Вы заплатите за все, что тут происходит! – яростно закричал Бортон, безуспешно пытаясь высвободиться.

-Пойми нас правильно – отвлекся от своего разговора Святой Отец, подходя к паладину -  мы не этого хотели, но ты не оставил нам выбора.

-Выбор? Грешник, поддавшийся пороку, служитель церкви, защищающий его, и оруженосец, предавший своего хозяина, говорят о том, что у них не было выбора? Порочные твари, вы больше не служители света, вы – бесовское отродье, грехи которых уже нельзя искупить!

-Признай же, Бортон, ты стал заходить слишком далеко. В прошлом месяце мы отправили тебя в деревню казнить ведьму, и что из этого вышло? Ты вырезал всю деревню!

-Они лгали мне, покрывая её!

-Ты мог вырезать им языки за их ложь.

-Ложь исходит не от языка, а от лживого сердца, бьющегося в груди грешника, я вырвал их сердца, так же, как и поступлю со всеми вами!

-И сейчас ты решил казнить брата нашей церкви, верно служащего ей, Сэра Долера, он, конечно, не безгрешен, как и все мы, но он всегда был предан и ни разу не ослушался нас.

Исправил(а): Esper, 24 октября 2016, 05:28

--------------
Я играю в игры в которые никто не играет. Я смотрю аниме которое никто не смотрит. Я делаю сабы которые никто не читает. Я разговариваю с людьми которых не существует. ~
Дата сообщения: 23 октября 2016, 21:24 [ # ]
Вердек 
Фантазёр
HP
MP
 LVL. MASTER
 EXP. 2185/1000
 Автор FFF
 Рег.: 29.10.2006
 Постов: 6086
 
Профиль PM 
Понедельник.
Прерванное веселье.


Пиво картинно, как в рекламе, полилось в кружку, тут же вздыбившись белой шапкой пены. Васян сдул пену на пол предбанника и передал кружку, сидящему на другом краю стола Дане. Друг тут же зарылся в неё носом, сделал несколько глубоких глотков и блаженно выдохнул. Васян налил пива и себе.
- А я тебе точно говорю, - отхлебнув холодного, янтарного напитка, продолжил он начатую беседу - бабам приятно когда их партнёр спортивный и хорошо выглядит. Если здесь, что-то есть - он хлопнул себя по бицепсу, а потом указал пальцем между ног - то и там ты скучать не будешь.
Даня усмехнулся.
- Это по-первости! - сказал он - Не зря же говорят, баба любит ушами. Если у тебя кроме банок и ствола ничего нет, в смысле в голове пусто, ей с тобой скучно станет и она тебя кинет.
- Ага - Васян деланно усмехнулся и откинулся на спинку стула. Дерево, нагретое вырывающимся из парилки горячим воздухом, слегка обожгло голую спину. - Оксанку помнишь из параллельного?
- Ну - буркнул Даня, разделывая вяленого карася.
- Кто первый с ней перепихнулся?
- Ну, явно не ты!
- Я имею в виду из нас двоих, - слегка смущённо поправился Васян - Она на меня первого запала, а не на твой суповой набор.
- Ну, во-первых, не такой уж и суповой - деловито заметил Даня - А во-вторых, вас только на пару недель хватило, а мы с ней больше чем полгода были.
- Ах, ты ж, зараза! - Досадно признал проигрыш Васян.
Стрелки часов приближались к двум часам ночи, но парни никуда не спешили. Жёны, оставшиеся в доме, не ждали мужей раньше четырёх часов, поскольку такие банные посиделки уже много лет как стали традицией двух друзей. Ещё со школьной скамьи, когда они впервые вкусили идеальное сочетание жара парилки и холодного пива в предбаннике, узнали как это волшебное комбо развязывает язык и наружу вырываются самые откровенные, сокровенные и потому сближающие темы, а так же признания в обоюдном уважении и дружбе до гроба. Теперь им обоим было уже по тридцать лет, они выучились, уехали в город из этой деревни, в которой родились и выросли, переженились, но здесь у обоих остались родители, а у Васяновой матери ещё и почти новая баня, срубленная его отцом до того как он несколько лет назад, разбился в аварии. И раз в месяц или в два, друзья регулярно навещали родные пенаты и совмещали это с банными посиделками. Когда пар разгонял по телу сладкую истому, а в каждом сидело уже по трёшке пива, разговоры знакомо перетекали на святое - на женщин, каждый раз поднимая новые или старые темы.
Сегодня, светлый, коренастый Васян, отстаивал точку зрения, что женщины любят красивых и атлетичных, благо сам он в юношестве занимался лёгкой атлетикой и даже несколько раз занимал вторые места на районных олимпиадах, да и сейчас был в неплохой форме. Даня, наоборот был худощав и черноволос, и коньком в разговоре избрал интеллект без которого, по его словам, любой качок быстро становится скучным занудой.
- Ты мне вот, что скажи - Даня протянул Васяну пустую кружку - твоя Галинка почему за тебя вышла? Потому что ты на турнике крутился?
- Ну, что она у меня, совсем дура, что ли? - с заметной гордостью произнёс Васян, наполняя Данину кружку.
- Вот именно! Ты, помимо своей лёгкой атлетики ещё и физмат закончил. Ей с тобой интересно было. С тобой, кроме, постели было чем заняться.
Васян снова ухмыльнулся. Довольно и похабно. Спор можно было заканчивать, хитрый Данька привёл аргумент против которого не хотелось возражать.
- Зато я тебя в два счёта могу уделать - подытожил он, сделав физиономию как у сытого кота.
- Если догонишь - улыбнулся Даня. - Стометровку я всегда быстрее тебя бегал.
- Ага, особенно как в тот раз, зимой, когда ты на Лиственной горе околел от холода.
- Так это когда было! - Протянул Даня - В пятом классе. Я с тех пор закалялся много.
- Ну да, ну да, - подначивал его Васян - видел я. Зимой из бани в сугроб на пять сек выскочишь и назад!
- Да я, к твоему сведению - завёлся Даня - могу в сугробе минут пять пролежать минимум!
Васян словно этого и ждал. Он деловито вытер, испачканные рыбой руки о скатерть и протянул ему ладонь.
- Поспорим? - Сказал он. - Пять минут в холоде не выдержишь.
- Ты нашел когда спорить! В июле! Как проверять будешь? До зимы ждать?
- Сдрейфил?
Даня с такой же напускной деловитостью тут же пожал ему руку.
- А теперь - глаза Васяна победоносно сияли - едем на Кривой ключ! Там вода в любую жару ледяная. Ныряем оба, кто дольше просидит, то и победил!
- А поехали! - Не смутился Даня. Он резко допил остатки пива, бухнул кружку на стол и поднялся.
Старенький отцовский Урал, стараниями Васяна всё ещё был на ходу. Открывая дверь в гараж Васян прошептал.
- Только тихо, девок не разбуди. Если услышат, что мы хмельные на мотоцикл полезли, воплей будет на всё село.
Но Даньку, как назло, пробило на смех. Пока Васян выкатывал стального коня на улицу, он то и дело прыскал и давился со смеху от чего-то, что пришло ему на ум. Наконец он разродился.
- Ты после ледяного ключа как будешь супружеский долг исполнять, а? Галинке придётся очки надевать, чтоб что-нибудь у тебя разглядеть.
- Ага - укоризненно покачивая головой протянул Васян - У тебя и без ныряния, без микроскопа ничего не найдёшь.
У этих шуток борода была длиннее, чем дорога до города, но оба друга, со дней далёкой юности, всегда в голос ржали над ними.
Урал завёлся с пол-оборота и уже скоро, ревя и будя всех окрестных собак, он помчался по улицам к границе деревни. Тёплая июльская ночь пахла травой и нагретым шифером крыш, ветер приятно бил в лицо, а небо сияло тысячами звёздных бусин. Васян, не смотря на залитые внутрь три литра пива, уверенно держал руль. Из одежды он нацепил на себя только бриджи. Данька, устроившийся в люльке, натянул ещё и футболку. Кроме этого он захватил с собой ещё трёху пива и сейчас усиленно его цедил.
- Оставь мне, зараза! - Проорал, перекрывая грохот мотора, Васян. В ответ увидел аккуратно сложенную и вытянутую в его сторону, фигу.
Деревня кончилась и дорога нырнула под полог леса. Асфальт сменился наезженной гравийкой, которая широкими дугами петляла меж массивов, смешанного с осинником, березняка. Васян почувствовал себя в отличном расположении духа. Слегка наклонившись к люльке, широко улыбаясь, он прокричал.
- Знаешь, я думаю неважно какие у тебя мышцы или, что в голове! Главное, чтоб в постели быть мужиком! И, чтоб тебя не на пять минут хватало! Хорошо удовлетворённая женщина в цветах не нуждается. Верно?
- Да-а-а-а-а! - заорал Даня, высоко подняв руки - Ух-ху-у-у-у-у! - Его довольный вопль раскатился по дороге и потонул в тёмной листве леса.
- И сне-е-ег и ве-е-е-тер! - О друга, под шум ветра заорали любимую с детства песню - И звё-ё-зд ночной полё-ё-ёт! Меня моё сердце-е-е, в тревожную даль зовё-ё-ё-т!
До Кривого ключа оставалось сосем немного.
Внезапно гравийка кончилась и под колёсами мотоцикла зашелестела трава. Теперь только просека среди леса напоминала о том, что здесь можно проехать.
- Странно - крикнул Даня - Я помню, что гравийка до самого ключа шла.
- Сам удивился - ответил ему Васян - Может весной размыло?
- Ну да! Двадцать лет не размывало, а тут размыло! Тормози! Тормози! - Внезапно ещё сильнее закричал друг.
Мотоцикл уже катил не по просеке, а посреди леса, опасно минуя близкие стволы деревьев. Васян нажал на тормоз и остановил Урал. Оба друга неуверенно заозирались. Кругом был лес без какого-либо намёка на дорогу, фара мотоцикла выхватывала из темноты белые стволы берёз прямо перед собой.
- Ты когда с дороги свернул? - В наступившей тишине спросил Даня.
Васян неуверенно молчал. Он слез с мотоцикла, прошёл чуть вперёд по свету фары, потом вернулся.
- Я не сворачивал - сказал он - Ты сам видел, мы по дороге ехали... - Он пожал плечами. - А может и свернул. Хрень какая-то. Там в люльке фонарик должен быть, достань.
Фонарик на аккумуляторах нашёлся не в люльке, а в багажнике, там же оказалась и рабочая штормовка, Васян тут же накинул её на голое тело. Они прошли назад по следам мотоцикла, фонарик высвечивал в темноте следы колёс на примятой траве.
- Надо же, как я умудрился так свернуть - недоумевал Васян. - А ты куда смотрел? - бросил он Даньке.
- Я не за рулём, чего мне смотреть? - удивился Данька - И пива больше не получишь. Э! Дай! Я сказал не получишь! Вот пьянь!
Васян довольно вернул Даньке полупустую бутылку.
- Пошли, надо мотоцикл развернуть поедем обратно по следам.
Лес снова огласил рёв мотора. Тихо, на первой скорости, они поехали назад, огибая стволы деревьев.
- В лесу, где нет ориентиров, путники ходят кругами - сказал из люльки Даня.
- Балда! Это когда пешком. И это потому, что наша правая нога делает шаг немного больше, чем левая. Когда путнику не на что ориентироваться, он автоматически забирает всё время влево и в итоге делает большой круг, выходя на то же место. А мы на мотоцикле, ему какая хрен разница, правая нога или левая.
Через десять минут стало понятно, что на дорогу им не выбраться. Казалось они едут назад, но лес не только не поредел, а стал ещё гуще. Среди берёз начали попадаться ели, уходящие вверх корявыми, покрытыми лишайником стволами. Под их плотными кронами было ещё темнее и неуютнее.
- Тормози. Глуши мотор - сказал, наконец, Даня. - Тихо, - продолжил он, когда снова воцарилась тишина - тут трасса недалеко. Её за двадцать километров в лесу слышно. Надо определить где она.
Однако сколько друзья не прислушивались, ниоткуда не доносилось ни звука проезжающих машин. Только шуршал листьями ветерок, да скрипели кронами высокие ели.
- Что за херня творится! - вскипел Васян. - Кому расскажи, не поверят. Заблудились в трёх соснах, в километре от деревни! Нас завтра гуси засмеют! Мы же по своим следам назад ехали!
- Пить надо меньше - подвёл итог Даня. - Придётся в лесу ночевать.
- Ещё чего не хватало!
- Сейчас три часа - Даня посмотрел на подсвеченный циферблат - через час уже начнёт светать. Поспим часа четыре, а по свету дорогу быстрее найдём. Не, правда, Васян, спать хочется.
- Ладно, уговорил. Только костёр разведём.
В багажнике нашёлся так же топорик, а в штормовке спички - запасы с рыбалки в начале лета. Сухие ветки загорелись быстро. Друзья накидали их побольше в костёр, а сверху положили лесину, чтоб тлела и давала тепло - к утру должно было похолодать. Как ни крути, пришлось признать, что они заблудились. На траве расстелили брезентовый полог, которым Васян в жару накрывал мотоцикл. Пива, как ни странно, больше не хотелось.
- Зато потом будет, что вспомнить - приободрил друга Даня.
- Да уж - согласился Васян. - Это со мной в первый раз такое.
- Блин, аборигены - с невесёлой усмешкой закончил разговор Данька - Бабы с ума сойдут.
Сквозь кроны берёз проглядывало звёздное небо, такое знакомое, то же самое, что висело сейчас над деревней. Костёр бросал неяркие блики на стволы деревьев, выхватывая из темноты чудовищные, фантасмагорические тени. Чуть поодаль остывал мотоцикл. Пиво и усталость дали о себе знать и друзья не заметили как уснули.

Исправил(а): Вердек, 24 октября 2016, 13:33

--------------
Перевод игр серии Dragon Quest.
Дата сообщения: 24 октября 2016, 13:08 [ # ]
Head Hunter 
Слабые не прощают
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 965/1000
 Рег.: 31.10.2005
 Постов: 4322
Играет в:
На игры... Больше... Не стоит...
Читает:
Время жить и время умирать
Профиль PM 
День первый Восемь НЕ шесть

Пищал бипер. Красный звук проникал в темную от продолжительного сна голову, отбрасывая отсветы тревоги на пустое сознание. Забытье перестало быть уютным. Впервые за долгое время он испытал чувство страха. Смешанное чувство страха и радости, что жив.
Василь медленно открыл глаза. Кровавый туман то занимался, то затухал. Противный бипер и впрямь источал тревожный цвет, который следовало бы… Следовало. Что следовало? Мысли упорно отказывались связываться в цепочки длиннее двух-трех образов.
– Это нормально. Нужно немного… Подождать, – он закрыл глаза и сосредоточился на внутреннем «я». На Земле их, прежде всего, учили именно этому. – Сеянец должен проснуться…
Формовка самого себя – процедура неприятная, но не предполагающая каких-либо серьезных усилий. Главное заключалось в сосредоточенном вспоминании. От первых минут гибернации и старта, до самых ранних воспоминаний нежного возраста. Двигаясь по этой цепочке Василь, точно слепец по путеводной нити, шел к выходу их пещеры собственного мрака.
Девятнадцать миллиардов. Вот сколько человек населяло Землю, когда пришла пора их исхода. Без войн и планетарных катаклизмов, но со жгучим желанием жить человечество подошло к незримой черте. Жить нужно было хорошо, жить всем и непременно сейчас. Как подросту, окрыленному магией жизни и не думающем о завтрашнем дне. И вот, пришел тот день, когда взять стало нечего. Тогда люди устремили чаяния к звездам… Как, впрочем, они делали это всегда.
Василь был сеянцем. Одним из тех, кому стало невмоготу терпеть тяготы земного существа, и кого Земля отправила искать непорочный мир. Экозпланет открыли больше миллиарда в одном только Млечном Пути. Строго говоря, сеянцев не хватило на все планеты, где они могла бы «взойти», а потому отправили только к самым ближним.
Многие говорили, что затея с миллиардом сеянцев, затея самоубийственная. Что подлинная цель не открытие новых горизонтов, а прореживание население земли. Самый спелый прибудет на место через сто шестьдесят лет, а самый лежалый только через восемь тысяч. Василь верил молве, но ему, как и прочим, было глубоко наплевать. Здесь на Земле он не имел ни единого шанса. А в космосе они все-таки были. Пусть ничтожные, пусть воображаемые, но были.
Он снова открыл глаза и со значением осмотрелся. Взгляд остановился на сигнальной лампе. Это именно она вторила унылому стону бипера.
– Вот тебя-то как раз и нужно выключить, – Василь потянулся к нужной кнопке, но уткнулся в перевязь ремней безопасности.
Немного повозившись с замками, он отстегнулся и, не вставая с ложа криокапсулы, нажал-таки кнопку отключения сигнализации. Стало тихо. Было слышно, как «троило» после пробуждения его сердце: оно всегда трепетало расстроено, когда мезоль откачивали из кровеносной системы и возвращали настоящую кровь. Взгляд сам собой скользнул на приборную плашку с биопараметрами. Пульс от шестидесяти до ста восьмидесяти... Давление… Гемоглобин… Вот. Температура тела двадцать пять. И продолжает расти.
– Можно сказать, что заново родился, – прохрипел Василь и усмехнулся.
Он уже достаточно вспомнил себя. Вспомнил настолько, что осмелился подумать о выпивке. У него в ногах, под пластиковым кожухом была спрятана флажка с коньяком. Армянский и пятизвездочный на входе, теперь коньяк должен иметь не меньше пятисот сорока шести звезд.
Он точно позабыл о своем земном предназначении. Ему следовало бы убедиться в целостности капсулы, свериться с курсом и задать базовые алгоритмы по сближению с планетой и выходу на геостационарную орбиту. Но всего этого делать не хотелось. Хотелось дотянуться до фляжки и отметить свое второе рождение, а не выполнять инструкции тех, кого и на свете-то уже давным-давно нет.
Полулитровая дубовая фляга оказалась на месте. Василь отвинтил пробку и прильнул ноздрями к горлышку.
– О-хо-хо, – закашлялся он от благородных паров. – Араик бы от зависти лопнул.
С нечеловеческим усилием он подавил желание снять пробу, отставил фляжку и обратился к органам управления капсулой.
Не во чью-то угоду, а ради собственной будущности следовало выяснить где он и как поступать дальше. Бортовой паек рассчитан на десять дней и от того, что покажут приборы, зависит первыми, ли последними они станут.
Его капсула была меньше двухместного автомобиля, чьи окна и потолок выгибались полусферой экрана. Все рычаги и кнопки располагались внутри его ложа. Василь активировал экран и точно очутился в открытом космосе. Над головой, прямо по курсу, словом, везде чернела пустота с застывшей россыпью холодных точек. Он покрутил головой и отыскал свою путеводную звезду. К Дзетте созвездия Лиры он приближался почему-то боком. Вместо приказа автомату скоординировать курс, Василь взялся за рукоятки хода и выправил его сам, оставив на потребу машине лишь дальнейшую корреляцию. Теперь нос его челнока прямо смотрел на типичного жителя космических просторов.
– Желтый карлик, диаметр один и три на десять в девятой, масса два на десять в тридцатой, температура полторы тысячи кельвин… – округлял он показания приборов, одним глазом сравнивая их с теми, что снабдила его Земля. Расхождения были минимальными. – Так… Восемь планет, а не шесть. Угу. Наша, стало быть, четвертая.
Еще до пробуждения автоматика успела произвести кое-какие наблюдения и теперь Василь знакомился с ними, проецируя данные на экран. Оказалось, что планета, на которую его снаряжали, действительно дышала жизнью. Одну восьмую всей поверхности занимал океан с единственным большим материком на экваторе. Судя по спектрограммам воздух на планете был идентичен земному с незначительно большей долей инертных газов. Судя же по фотоснимкам материк покрывали густые леса, отличающиеся от земных более темной листвой. Но совсем не это заинтересовало Василя, позабывшего даже про коньяк.
– Что же вы тут такое, – бормотал он себе под нос, рассматривая данные о двух других планетах, не замеченных астрофизиками с Земли.
Один – ничем не примечательный планетоид на папертях системы, аналог земного Плутона. А вот второй… Второй планетоид сбивал с толку.  Пятая от звезды планета, о которой до Василя никто не знал, стояла значительно дальше пояса жизни, однако… На ней был жидкий океан, плотная атмосфера… Словом, на ней имелось все, что сопутствовало жизни. Размерами она не выделялась, но и крошкой ее назвать было нельзя. По крайней мере, глазастые телескопы земли видели планеты и куда мельче.
Проверив данные еще несколько раз, и убедившись в их безошибочности, Василь крепко задумался.
– Две живых планеты. Одна по феншую, другая черте по какому.
Первая, явная планета, почти водный мир. Вторая, секретная, была заполнена водой чуть больше, чем наполовину. И там и там – леса, но на секретной планете их гораздо больше.
Василь выкроил несколько фотоснимков и поупражнялся апскейлировании. Тщетно. Разглядеть что-то кроме плотных лесных массивов не удалось.
А тем временем случай убегал. До первой планеты он успевал добраться за трое суток, а вот вторая отстояла на все десять и, если он не примет решения сейчас, то нагнать ее будет уже невозможно.
– Эх, была не была, – выдохнул, наконец, Василь и сменил курс.
На душе сразу полегчало, а мысли вернулся к прерванному коллизиями торжеству.
– Как там бабушка Араика учила? По пробочке. По одной ма-аленькой пробочке… Кхе-х, крепкий, падла. Ну, авось на десять дней растянем.

Исправил(а): Head Hunter, 24 октября 2016, 16:26

--------------
Точно так же, как человек не будет заботиться о жизни в другом теле, кроме его собственного, так и нации не любят жить под господством других наций, как бы благородны и велики они ни были.
Дата сообщения: 24 октября 2016, 15:50 [ # ]
OneFlyMax 
Still here.
HP
MP
 LVL. 8
 EXP. 685/700
 Рег.: 29.06.2012
 Постов: 1751
 
  OneFlyMax
Играет в:
Trails of Cold Steel II(on hold), п4г
Смотрит:
на Богинь
Профиль PM 
Понедельник.
Прерванное веселье.
Лес.


- Спокойно, спокойно. Не заводись ты так,  - успокаивающе сказал Лектор.
    Возможно, мне действительно стоит вести машину аккуратнее. Не стоит лишний раз злиться и убивать нас с Лектором.
- Лучше остынь и подумай, о чём писать будешь.
    Меня зовут Морган, и я начинающий писатель. Мы с моим давним другом Лектором пишем небольшие рассказы для журнала "Ртуть", главным редактором которого является знаменитый критик Теодор, дядя Лектора. Но ни самому Лектору, ни, тем более, мне он никаких поблажек не делает при проверке рассказов перед тем, как опубликовать их.  
    Мой первый экспериментальный рассказ "Город" понравился Теодору и был довольно тепло воспринят остальными критиками уже после публикации. Экспериментальность заключалась в том, что в рассказе нет совершенно ничего, кроме подробнейшего описания некого города. Так как "Город" многим понравился, я, радостный от того, что могу писать нечто новое и интересное, решил написать подобный рассказ, но уже о лесе. Но случилось то, чего ни я, ни Лектор не ожидали: несмотря на то, что я написал "Лес" так же, как "Город", Теодор не принял его, сказав, что такое описание леса никуда не годится. После он посоветовал мне поехать в один весьма отдаленный лес, к которому даже указал маршрут, чтобы я описал его "с натуры".
- Да, мой дядя порой бывает очень странным, но он, как сам знаешь, настоящий профессионал, к его мнению стоит прислушаться, - продолжал успокаивать меня Лектор.
- Я, конечно, всё понимаю, - ну а я продолжал гнуть свою линию, - но, по-моему, он просто издевается… - и мы опять начинали говорить одно и то же, только другими словами.
    Лес, куда мы направлялись, Теодор описал как “самый обычный лес”. Причина, по которой он послал нас именно в этот, заключалась в том, что в этом лесу(опять же, со слов Теодора) достаточно материала для интересного описания. Я совершенно не понимаю, чем реальный лес интересней выдуманного, но готов поверить известному критику.

   У въезда в лес стояла табличка, украшенная синими цветами, на которой аккуратно были вырезаны слова: “ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЛЕС УРСУЛЫ!” Довольно мило и гостеприимно. Проехав несколько сотен метров, я свернул на просторную опушку, где и решил остановиться.
-Надеюсь, нам не придётся здесь ночевать, - с долей волнения в голосе сказал Лектор, открывая дверь. А ему волноваться было о чём – как только я вышел из машины, тотчас обомлел – настолько красиво было вокруг. Только теперь я понял, почему Теодору не понравился мой рассказ – всё потому, что он видел этот лес своими собственными глазами, и какое-то жалкое описание обычного леса его, конечно же, не могло удивить. Мне даже стало немного стыдно за то, что я говорил о нём – он действительно знал, что делал.
- Лектор, ты только глянь на всю эту красоту! – воскликнул я и, не дожидаясь ответа, достал ручку с блокнотом и принялся описывать всё в мельчайших подробностях: траву, деревья, редких животных и прочие мелкие радости.
    Тем временем мой друг достал небольшой раскладной стул, сел на него и стал записывать что-то в свою тетрадь. В своих рассказах он очень редко занимается описанием, так что, наверное, этот лес просто давал ему вдохновение.
    Описав всё, что можно было на той опушке, я двинулся вглубь леса по одной из протоптанных дорожек. Я хотел увидеть и записать как можно больше, хотел “выжать“ из этого леса максимум…

    Видимо, я слишком увлёкся описанием местности, так как перестал это делать тогда, когда понял, что не могу разглядеть свои записи – стемнело. Оглянувшись в поисках обратного пути, я сразу осознал, что всё-таки умудрился заблудиться…

Исправил(а): OneFlyMax, 29 октября 2016, 16:46

--------------
THE ONE
Дата сообщения: 24 октября 2016, 17:00 [ # ]
Esper Онлайн
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 973/1000
 Рег.: 21.08.2009
 Постов: 4895
Играет в:
Огдана
Профиль PM 
А у меня уже тем временем наступил следующий день.

***
-Чем заставлять меня слушать ваши жалкие оправдания, лучше сразу убей.

-Ох, Сэр Бортон, мы не хотим вас убивать, вы, все-таки, являетесь одним из нас, и тоже долго служили церкви. К тому же вы прилюдно вынесли приговор Сэру Долеру представив все необходимые доказательства, а такой приговор может отменить либо тот, кто его вынес, либо более титулованный паладин.

Паладинами становились рыцари, которые присягали верности церкви, за свою хорошую службу они получали титул. Титулованный паладин имел возможность самолично провозглашать приговор обвиняемым без суда, если он, конечно, предоставит доказательства своих слов. К примеру те же инквизиторы такой власти не имели, выходцы из обычных людей, не рыцарей, могли лишь только доказывать вину в суде.

-Так вы хотите, чтобы я оправдал этого мерзкого преступника, отвергнувшего мой благородный поступок очистить его святым мечем? Ваш разум отуманен бесами, раз вы считаете, что это возможно.

-Сэр Бортон, вы совершенно правы, мы хотим вашего выступления перед народом, и признания в том, что вы оклеветали Сэра Долера и подделали все доказательства. Конечно, сейчас такой вариант благородному паладину может показаться немыслимым и оскорбительным, я понимаю, в вас говорят эмоции. Наша экспедиция должна пребывать на месте казни минимум 5 дней, за это время я надеюсь воззвать к вашему разуму. Ну а если у нас ничего не получится, то вы умрете здесь, Сэр Бортон, и я все обустрою так, что в памяти людей вы останетесь изгоем и предателем, но это самый крайний вариант, к которому я не хочу прибегать. Конечно, Сэру Долеру это не поможет, смерть паладина не отменяет его приговор, поэтому я надеюсь мы найдем взаимовыгодные условия и придём к соглашению.

Закончив длинную тираду, Святой Отец отклонился к костру, ведь уже вечерело. Так время и коротали, паладин тихо ненавидел всех, Святой Отец что-то обсуждал с Долером, оруженосец пытался в это вслушаться и вникнуть, а трое стражников всеми силами делали вид, что они стараются, дабы выслужиться перед Святым Отцом.

Так бы все и продолжалось, пока один из стражников не отлучился в ближайшие кусты, и не издал крик полный ужаса от того, что увидел там. На крик сразу же стянулась и остальная компания, на мгновение забыв о паладине.

Зрелище, что им предстало, было воистину не привлекательным. 6 трупов висели на ветке дерева. Да не просто трупов, то были: Оруженосец, Святой Отец, Сэр Долер и трое стражников, иными словами все, кто собрались в этом лесу, помимо Сэра Бортона.

-Длань святая, что это за мракобесие? – произнес Сэр Долер.

Святой Отец проглотил слюну удивления. Не часто увидишь себя повешенным на дереве.  
Оруженосец тоже поначалу вскрикнул от удивления, после чего съежился и отвернулся.

-Снимите их с дерева и притащите к костру. – приказал Святой Отец стражникам.

Увидев, как стражники тащат «свои» тела Бортор рассмеялся во весь голос.

-Вот вы и нашли свою судьбу, и где же она оказалась? На ближайшем дереве!  – съязвил Бортон, не скрывая широкой улыбки.

Впрочем, его подколки предпочли не замечать.
Святой Отец приказал разложить тела у костра, затем набрал в жестяную кастрюлю немного воды из озера, сорвал листья с деревьев, положил их в воду, и начал нагревать на костре. В это время Ноч шептал молитву, явно пытаясь осветить воду. Затем он начал брызгать водой из кастрюли в мертвые тела. Те начали съеживаться, и превращаться в маленькие деревянные куклы размером с безымянный палец, и только одно тело осталось в своей обычной форме, тело то было того стражника, что первым отошел в кусты. Тогда Святой Отец брызнул водой на стоящего рядом стражника, тот начал сжиматься, и через мгновение тоже стал деревянной куклой, хотя раньше прекрасно двигался и говорил.

-Это проделки бесов? – спросил Святого Отца Сэр Долер обеспокоенный таким результатом.

-Не думаю. – ответил ему Святой Отец, и продолжил – не теми вопросами ты задаешься. Почему среди тел не было Сэра Бортона? Будь это бесы, они бы не стали выделять его из нашей компании, а наоборот первым бы попытались запугать и шокировать, благо из нашей компании именно Бортон больше всех насолил темным силам.  

-Не хотите же вы сказать, что кто-то из людей церкви следовал за нами, и теперь помогает Сэру Бортону?

-Людей?  Долер, ты ли это, откуда в тебе столько глупости? Этот вопрос я ждал от мальчишки оруженосца, но уж точно не от опытного служителя церкви. Магия, точно имитирующая людей, не доступна самим людям. Только существа, находящиеся на другой ветки эволюции, могут позволить себе такое.

-Простите мою глупость, Святой Отец, по возвращению в церковь я обязательно укреплю свои знания в этой сфере.

-Твое невежество печалит меня, мой ученик. Но не только оно волнует меня, существа, владеющие магией имитации людей, как думаешь, зачем им она? Эта магия - черта охотников, создающих приманки для заманивания своих жертв. Размер куклы, стиль охоты, все это – черта одних весьма неприятных созданий. Если я прав, и это действительно они, то нам не выбраться из этого места живыми.

-Вы хотите сказать, что это… Не может быть! Они мало где водятся, и уже давно не нападали на людей!

-В свое время эти твари любили охотиться на людей, заманивали их чарующими образами, потом пугали и убивали, среди них это было своего рода развлечением. Потом люди устроили охоту на них, и продолжают охотиться по сей день, поэтому они перестали нападать на людей. Но кое что меня волнует… Хоть они и разумны, с этими тварями уж точно нельзя договориться. Что бы они стали помогать Бортону? Никогда не поверю! Поэтому у нас еще есть маленький шанс, что это не они…

Впрочем, шанса у них не было, ибо «они» решили появиться на сцене в своей привычной чарующей манере…
***

Исправил(а): Esper, 24 октября 2016, 20:01

--------------
Я играю в игры в которые никто не играет. Я смотрю аниме которое никто не смотрит. Я делаю сабы которые никто не читает. Я разговариваю с людьми которых не существует. ~
Дата сообщения: 24 октября 2016, 19:57 [ # ]
Вердек 
Фантазёр
HP
MP
 LVL. MASTER
 EXP. 2185/1000
 Автор FFF
 Рег.: 29.10.2006
 Постов: 6086
 
Профиль PM 
Вторник.
Это не обычный лес.


- Васян. Просыпайся. Харэ спать. Васян!
Сначала, сквозь разлепленные веки, в поле зрения сфокусировались тлеющие угли костра и обгоревшая лесина, затем, ближе к себе Васян увидел торчащие стебельки травы и поле брезента на котором он лежал. Память мгновенно восстановила события сегодняшней ночи и это прогнало сон. Васян сел. Их по прежнему окружала темнота и прогоревший костёр уже не мог разогнать её, он едва освещал ближайшие стволы деревьев, а остальной лес тонул в кромешном мраке. Васян потёр затёкшую руку.
- Слушая, Даня, а сколько времени?  - спросил он. - Мне кажется я часов шесть проспал.
- Тебе не кажется. - ответил друг, роясь в багажнике мотоцикла - Куда мы фонарь сунули, не помнишь?
- В люльке посмотри, ты же вчера его таскал.
- Вчера... - хмуро усмехнулся Даня - Не уверен, что это было вчера.
- Время сколько? - Васян поднялся на ноги.
- Если верить моим часам, то девять утра.
- Да ты гонишь!
Даня сунул ему под нос светящийся циферблат. Стрелки на электронном поле показывали 8:55. Васян посмотрел на друга и улыбнулся.
- Хорошая шутка - сказал он - Давно стрелки перевёл?
Вопреки его ожиданиям, Даня не рассмеялся в ответ.
- Я не переводил - сказал он и наконец отыскал в люльке фонарь и включил его - Сломались, наверное. Хотя мне тоже кажется, что мы проспали несколько часов. Уже светать должно.
Луч света бороздил по округе, то освещая ближайшие стволы, то прыгая глубоко в темноту. Лес окружал их повсюду, нависая плотными кронами в разрывах которых по-прежнему виднелось звёздное небо. Не было слышно ни звука: ни пения пробуждающихся птиц, ни стука дятлов, ни стрёкота кузнечиков, даже ветер стих и не шелестел листьями, и столетние ели не скрипели ветвями. Такая тишина была неестественна для леса, лишь дыхание двух друзей, да шорох травы под их ногами нарушали её.
Не особо впечатлительный Васян начал сворачивать полог.
- Короче, что бы там ни было, надо ехать. - Сказал он. - Слишком далеко мы вчера забраться ну, никак не могли. А эта часть леса изъезжена и исхожена вдоль и поперёк. Тут ста метров не пройдёшь как на какую-нибудь тропинку или дорогу напорешься.
- Что-то мы вчера не очень на них напарывались.
- Значит смотрели плохо. Под пивом да в темноте. А сейчас будем во оба глядеть. Тем более всё равно рано или поздно рассветёт.
Они по-мужски затушили костёр и Васян завёл мотоцикл, Даня нырнул в люльку.
Темнота расступалась перед светом фары, мотоцикл лавировал среди деревьев, объезжая пни и поваленные стволы, Васян чертыхался, когда приходилось резко выкручивать руль или низко висящие ветки неожиданно хлестали по лицу. Несколько раз Урал садился брюхом на незамеченный пень или лежащую корягу и парням приходилось снимать его. Лес не отпускал их. Наоборот, он словно болото засасывал их всё глубже. В какую бы сторону они не ехали, он становился гуще, темнее и непроходимее. Уже давно кончился приветливый березняк, теперь их окружали ели и сосны, их могучие вековые стволы, искореженные и покрытые лишайником, уходили вверх, во тьму, переплетаясь друг с другом. Внизу, сухими скелетами, мешая проезду, громоздились их менее удачливые собратья - те, кто не смог выжить в тени, и ещё либо стоял, растопорщив в стороны острые ветви, либо догнивал свой век на земле.
Васян, уже изматерился на сто рядов, натёр до мозолей руки, крутя руль и, наконец, устал вести мотоцикл. Он заглушил мотор.
- Это какой-то трындец! - гневно недоумевал он. - Что за херня тут происходит? Сколько мы уже катаемся?
- Почти два часа - ответил Даня - У меня уже скоро одиннадцать утра.
- А, где рассвет, чёрт побери? - Васян пнул ближайший сухостой. - Куда мы заехали? И как, вообще, такое возможно?
Даня мрачно сидел в люльке и молча выкидывал оттуда нападавший во время движения мусор. Васян, немного успокоившись, встал рядом.
- Ну, не молчи - попросил он - А то у меня крыша поедет.
- У меня уже едет - ответил Даня - Я смотрю на часы и вижу, что они идут правильно. Уже одиннадцать часов. А мотом смотрю вокруг и вижу... А ни хрена не вижу, потому что темно. И у меня вот эти две вещи в голове не складываются. Почти полдень, солнце должно светить вовсю, а мы едем по темноте, как слепые котята, и куда едем? К чёртовой бабушке едем? Ещё немного и доберёмся...
Васян попытался обдумать слова друга, но отбросил эту затею.
- Скоро бензин в баке кончится - вместо этого сказал он. - Придётся толкать.
- Значит будем толкать - мрачно ответил Даня.
Он выбрался из люльки с фонариком в руках, но включать его не стал.
- Выключи фару, посоветовал он Васяну, надо экономить аккумуляторы. Чёрт его знает, когда рассвет наступит. Подождём ещё немного.
Васян послушался и они оказались в темноте. Сев рядом с мотоциклом, спинами друг к другу, приготовились ждать.
- Слушай, Васян, - раздался голос Дани - ты же у нас вроде физик.
- Ну.
- Как по-твоему, перемещение во времени возможно.
- Возможно. Только не после бани и не на мотоцикле.
- Почему?
- По кочану.
- Понятно.
- А, если серьёзно, то куда перемещаться-то? Если в прошлое, допустим на два часа, то земля за это время повернётся и ты окажешься не на том месте, откуда стартовал. А если на месяц, то она ещё и по орбите уйдёт и выкинет тебя в открытый космос.
- А, если ровно на год?
- Всё равно. Наша солнечная система движется вокруг ядра галактики, галактика тоже не стоит на месте. Путешественнику во времени попасть в ту же точку на земле невозможно.
- Понятно. - вздохнул Даня.
- Если уж о нашем случае говорить, то нам, скорее, теория параллельных вселенных подходит. Вселенная, где у земли нет солнца.
- Если бы не было солнца, то планета замёрзла бы давно.
- Её внутреннее тепло греет. До поры до времени.
Этот разговор, который в любой другой обстановке двигался бы на ура, сейчас тёк вяло и без интереса. Неясность положения в которое оба попали, действовала удручающе. Но, как и следовало ожидать, глаза немного привыкли к темноте и начали различать отдельные предметы. Васян уже видел на уровне глаз, свое колено и вытянутую, лежащую на нём, руку, высокие макушки деревьев, которые раньше казались уходящими в бесконечность, теперь рваными краями обрамляли небольшие участки звёздного неба, сквозь частокол сушняка и массивы стволов вдалеке виднелся небольшой просвет. Просвет! Васян встрепенулся, подскочил.
- Туда! - крикнул он.
- Что? - не понял Даня.
- Там! Там просвет! Свети фонарём, чтоб направление не потерять.
Сам он быстро развернул мотоцикл. Тот несколько раз чихнул, заводясь - бензина в баке осталось совсем немного. Ломанувшись через бурелом, сшибая невысокие сухие деревца и минимально огибая ели, чтоб не потерять направление, Васян крутил рукоятку газа. Не прошло и пяти минут как лес внезапно прервался широкой просекой, посередине которой, по невысокой насыпи бежала одноколейка. Урал чихнул ещё пару раз и заглох. Парни, оставив его подбежали к рельсовому пути, несказанно радуясь, словно ужевернулись домой. Рельсы, куда бы они не шли, обязательно выведут их к какой-то станции, а значит из этого треклятого леса.

Исправил(а): Вердек, 25 октября 2016, 10:23

--------------
Перевод игр серии Dragon Quest.
Дата сообщения: 25 октября 2016, 10:23 [ # ]
Head Hunter 
Слабые не прощают
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 965/1000
 Рег.: 31.10.2005
 Постов: 4322
Играет в:
На игры... Больше... Не стоит...
Читает:
Время жить и время умирать
Профиль PM 
День второй. Зеленый мегалит
Старой выпивки на десять дней хватило. Хватило и на одиннадцать, и на двенадцать тоже хватило. Хватило и на пятнадцать дней, но тут уж Василь сам бросил опрокидывать пробки, поскольку закусывать стало нечем.
Секретная планета точно издевалась над ним. По первоначальным расчетам челноку, действительно, полагалось лететь десять дней. Но уже на третий планета внезапно расширила орбиту. На седьмой она, правда, вернулась на место, но с отличной от первоначальной скоростью. Теперь Василь выдавливал из своего утлого суденышка последние джеты, горячо надеясь, что беглянка вдоволь напрыгалась.
На семнадцатый день, со сведенным от голода брюхом, Василь вцепился-таки в планету и вышел на ее геостационарную орбиту. Совершив три витка он как следует познакомился с географией новинки, преподнесшей еще несколько сюрпризов. Оказалось, что материковая суша изменила очертания. Василь слышал о движении литосферных плит, слышал немного, но и его познаний было достаточно, чтобы постулировать, что так не бывает. Материки как будто дрейфовали по зеленовато синей поверхности мирового океана, и дрейфовали не просто так, а целенаправленно, выстраиваясь цепочкой вдоль линии экватора.
Тайна тайной, но место где поудобней приземлиться найти все же следовало. Как на беду ни одного подходящего кусочка просторной суши. Кругом одни глухие, прочно стиснутые леса. Ни поляночки, ни опушечки, ни просеки… Даже отмелей у изломов берегов не видно.
– Значит план Б, – вздохнул уставший Василь и достал из кармашка книжицу, озаглавленную как «Инструкция по приводнению одноместного челнока».
Следуя указания пошаговой инструкции, Василь начал снижаться, предварительно избрав для посадки ничем не примечательный мыс одного из континентов. Когда челнок стукнулся об атмосферу и загорелся, Василь предпочел выключить панорамный экран:
– А то как в крематории.
Минут через десять посудина уткнулась во что-то мягкое, отпружинила, тряска прекратилась и Василь в полной мере ощутил, сколь сильно отяготила его планета.
– Впрочем, – он покосился на датчики, – только половина земного. Охо-хо. Отвык по земельке ходить, ох, отвык.
Всезнайка компьютер утверждал, что воздухам дышать можно. Анализ атмосферы показал большее, в сравнении с земным, содержание углекислоты. Почти в два раза. Но был и кислород в достаточном для дыхания количестве. Ни паразитов, ни вирусов, ни бактерий, ни другой вредной бяки компьютер не определил.
– Ага как же, так я тебе и поверил, – пробурчал Василий, вставляя патрубок легкого шлема в нагрудный генератор кислорода. – Сейчас нет, а потом, когда поздно станет, возьмет, да появятся. Вон, как с планетой с этой. То не было, а то раз!..
С этими словами он потянул за рукоятку блокировки входного шлюза. Что-то зашипело, нутро капсулы залил плотный белый туман обеззараживающей взвеси, но тут же и выветрился сквозь распахнувшийся люк. Василь взялся за края образовавшего проема, подтянулся на руках и выбрался в новый мир.
Белое какое-то стеклянное небо встретило его первым. Затем поприветствовало местное солнце – маленькое и по чудному голубое. Василь уселся на край обожженного челнока, осмотрелся. Сине-зеленый океан не волновался, только пернатая рябь мельчила по водной глади. Она убегала вдаль насколько хватало взгляда, седела у горизонта и постепенно становилось небом. И тем антитезней смотрелся лес в этом молочном безбрежии, вырастающий изумрудным массивом метрах в пятидесяти от Василя. Темный и мрачный он больше напоминал голый утес, нежели островок жизни.
Пока челнок-лодка греб к берегу, Василь неотрывно разглядывал лес и беспокоился все сильней. Выходило, что он рос прямо из воды. Там где положено быть почве, затягивались в хитрые узлы бесчисленные корневища. Плотно сплетенные надводные части кореньев темнели охрой и, как казалось в бинокль, пропитались водой, точно мачалка. Стволы высоких деревьев вырастали из этой коневой подушки часто-часто, но были худы и наги. Их раскидистые кроны сливались на высоте десяти-пятнадцати метров в густой шатер, сквозь который, верно, не проникал и луч света.
Лодка стукнулась о «берег» и Василь вздрогнул, точно проснулся. Он торопливо проверил надежно ли сидит гусеничная тележка на культях, хотя проверял уже раз пять, взял в зубы шварт и на руках подошел к носу лодки. Пока он привязывал трос к толстому корню, то обратил внимание, что сама древесина корня будто бы пористая. Управившись с узлом, он стиснул корень в кулаке, тот вмялся, и по перчатке комбинезона потекла вода.
В лесу стояла необычайная тишина. Даже ход пластиковых гусениц инвалидной тележки заглушался ворсистым подстилом. Земля или, вернее – коренья, поодаль от берега походила на шерстяное одеяло. Чистое-чистое. Здесь ни тебе упавшей веточки или листочка, ни кустика, ли травинки… Ничего кроме сплошного буроватого покрывала и деревьев. Кроны последних, кстати, оказались не такими уж сплоченными. Крупные, точно щиты кровельного железа листья были повернуты к солнцу.
– Это сейчас повернуты. Поглядим, что будет ночью.
До поздних сумерек Василь рассекал по лесу в поисках еды, но, увы, ничего не нашел. С некоторых деревьев свисали странные, закрученные в улитку плоды. На поверку сорванный плод оказался полон воды. Вода выглядела чистой, но Василь не стал испытывать судьбу и приберег находку на потом, чтобы по возвращении спокойно проверить ее в челноке.
Казалось, что единственными жителями леса были деревья его формирующие. И это было странно. В высшей степени странно. На Земле Василя готовили либо к буйной жизни, либо к ее полному отсутствию. Постулат гласил: «Жизнь либо создает многообразие видов и форм, либо не создает ничего». По здравому рассуждению деревья это далеко не начальная форма, а, следовательно, ей должны были сопутствовать другие живые организмы.
– Но вот только где они все.
Как Василь и подозревал листы деревьев (листьями их назвать язык не поворачивался) поворачивались вслед за солнцем. С наступлением сумерек лесная чаша превратилась настоящую сумеречную зону, испещренную черно-янтарным хаосом. Чем солнце опускалось ниже, тем тоньше становились полоски света, и тем сильнее сгущалась тьма. В конце концов, листья сомкнулись в сплошную крышу, которой, наверное, и каменный град не причинил бы вреда.
Ночь застала Василя уже на подступах к челноку и тут вскрылась еще одна неприятность: листы деревьев сомкнулись не только крышей, но и стеной.
– Необычный лес, чудной и странный. Очен-на странный, – бормотал Василь, простукивая по-металлически откликающиеся листы.
Он уже готов был достать плазменный резак и прорезать брешь в заслоне, но что-то остановило его.
– Нет, так негоже. А то, чего доброго, он во мне дырку проделает, – беседовал сам с собою Василь, попутно размышляя, как бы половче изготовиться к ночлегу. – Завтра все равно сами раскроются.

--------------
Точно так же, как человек не будет заботиться о жизни в другом теле, кроме его собственного, так и нации не любят жить под господством других наций, как бы благородны и велики они ни были.
Дата сообщения: 25 октября 2016, 16:40 [ # ]
OneFlyMax 
Still here.
HP
MP
 LVL. 8
 EXP. 685/700
 Рег.: 29.06.2012
 Постов: 1751
 
  OneFlyMax
Играет в:
Trails of Cold Steel II(on hold), п4г
Смотрит:
на Богинь
Профиль PM 
Вторник.
Это не обычный лес.
Надежда.


В детстве, когда отец ещё звал меня на охоту в лес, я довольно часто терялся, так как и с ориентацией на местности, и с памятью в целом тогда у меня было плохо. Но после моего второго чудесного нахождения отец подарил мне специальный радар, после которого все остальные мои нахождения были не чудесными, а вполне закономерными. Радар был самый обычный: если его активировать, он начинал искать маячок(который в те времена папа носил с собой) – чем ближе он был, тем чаще и громче пищало само устройство. С таким замечательным девайсом я мог гулять по нашему маленькому лесу сколько душе угодно – всё же его радиус был немного меньше радиуса действия радара.
Но прошло уже много лет, а в лесу любить гулять я не перестал, поэтому со временем я купил себе более мощный и современный радар: теперь он мог найти маячок, находящийся на расстоянии до 7-8 километров, и у него был небольшой экран, позволяющий гораздо проще узнать направление, в котором нужно идти. Метку я сразу же после покупки без раздумий запихал куда-то в машину, ибо только туда мне будет достаточно вернуться, чтобы затем по нормальному навигатору выехать уже из самого леса.
И сейчас я, конечно же, точно так же взял с собой единственную надежду на спасение в виде своего нового любимого радара. Достав его из кармана, я, недолго думая, включил его. Он громко пискнул, на секунду загорелись все лампочки и погасли. Через несколько секунд экран загорелся зелёным цветом и в левом верхнем углу замерцала жирная красная точка. Всё работало, как надо. Отлично! Хотя сложно было сказать, что это было отлично. Это было нормально. Я уже десятки раз терялся в самых разных лесах, и ровно столько же раз включал радар, и с помощью него возвращался к машине. Обыденная ситуация, можно даже сказать привычная. Я привычно повернулся в сторону точки и пошёл вперёд. Но тут же остановился. Всё относительно меня, как и ожидалось, повернулось вправо: деревья, кусты, неизвестные мне грибы под одним из пней, небольшие камни, лежащие неподалеку. Единственное, что отказалось поворачиваться – это мигающая жирная красная точка у меня на радаре: она продолжала мигать в левом верхнем углу, несмотря на то, что я сам уже повернулся.
Для меня это было настоящим шоком. Может, я сглупил и не повернулся? Быть такого не может. В истерике я начал крутить радар в надежде, что он просто немного тормозит. Но точка продолжала указывать  то же направление. Мой путеводный девайс ещё никогда меня не подводил, и, честно говоря, я никогда не думал, что подведёт. Поспешно выключив радар, я, немного подождав, включил его опять – если что-то и может помочь в экстренной ситуации, то это рестарт. Результат порадовал меня так же, как точка изменила своё положение на экране: никак. Упав духом, я пусто уставился в устройство в моей руке. Что же с ним произошло? Почему он внезапно сломался? Перед любой дальней поездкой я тщательно проверяю его на исправность, и сегодня всё было в порядке. Не мог же он внезапно сломаться по пути сюда? Мало того, что из-за этого шанс на моё благополучное возвращение домой упал слишком низко, чтобы считать его не нулевым, так ещё и Лектор поди волнуется невероятно. Хотя он, наверно, и не особо волнуется, не знает ведь, что мой радар сломался.
Но тут произошло то, чего я уже и не ожидал: точка сдвинулась с места и спустилась немного ниже! Особо ни на что не надеясь, я аккуратно повернулся в её сторону, указатель плавно сместился вверх.
-Да! Я не умру здесь! – закричал я от радости, стараясь особо не шевелить радар, мало ли, - Лектор, скоро буду!
Спокойным, но быстрым шагом я направился вперёд, к своей цели, к машине, к другу.
-Не думал, что ушёл настолько далеко, - пробормотал я сам себе под нос, ибо даже через минут пятнадцать моей ходьбы точка совсем не сдвинулась с края экрана к центру. За это время в лесу стало гораздо темнее, - надеюсь, он все-таки исправно…
Не успел я закончить фразу, как точка начала постепенно приближаться. Отлично. Вот теперь это действительно отлично! Но так считать, возможно, было слишком опрометчиво, так как указатель внезапно ускорился, несмотря на то, что я своей скорости не изменил.
-Что за ерунда? – останавливаясь, спросил я. Но точку моя скорость уже не интересовала: она молниеносно пронёсшись через центр экрана, остановилась на полпути к его нижней части. После она пошла вокруг меня против часовой стрелки, постоянно ускоряясь, пока не превратилась в окружность. Но и на этом сюрпризы не закончились: кольцо на радаре внезапно начало хаотично менять свой цвет и медленно сжиматься. В этот момент в мою голову закралось подозрение, что в подобной аномалии радар не очень-то и виноват. Я поднял голову и оглянулся вокруг – в этом лесу было всё так же темно и тихо. Вновь опустив взгляд, я увидел, что кольцо окончательно сжалось, превратившись обратно в точку, на секунду засветилось невероятно ярким белым светом, после чего экран радара не выдержал и сгорел. Светодиоды по бокам слабо мерцали, доживая последние мгновенья. Но перед тем, как погрузиться в абсолютный мрак, мне показалось, что я где-то в далеке слышал детский смех.

Исправил(а): OneFlyMax, 29 октября 2016, 16:47

--------------
THE ONE
Дата сообщения: 25 октября 2016, 17:02 [ # ]
Esper Онлайн
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 973/1000
 Рег.: 21.08.2009
 Постов: 4895
Играет в:
Огдана
Профиль PM 
Новый день, новый кусок.
***
Маленькие пучки света вылетели из глубин леса, и начали кружить вокруг нашей компании. Стражники достали свои мечи и попытались отмахнуться от них, от чего «огоньки», скрывающие свое тело в контрасте света их тел и тьмы ночи, с огромной скоростью, словно стая озверевших ос, выписывая непредсказуемые траектории окружили бедных стражей и начали покрывать их пыльцой. Сколько бы смелые войны не пытались махать своими жестянками, ничего не выходило, пыльцы на них становилось все больше. Результат себя долго ждать не заставил, всего через 10 секунд пыльца окрасилась в кроваво-алый цвет, из кожи начали прорастать цветы, которые «высасывали кровь» из тел стражей, и распыляли её красивой алой пыльцой, блестящей алым цветом под луной. Эта пыльца из крови стражей попала в дыхательные пути Святого Отца, оруженосца и «преступника», вызвав тем самым одурманивающий эффект, сделав их на время послушными рабами.

Данный вид магии фей назывался «рабская кровь», она влияет на подсознание, но не на сознание, человек осознает все, что он делает, но не может себя контролировать.

Затем феи подлетели к паладину, и тут уже не по себе стало Бортону. Его худшие кошмары начали сбываться, ведь феи пришли за ним, именно этого он боялся отправляясь в такое место. Безусловно Бортон знал, что в этом лесу обитают эти крылатые твари, но они уже очень давно избегают людей, никто не мог бы ожидать, что феи так открыто нападут, а раз они так сделали, значит у них должна была быть веская причина. И неужели эта причина была в том, чтобы расправиться с ним?

Парочка маленьких фей подлетели к связанному Бортону, и начали с интересом осматривать его.

-Ты был прав, Март, он действительно один из нас. – проговорила одна крылатая тварь.

-А то! Я же тебе говорил? Я почувствовал его сразу, как он вошел в лес!

-Что вам от меня надо? – Бортон был в ужасе, но старался этого не показывать, уже представляя, что с ним собираются сделать.

-Кажется, он нас боится! – сказала одна фея.

-Конечно он нас боится, мы же ему ничего не объяснили, а он, наверное, и знать не знает, кто он такой! И не удивительно, мы ведь таких еще ни разу не встречали…

-О чем вы говорите? – Бортон был озадачен, так как не мог понять контекста этих слов.

-Вот видишь? Я же сказал. – крылатая тварь подлетела по ближе к Бортону – Мы почувствовали тебя, когда ты еще только вошел в лес. Мы, феи, можем чувствовать друг друга на многие мили, наше чутье покрывает всю лесную зону! И мы чувствуем энергию исходящую от твоего тела, энергию, которую излучает любой из нас.

-Вы что, хотите сказать, что я – фея? – спросил ошарашенный Бортон.

-Не полноценная, конечно, нет, вон какой ты большой, и крыльев нет! Но энергия явно наша, вероятно в твоем зачатии принимали участие феи. Ты знаешь кто были твои родители?

-Эмм... Н-нет. – Бортон был еще более ошарашен и шокирован, ведь он действительно был сиротой.

-Думаю ты новый вид – полуфей! Да ты и сам посмотри, на плаще твоем вышиты два прозрачных крыла, разве они не символизируют нас? Ты подсознательно понимал, кто ты есть, поэтому выбрал такой узор! Не знаю, знавала ли история когда-нибудь такого, но ты явно уникален! Мы бы хотели, чтобы ты был с нами, с твоим человеческим видом и сущностью фей ты будешь нам очень полезен! Ведь люди уже давно охотятся на нас, мы надеемся, что ты нам поможешь справляться с ними. Но и мы в долгу не останемся, будем тебе помогать во всем.

-Те люди… Вы говорите о охотниках на фей, хотите, чтобы я вас защищал от них? Что же, я согласен, но и в замен потребую не меньше.

Феи развязали Бортона, а затем отвели его, а также «зомбированную» компанию, к себе в деревню. «Деревней» это можно было назвать постольку поскольку, ведь домов там в привычном понимании не было, зато повсюду росли цветы, на земле, на деревьях, и да, на других цветах тоже росли цветы. Именно в цветах и предпочитали спать феи, да и одежды их были сделаны из лепестков.
Бортон связал «компашку зомбей», и примотал их к ближайшему дереву.

-Сколько на них еще будут действовать ваши чары?

-Часа четыре, не меньше. Ах да, тебе же надо человеческий дом, ты же слишком большой, цветок твоего размера вырастить будет достаточно сложно. В 20 минутах ходьбы отсюда есть хижина лесника, она пустует, можешь там отдохнуть, а мы пока обсудим твое появление в наших краях.
До хижины лесника Бортон добрался достаточно быстро, впрочем, «хижину» уже было не узнать, она вся проросла цветами словно сорняками, хорошим моментом было то, что внутри цветов было не так уж и много, зато кровавые следы на стенах намекали о том, что случилось с прошлым владельцем и почему сейчас это место пустует.

Целый час Бортон сидел, думая, как он до такого докатился, пока в окно не влетел один очень любопытный фей.
Фей кружил вокруг Бортона, с интересом осматривая бывалого паладина.

-Тебе чего? – немного раздраженный нахальством гостя буркнул Бортон.

-О, прости. Я слышал, что к нам пришел полуфей, вот пришел лично посмотреть! Если ты против я могу уйти! – фей явно не хотел казаться назойливым гостю.

-Да ладно уж, оставайся.

Бортон выдвинул открытую ладонь, предоставляя место, где бы фей мог расположиться, хоть паладин и не знал этого наверняка, но он подумал, что это может выглядеть как дружественный жест. Фей не заставил себя ждать, и запрыгнул на ладонь к гостю.

-Повезло же, сама судьба послала тебя в этот лес! Встреча с тобой явно не совпадение.

-Феи. Ваша наивность меня всегда поражала. Обладая великой силой, вы чаще всего руководствуетесь эмоциями, а не рассудком.

Бортон резким движением довел до рта ладонь, и сжал зубы. Кровавый вкус оказался на его языке, но фей еще был жив, впрочем, двигая челюстями под хруст костей Бортон быстро исправил это. После чего Бортон проглотил получившуюся кашу, и запил это водой.

Совпадение? Судьба? Полуфей? Как бы не так. Порой логика оказывается там, где ты её совершенно не ждешь. Давно, будучи достаточно богатым, Бортон выработал для себя одну традицию, своего рода ритуал. У охотников за феями он скупал живой редкий товар за большую сумму, после чего употреблял их в пищу. За год Бортон съедал сотни фей. Поначалу он верил, что их магическая структура даст ему рано или поздно пользоваться их магией, и тогда он будет не просто паладином, а настоящим чудотворцем, коего еще не знали люди, и подарит людям свет и добро. План достаточно быстро провалился, Бортон понял, что есть фей – занятие крайне глупое, ибо их магией он от этого не обзавелся. Впрочем, из рациона он не спешил их исключать, ведь паладин настолько вошел во вкус, что уже не мог обойтись без этой традиции. Хоть магии это не дало, но десяток лет такого рациона плоть и пыльца этих существ служили для формирования тела Бортона. Их переваривание в организме использовалось для формирования костей, кожи, слизистой оболочки и даже крови паладина, не удивительно, что другие феи теперь чувствуют в нем частичку своего народа.

Лес Фей Бортон выбрал не случайно, ведь после казни он планировал встретиться с одним из охотников, чтобы закупить у него свежий живой товар. Да и узор на плаще Бортон выбрал целенаправленно, в честь любимого деликатеса. Кто же мог подумать, что феи нападут на них, в тот момент Бортон решил, что маленькие крылатые твари пришли по его душу, мстить за съеденных товарищей.

Конечно, есть фея сейчас поступок крайне опасный, ведь феи могут чувствовать друг друга на расстояние, но Бортон знал, что это хорошо работает только на больших расстояниях, в «более тесной компании» пытаться чувствовать других фей занятие бесполезное, ведь источников, окружающих тебя, столь много, что ты просто не способен сориентироваться в них.
***

Исправил(а): Esper, 25 октября 2016, 19:36

--------------
Я играю в игры в которые никто не играет. Я смотрю аниме которое никто не смотрит. Я делаю сабы которые никто не читает. Я разговариваю с людьми которых не существует. ~
Дата сообщения: 25 октября 2016, 19:32 [ # ]
Вердек 
Фантазёр
HP
MP
 LVL. MASTER
 EXP. 2185/1000
 Автор FFF
 Рег.: 29.10.2006
 Постов: 6086
 
Профиль PM 
Среда.
Свет в ночи.


На поверку одноколейка оказалась очень старой. Ржавчина, покрывавшая рельсы свидетельствовала о том, что по ним давно никто не ездил, когда-то просмолённые шпалы высохли и потрескались, а между ними густо росла трава, вместо многих крепёжных штырей зияли дырки.
Друзья разочарованно разглядывали этот заброшенный путь. Здесь, на просеке было немного светлей, чем под пологом леса и хорошо виднелось, что рельсы уходили вдаль в обе стороны и было совсем без разницы в каком направлении искать выход из леса.
- Урал придётся оставить здесь. - решил Васян - Потом за ним вернёмся. Не катить же в такую даль.
Идти по пути было неудобно. Старая насыпь во многих местах осела, образуя ямы на дне которых лежали вывалившиеся шпалы, а кое-где и сами рельсы прогнулись от времени и висели над ямами словно ослабленные тросы. Ожидать случайного поезда не приходилось. Пути были заброшены много десятков лет.
- Не знаешь куда эта линия могла вести? - спросил Даня. - Я не помню, чтоб в эту сторону ветка вела.
Это было правдой. Ещё пацанами, а потом подростками они облазили и объездили все окрестности деревни и уж, конечно, знали бы о заброшенном рельсовом пути. Более того, они никогда ни от кого о нём не слышали. Васян в ответ только пожал плечами. Эта загадка ещё одной монетой легла в копилку сегодняшней ночи, которая и не думала кончаться. По всей окружности, сформированного макушками деревьев горизонта, не виднелось и намёка на рассвет, небо везде было одинаково тёмным, хотя Данькины часы показывали без четверти полдень. По молчаливому обоюдному согласию друзья отказывались обсуждать этот парадокс, слишком невероятным он был и слишком мрачные мысли вызывал. Путаницу вносило ещё и то, что звёздное небо было своим, родным, с россыпью знакомых созвездий, расположенных на привычных местах. Если бы на нём сияли чужие звёзды, тогда парням стало бы ясно, что они действительно куда-то перенеслись. Это было бы проще, а если и не проще, то хотя бы понятней. Но нет, они однозначно были на земле. И лес словно издевался над ними, чёрной стеной выстроившись по краям просеки и скрывая в своей непроглядной тьме миллион вопросов. Возвращаться под его сень не хотелось.
Васян шёл впереди, нахлобучив на голову капюшон штормовки, прыгая со шпалы на шпалу, Даня чуть сзади, в правой руке сжимая прихваченный фонарь, включать его он пока не стал. Когда встречались ямы, друзья, проходили над ними по рельсам, взявшись за руки для равновесия. Через некоторое время Даня отметил ещё одну странность. Он приложил руку к металлической поверхности одного из рельс.
- Тёплое. - констатировал он. - Словно на солнце нагрелось.
Васян, не поверив, сделал то же самое. Солнца на небе не было уже несколько часов, а рельс так и не остыл. Более того, от самой земли шло тепло - факт, которого они не заметили раньше.
- Может у нас того... глюки? - предположил Даня. - Может сейчас день-деньской, и мы бредём по этому лесу неизвестно куда, и видим только ночь.
- Ну, не обоих же сразу - возразил Васян - Я скорее в мир без солнца и геотепло поверю, чем в то, что у нас глюк одинаковый. Блин, почему мы телефоны не взяли! Проверили бы, хоть, есть здесь сеть или нет.
- Сто процентов, что нету. - убеждённо сказал Даня.
Примерно через полчаса рельсовый путь сделал широкий поворот вправо, а затем внезапно прервался. Не желанной станцией, не тупиком. Рельсы, и без того неровные, завиляли ещё больше, и под конец, дугой задрались вверх метра на два, перекрутившись между собой. Вырванные из насыпи шпалы валялись тут и там, парочка ещё висела на вертикальных рельсах. Насыпь полого уходила к земле. Создавалось впечатление, что кто-то большой и сильный просто оторвал оставшийся путь  и куда-то уволок. Просека, вдоль исчезнувшего пути заросла подлеском, чем дальше, тем больше переходящим в густой лес. Друзья как вкопанные замерли перед торчащими, искорёженными рельсами.
- Меня это уже бесить начинает - сказал Васян. - Это же не имеет никакого смысла! Что это всё значит? - он схватился за рельс и попробовал его раскачать.
- А я, почему-то, ожидал чего-то подобного - негромко ответил Даня.
- Молодец! Ты у нас теперь будущее видишь? Может у тебя третий глаз вырос? Так ты лучше скажи как отсюда выбраться!
- Ха. Ха. Ха. - демонстративно ответил Даня. - Очень смешно. Пошли назад. Чего ты вцепился в это рельс.
- Да я уже злой как чёрт! Мня достали эти непонятки вокруг!
- Ну, это, как раз, всё очень объяснимо. Может здесь в советское время какой-нибудь секретный объект был. Потом его закрыли, оборудование разобрали и часть пути, который туда вел, тоже.
- Ага. А оставшуюся часть завязали узлом. Просто так, потехи ради!
Тем не менее им пришлось повернуть обратно. Оставалась надежда, что второй конец пути всё же выведет их куда-нибудь ближе к цивилизации.
- Давай посчитаем - чтобы скоротать путь завёл разговор Даня. - Слишком долгая ночь - раз. Лес, из которого нет выхода - два. Тепло, что идёт от земли - три. Три. Этому может быть какое-то научное объяснение?
- Я уже говорил - ответил Васян - параллельная вселенная. Но это предположение на уровне фантастики. Причём плохой фантастики - два дурака, после бани нахлебавшись пива, поехали на мотоцикле искупаться и зарулили в параллельный мир. Об этом лучше никому не рассказывать, засмеют. Я бы засмеял.
- Ну да - согласился Даня - Утешает одно - разгадку мы всё равно отыщем, раз уж оказались здесь. Впрос в том, понравится ли нам то, что мы узнаем. Слушай, а может быть...
- Что это? - прервал его Васян.
Даня посмотрел куда он указывал. Они уже миновали поворот и теперь рельсы прямой стрелой убегали вдаль. И там, вдали, в том месте, куда уходили рельсы, загорелся свет. Небольшая но яркая точка, которая постепенно увеличивалась в размерах. Васян хлопнул сея по лбу.
- Ёлки зелёные...
- Ты же не хочешь сказать, что это... - начал было Даня, но его голос был прерван явственным, до боли знакомым гудком локомотива. Этот звук прорезал тишину окружающей ночи, накрыв собой спящий лес и бальзамом пролившись в сердца двух друзей.
- Поезд!!! - заорал Васян - Даня, поезд!!! Мы спасены! - он крепко обнял друга. Потом скинул с себя штормовку и принялся неистово махать ею, стоя на рельсах.
- Погоди! Надо вот так! - Даня включил фонарь и начал делать им круговые движения. В кои-то веки пригодились почерпнутые в школе знания о том, что круговые движения фонаря на рельсах, означают опасность и любой поезд должен остановиться, увидев их.
Но поезд, почему-то не останавливался. Свет головного прожектора продолжал увеличиваться в размерах, он уже слепил, мешая разглядеть сам локомотив. Ещё один гудок прорезал окружающий лес.
- Стой!!! - орал Васян. -Ты, что, ослеп! Стой!!! - он махал щтормовкой не собираясь уходить с рельс.
Даня начал включать и выключат фонарь, пытаясь хоть так привлечь внимание машиниста. "А вдруг там и нет никакого машиниста?" - мелькнула у него мысль. Железная махина на полном ходу приближалась к ним. Вот-вот раздастся скрип тормозных колодок. Ну. Ещё немного...
- Стой!!! - Васян продолжал отчаянно сигналить.
В последний момент Даня кинулся на друга, оттолкнув его с пути и они оба скатились в траву с невысокой насыпи. Мимо них замелькали светящиеся окна вагонов. Они казались размазанными от высокой скорости. Стучали по рельсам колёса. Поезд оказался электричкой. Обычной, знакомой электричкой. Васян, вне себя от гнева, тут же вскочил с земли и принялся кричать в сторону проехавшего головного вагона
- Ты, что, тварь!!! Ты, что, не видишь!!! Совсем ослеп!!! Стой!!! Стой, скотина!!! - он кинул штормовку на землю  и кинулся следом.
Даня припустил за ним. Но думал он не о том, почему электричка не остановилась. Он думал о том откуда она взялась и куда она едет. Ведь там впереди, за поворотом, пути кончались. Он обогнал отставшего от электрички Васяна. Вагоны уже скрылись за поворотом и Даня инстинктивно ожидал услышать грохот, сошедшего с пути состава.
- Даня! - крикнул позади Васян - Поздно! Она ушла!
- Куда ушла? - криком на крик ответил Даня - Там тупик!
Васян, выпучив глаза, подорвался за ним. Не прошло и пяти минут как они были на месте. Те же загнутые рельсы, разбросанные шпалы, тянущийся к звездному небу подлесок за ними. И никаких следов крушения, и никаких следов электрички. Тишина снова сомкнулась вокруг, словно и не было ничего. Васян молча открывал рот, не в силах высказать ни слова, а Даня уселся на тёплый рельс. Это было уже не смешно. Произошедшее указывал, что либо они оба сошли с ума, либо... А, что "либо"? Параллельный мир? Нет, об этом лучше не думать.
Через пять минут рядом присел Васян, поёжился, обхватив себя руками, он снова был в одних бриджах, штормовка осталась лежать в траве, где-то за поворотом.
- Я одно могу точно сказать - произнёс друг - это не сумасшествие. Эта электричка, чёрт возьми, была реальной. Я чувствовал как земля дрожит под ногами.
- Ты сам сейчас дрожишь. - грустно ответил Даня.
- Надо штормовку подобрать. Холодает. Может рассвет скоро?
- Может.
- Так пошли?
- Пошли.

--------------
Перевод игр серии Dragon Quest.
Дата сообщения: 26 октября 2016, 11:11 [ # ]
Head Hunter 
Слабые не прощают
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 965/1000
 Рег.: 31.10.2005
 Постов: 4322
Играет в:
На игры... Больше... Не стоит...
Читает:
Время жить и время умирать
Профиль PM 
День третий. Внутри чище, чем снаружи

Василь окружил себя яркими фонарями,  выбрался из тележки и лег прямо на землю, спиной к листам сомкнувшегося леса. В перекрестье лучей света лес походил на громадный ангар, чьи границы простирались дальше возможностей фонарей. Становилось жутковато от мыслей, что эдакий глухой короб раскинулся на километры, на сотни километров, а быть может и на тысячи. И он в этом лесу один. Один на один с целой планетой. Впрочем, одиночество полбеды – с одиночество Василь научился справляться еще в детстве. Беда, если с наступлением темноты в лесу проснулись какие-нибудь зловещие черти, что сейчас прячутся за стволами и ждут, пока он уснет.
Поначалу Василь напряженно вглядывался в темнеющую ширь, прислушивался и всячески старался сохранять бдительность. Однако однообразие караула, глухая тишина и усталость отвыкшего по деятельности тела упорно склоняли веки сомкнуться. Ото сна спасал только голод, стягивающий кишки колючей проволокой.
Василь перевернулся на спину, подложил под голову сорванную с дерева «улитку» и уставился в потолок. Толстые, часто наложенные друг на друга листы совсем почернели. А может они и были такими изнутри.
– Зачем хлорофилл там, где нет света. Вот утром… – Василь прикусил язык и торопливо поднялся.
Утро. В суете курьезов планеты он совсем позабыл уточнить у компьютера продолжительность суток. За сколько планета оборачивается вокруг оси? Когда настанет это самое утро?!
Как ни старался Василь, но достучаться по удаленной связи до челнока не получалось. Выходило, что листы деревьев блокировали сигналы точно и впрямь были металлическими. От волнения подскочил пульс, а следом пополз к верху индикатор потребления кислорода. Следовало немедленно успокоиться, что б выровнять генерацию газа с его расходованием. Василь глубоко вздохнул и подумал о хорошем. Подумал о шампуре сочного шашлыка и бокале доброго вина. Улыбнулся мыслям, вдохнул-выдохнул уже спокойней.
– Так, вот и хорошо, – провожал он взглядом шкалу кислорода в зеленую зону. – Если через шесть часов не раскроется, значит, придется дырявить.
К голоду присоединилась жажда. Василь пробовал отвлечься: ходил на руках взад-вперед, проверял фонарики, изучал стены, легонько царапал их… Но все занятия неминуемо кончались и неминуемо возвращался зов утробы. Ища утешения в чем-то новом, Василь стал проверять показания окружающей среды и, добравшись до состава воздуха, удивленно хмыкнул. Внутри сомкнутого леса кислорода было больше, чем снаружи, а углекислоты наоборот, меньше. Выходило, что в сени листов воздух диво как походил на земной. Ни бактерии, ни вирусов по-прежнему нет.
Немного поколебавшись, Василь выключил генератор кислорода, отстегнул патрубок и медленно, словно опасаясь незримого удара, снял шлем. Попробовал воздух одной ноздрей. Потом другой и, наконец, вдохнул полной грудью. Дышалось легок и… Вкусно. Воздух точно оседал на губах сладковатой пыльцой, а ноздри от него начинали слипаться. Василь снял перчатку,  вытер ладонью нос, посмотрел на пальцы. Пальцы блестели. Он потрогал липкий, точно сопли, налет, растер между пальцами и, скривившись, попробовал языком.
– Сладкий.
Вкусом лесные сопли напоминали сахарный сироп. Василь снова проверил датчики, но те не показали ничего страшного.
– Странно все это. – И действительно. Только теперь Василь стал замечать, что стволы ближайших деревьев покрываются туманными росинками, которых раньше явно не было. – Вот так уже интересней.
Василь забрался в свою гусеничную коляску и поспешил к ближайшему стволу. Странно, но прежняя усталость как будто отступила. Да и голод, пусть все еще докучал, но уже не так остро.
Доехать до дерева Василь не успел, остановился на шлепающий звук езды и склонился к земле. Потрогал рукой мочальную почву.
– И тут сладости…
Сквозь землю проступали блестящие в луче фонаря капельки. Именно они приклеивались к гусеницам тележки. А стволы деревьев и в самом деле преобразились. Гладкие днем, теперь они топорщились щетинками, кончик каждой из которых блестел крохотной садкой капелькой. Василь провел рукой по стволу приглаживая их. Щетинки прилипли к стволу, но тут же медленно стали расправляться, наливаясь новыми капельками. Вблизи ствол дерева источал отчетливый медовых запах. Но не натуральный, а искусственный, замешанный на сахарном сиропе.
Кланяясь дереву, Василь не сразу заметил, что тьма понемногу отступила, а когда заметил, то выстрелил лучом фонаря в потолок, надеясь встретить там рассвет, но… Листы по-прежнему были сомкнуты и черны. Светился сам лес. Вернее те микроскопические былинки, что он выделял. С каждой минутой их становилось все больше и они разгорались все сильней. Вскоре стволы деревьев обернулись столпами света, а земля под ногами побледнела, как белобокое облако. И только небо над головой, упрямо чернело смеженными листами.
Василь  вернулся с намерением повыключать фонари, но позабыл о них, едва его взгляд попал на "улитку". Тот плод, который он надломил, чтобы посмотреть что у внутри опрокинулся и вытек. Некогда белая вода обрела молочный, с ртутным отливом цвет. Она ярко пульсировала и... Текла. Не просто растекалась лужей, а убегала обратно в лес. Целый плод, что служил Василю подушкой, вздрагивал от внутренних ударов. Его содержимое явно просилось на волю.
– Ну что же, иди, догоняй, – напутствовал Василь, разломив плод и наблюдая как молочно-белая струйка зазмеилась прочь. – А я посмотрю, куда вы так спешите.

--------------
Точно так же, как человек не будет заботиться о жизни в другом теле, кроме его собственного, так и нации не любят жить под господством других наций, как бы благородны и велики они ни были.
Дата сообщения: 26 октября 2016, 13:54 [ # ]
OneFlyMax 
Still here.
HP
MP
 LVL. 8
 EXP. 685/700
 Рег.: 29.06.2012
 Постов: 1751
 
  OneFlyMax
Играет в:
Trails of Cold Steel II(on hold), п4г
Смотрит:
на Богинь
Профиль PM 
Среда.
Свет в ночи.
Борьба.


-Это я, конечно, здорово попал.
Я никогда раньше не думал, что со мной может произойти нечто настолько странное и необъяснимое. Поэтому сейчас я совершенно не знал как реагировать на эту ситуацию. Продолжая слепо смотреть на всё ещё тёплый радар в моей руке, я постепенно начинал понимать, что поездка в этот странный лес, возможно, была самой большой ошибкой в моей жизни. У меня даже появилась мысль, что я могу умереть здесь. Но я не мог сдаваться без боя. Даже если сражаться придётся с неведомой странной аномалией.

Кромешная тьма не оставляла мне никакого выбора, кроме как достать свой телефон и пытаться им подсветить себе дорогу. Но только я потянулся за ним, как тут же одёрнул себя. А вдруг он также сойдёт с ума и, поигравшись со мной некоторое время, взорвётся? Передо мной встала необычная дилемма. Необычность, наверно, заключается в том, что логичнее было бы использовать телефон, так как всё же есть какой-никакой шанс того, что он будет мне немного более верен, нежели радар. Но я не хотел рисковать. Я не хотел терять своё последнее устройство. Что-то останавливало меня, заставляло любой ценой защищать кусок микросхем у себя в кармане. Да, также возможно, что он уже сломался и готов вспыхнуть у меня в штанах, но это едва ли что-то меняет. Поэтому я, отложив уже бывший радар обратно в куртку, медленно пошёл, осторожно перебирая ногами во тьме. Возможно, по пути увижу что-нибудь или придумаю, что делать.

За то время, как я следовал указаниям радара, сходил с ума от выкрутасов, которые он мне показывал, и размышлял, использовать ли мне телефон, стало совсем уж нереально темно. Посмотреть время я нигде не мог, но по моим ощущениям с момента приезда прошло часа четыре, когда стемнело до такой степени за каких-то полчаса. То есть сейчас должно быть от силы семь вечера. И хотя во все мои ночные походы в лес я всегда мог поднять голову и увидеть звёзды, ну, или хотя бы просто разглядеть небо, сейчас же, во вполне не ночное время, мало того, что неба видно не было, я с трудом мог увидеть своё тело. Из-за этого мне пришлось выставить руки вперёд и идти с черепашьей скоростью, надеясь не врезаться в дерево. Порой, нащупав какое-нибудь попавшееся мне на пути дерево, я медленно проводил рукой рядом с ним, ища проход дальше. После того, как я такими темпами прошёл метров триста, я немного осмелел и решил ускориться. Но не тут-то было. Буквально через три-четыре шага я, не заметив аккуратно торчащий корень какого-то дерева из земли, споткнулся о него и полетел к земле. Благодаря тому, что руки я продолжал держать на весу, я не убился об огромный булыжник, который оказался ровно под моей головой. Зато вогнал свою левую ладонь в одну из веток, валяющихся на земле рядом с тем деревом. Острая боль резко отдалась во всей руке.
-Ааа! О Господи, как же больно! – кричал и ругался я, поспешно вставая на ноги. Как только я встал, немедленно вынув из руки ветку, почувствовал, как по ладони начала течь горячая вязкая жидкость, - о нет! Кровь! Срочно! Срочно надо её остановить! – одной рукой я достал блокнот с моими описаниями красот этого прекрасного леса, вырвал пару листов и приложил их к ране.
И тут я внезапно кое-что вспомнил. Почему же я до сих пор не попробовал один из старейших способов найтись кем-то в лесу: покричать? От такой неожиданной находки боль даже немного ослабла. И я, набрав побольше воздуха в легкие, закричал во всё горло:
-Аауууу!!! Лектор!!! Кто-нибудь!!! Помогите!!! Аауууу!!! Я заблудился!!! – но лес ответил мне тишиной, - это немыслимо… - с отчаянием выдохнул я.
Успокоившись, я сел на землю, облокотившись спиной на ствол этого злосчастного дерева. Всё моё желание продолжать бороться пропало после первого же поражения. Я и жить-то уже не хотел. Хотелось только закрыть глаза и уснуть здесь навсегда. Мне уже было всё равно. Ну, раз я решил больше никуда не идти, можно и на телефон посмотреть в последний раз. Аккуратно запихав обёрнутую покрасневшей бумагой руку в карман, я полез-таки за телефоном. Но что-то меня вновь остановило. Только теперь это были не мои внутренние чувства, а какие-то блики в глубине леса. Сначала я подумал, что мои глаза уже начинают отказывать, но когда эти блики превратились в две стабильные горизонтально расположенные точки, я вновь почувствовал волю к жизни. Возможно, это мой шанс на спасение! Я встал и аккуратно пошёл в их сторону.
Идти стало гораздо легче, ведь теперь я вижу какой-никакой, но свет. Постепенно приближаясь, я видел, как точки становятся больше, а значит это не иллюзия какая-то, а реальный источник света. Неужели это фары моей машины? Может, Лектор услышал меня и поехал на крик? Но реальность вновь показалась во всей своей красе и разбила все мои надежды и мечты. Хотя с реальностью, конечно, это должно быть мало связано. Между двумя точками света появилась третья. Потом сверху четвёртая. И затем пятая чуть выше и правее. А после они все перемешались и начали двигаться в хаотическом порядке. Это явно не было моей машиной. Я вообще не совсем понимал, чем это могло быть, но продолжал идти, хоть немного и сбросил скорость.

Исправил(а): OneFlyMax, 29 октября 2016, 16:47

--------------
THE ONE
Дата сообщения: 26 октября 2016, 17:33 [ # ]
Esper Онлайн
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 973/1000
 Рег.: 21.08.2009
 Постов: 4895
Играет в:
Огдана
Профиль PM 
День четвертый.
Чужой.

***

Прошло еще несколько часов, и Бортон отправился прямиком к своим «заложникам», которые должны уже были прийти в себя.
По дороге он встретил несколько фей, которые завели с ним разговор «ни о чем», а затем… Существо невиданной ранее внешности предстало перед ним, создание, что пархало перед взором паладина, восхищало и умиротворяло. Крылья как у фей, но в основе нечто другое, совершенно отличающее это создание от тех крылатых тварей.

-Что это за создание такое? – произнес удивленно Сэр Бортон.

-Ты что, ни разу не видел бабочек? - Удивились летающие рядом феи, и засмеялись.

-Бабочек? Кто бы мог подумать, что такое и правда существует…

Паладин был впечатлен. Странное создание осталось в его сознании и немного смягчило его по дороге к заложникам, к которым он уже приближался.
Те сидели там же, где он их и оставили, привязанные к дереву, бросая в сторону Бортона обиженно-озлобленные взгляды.
Первым заговорил Святой Отец.

-Бортон, мы все еще можем договориться…

Впрочем, паладин решил просто игнорировать его слова. Для начала Бортон достал свой меч из ножен и подошел к «преступнику», казнь которого немного задержалась. Лезвие клинка в тот же час оказалась у горла бывшего друга. В такой момент Сэр Долер начал делать то, что начали бы делать многие на его месте – искать способ выжить.

-Я знаю, что прошу многого, но я взываю к твоей справедливости! Позволь решить мою судьбу совету! Доставь меня к ним, прошу, и я отвечу за свои грехи! Позволь мне избежать твоего меча правосудия, хотя бы до тех пор, пока я не увижусь с советом.

-А ведь знаешь, кое в чем ты прав – Бортон воткнул меч в землю, Долер уже было хотел облегченно вздохнуть, как увидел топор возникший в руках паладина – Ты не достоин очищения грехов моим святым мечом, у тебя был такой шанс, и ты его упустил. Так умри же со своими грехами!

Топором из хижины лесника Бортон нанес первый удар.

-Бортон, постой, ты не понимаешь, что ты делаешь! – вскрикнул Святой Отец, но Бортон был глух к нему.

-Я не получаю удовольствие от этого! Я не получаю удовольствие от этого! Я не получаю удовольствие от этого! – говорил раз за разом паладин после каждого удара топором.

После 12 ударов, когда от бедняги уже мало что осталось, Бортон подошел к Святому Отцу.

-Знаете, Святой Отец, я много вам наговорил, когда вы предали меня. Я хочу, чтобы вы знали, я так не считаю. Я не считаю, что вы не заслуживаете искупление своих грехов, поэтому вы найдете более достойную смерть от моего меча.

-Идиот… Ты хоть знаешь КОГО убил? Ты думаешь, я просто так ему вызвался помогать? Думаешь мне нравилось, что он делал с теми девушками? Он был один из Плеяды! И теперь тебе уже мало что поможет. Я же говорил, то, что мы делали, было и для твоего блага тоже! Тебе надо было просто согласиться на наши условия!

Плеяда – группа самых влиятельных людей в этом мире. Их личности покрыты тайной, по закону они от обычных людей даже ничем не отличаются, и не имеют веского слова, как у тех же титулованных паладинов. Что их отличало – так это их влияние.  Их связи с высокопоставленными людьми настолько сильны, что с Плеядой невольно приходится считаться всем.

-Если плеяда покрыта грехами, как и Долер, то я и их убью, мой меч правосудия не избежит никто. Святой Отец, я приговариваю тебя к смерти за твои грехи и отступничество! Доказательством служит мое свидетельство твоих грешных поступков!

Бортон занес меч для удара.

-Стой! Я требую обращения к совету! – крикнул Святой Отец, тем самым остановив смертельный удар Бортона.

Обращение к совету могут требовать только Святые Отцы, поводом для обращения обычно служит какая-то важная информация, которой Святой Отец хочет поделиться с советом. По правилам если кто-то из Святых Отцов хочет обращения к совету, то паладины должны помочь им в этом.

-И не мечтай – ровной интонацией выдал паладин.

–Если ты правда говоришь о справедливости, о чести и о свете, ты должен выполнить мое требование! У меня есть такое право, ты можешь вынести мне смертный приговор, но даже он не лишает меня моего звания!

Паладин призадумался.

-Хорошо. Будет тебе обращение к совету. Но не мечтай, что уйдешь отсюда живым, к совету можно и письменно обратиться, я найду тебе перо, а так как в лесу чернил мне не найти, будешь вместо них использовать свою кровь.

-Ты не можешь доставить мое обращение, ты не гонец церкви! – попытался увильнуть Святой Отец.

-Не думай, что я не знаю правила церкви, которой посвятил всю свою жизнь! Титулованные паладины могут брать на себя обязанности гонцов церкви при обращении к совету, если того требует ситуация. А она того требует! Просто сиди и жди, перо тебе будет.

Далее Бортон прошел к оруженосцу, тот лишь испуганно смотрел на своего господина.

-Готов принять свою судьбу, парень?

-Пожалуйста, не надо. – только и вымолвил оруженосец.

Бортон призадумался. «Может быть и правда стоит ограничиться полумерами? Ведь я видел сегодня бабочку…» Бабочка надолго оставила свой образ в мыслях паладина, и заставила того поменять свое решение.

-Что же, ладно, можешь считать, что сегодня твой день.

Сказав это, паладин замахнулся мечом, и рубанул им по руке, рука оруженосца отлетела в сторону, вместе с ней были разрезаны и веревки.
Из оставшейся части руки полилась черная жидкость, оголился металл и выпали искрящиеся провода. Зрачок оруженосца закатился, и засиял красным цветом.

-С-ка-ни-ро-ва-ни-е – произнес неестественным голосом «оруженосец».

-Что это за магия такая? Металлический голем? – с удивлением произнес паладин, резко отрубая голову своему «оруженосцу».

-Наверняка это Плеяда, им и такое под силу! – вскрикнул Святой Отец.

-Твоя судьба решится позже. – сказал паладин, уходя в сторону к небольшой речке неподалеку, надо было обдумать все события в спокойной обстановке.

За ним проследовала одна фея.

-Ого, это было потрясающе! Ты так хорошо владеешь мечом! – удивленно протянула фея.

-Мне кажется, я заболел. – немного охрипшим голосом произнес Бортон.

-Заболел?

-Да. Горло болит жутко.

-Я наберу тебе целебных трав! Просто подожди тут!

-Стой! Не мог бы ты посмотреть.

-Посмотреть? Что?

-Мое горло. Мне кажется туда что-то попало.

Бортон открыл рот, фея аккуратно подлетела к нему, и, облокотившись на передние зубы, заглянула внутрь.

-Ам. – сказал Бортон.

-… - ничего не сказала фея, поскольку была уже мертва.

-Эхх, феи. Такие наивные.

Но не долго был Бортон в одиночестве. Прямо перед ним возник парнишка лет 15-16, в странных, невиданных Бортоном никогда, одеяниях, с необычным цветом лица.

-Ты… ты кто такой? – удивленно спросил Бортон.

-Я? Кхм… Можешь называть меня богом. В каком-то роде так оно и есть. Твой оруженосец... Это моих рук дело. Я его создал таким, какой он есть. Как, впрочем, и тебя я сделал таким, какой ты есть сейчас. Смерть твоего оруженосца послужила поводом моему появлению здесь.

***

Исправил(а): Esper, 26 октября 2016, 19:49

--------------
Я играю в игры в которые никто не играет. Я смотрю аниме которое никто не смотрит. Я делаю сабы которые никто не читает. Я разговариваю с людьми которых не существует. ~
Дата сообщения: 26 октября 2016, 17:46 [ # ]
Head Hunter 
Слабые не прощают
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 965/1000
 Рег.: 31.10.2005
 Постов: 4322
Играет в:
На игры... Больше... Не стоит...
Читает:
Время жить и время умирать
Профиль PM 
День четвертый. Как в парилке
Спустя час неторопливого преследования Василь заметил, что начал светиться сам. Всего его облепили микроскопические выделения леса, исподволь накинув маскировочный покров. Он стянул подшлемник, вывернул наизнанку, отер им лицо, высморкался и спрятал в карман. Потом натянул шлем, включил систему дыхания и продолжил погоню.
Двигаясь в ослепительно-белом пространстве, Василь едва держал взглядом убегающие вдаль ручейки. Если бы они не извивались по-змеиному и не взблескивали ртутью, то он, верно, давно бы потерял след. С возвращением шлема вернулись визоры и Василь включил световые фильтры. Автоматика самостоятельно установила нужный процент гашения, остановившийся почти на девяноста семи. Окружение посерело, точно в пасмурный день, но видно стало гораздо лучше.
Есть расхотелось совершенно. Пить и спать – тоже. Усталость куда-то пропала, а голова сделалась ясной, точно весеннее утро. В улучшении самочувствия Василь грешил на лесную росу, коей он успел вдоволь надышаться. Выходило, будто энергия ее сладости миновала желудок, попадая прямиков из легких в кровь. Светящаяся пыльца либо одурманивала его, притупляя тягостные ощущения, либо он ею, действительно, наелся.
– А может и то и другое.
Еще через час патоки стало настолько много, что в ней начала застревать гусеничная тележка. Василь то и дело приподнимался на руках, отдирая ее от земли, но, чуть позже, она вовсе перестала справляться с липким слоем, и тогда пришлось шагать самостоятельно.
Появилась еще одна змейка. Она петляла поодаль, то появляясь, то пропадая за стволами деревьев. Оценка углов следования показала, что через двести-триста метров новенькая змейка и две его – встретятся.
Яркость окружения неумолимо возрастала. Трудно было представить что бы он делал без защитных забрал своего шлема, показывающего уже девяносто девять и пять десятых процента гашения. Ожил и датчик температуры. Всю дорогу он показывал комфортные двадцать градусов, а теперь на нем сверкала цифра «35», которая долями продолжала неторопливо накручиваться.
Через несколько минут температура резко скачками поползла вверх. Василь знал, что костюм мог выдержать до ста двадцати градусов, но когда температура всего за несколько шагов подросла сразу на двадцать пунктов, в растерянности остановился. Ему страсть как хотелось увидеть, чем же окончится встреча змеек, но и поджариться раньше времени ему претило.
– Ладно. Раз вы так, то и мы хитрить начнем.
Он выскочил из тележки, поднял ее вверх гусеницами, как следует обтер рукавом и поставил обратно. Лишенная веса его тела, тележка спокойно стояла на поверхности патоки и уже никуда не застревала. Тогда Василь водрузил на нее камеру дистанционного обзора, сжал пальцы левой руки, как следовало, и тележка покатилась вперед.
– Так-то, – буркнул Василь и заковылял в сторону своего челнока.
Жара не спадала, а только росла. Пыхтя и чертыхаясь, Василь несся на руках так быстро, как только мог нестись безногий в астрономической выправке. Он уже не обращал внимания на утекающий кислород – все его внимание похитил датчик температуры.
«87,88,89,93,93,93,102»…
Василь упал, прилип к патоке. Насилу оторвавшись, он сразу метнул взгляд на наручный дисплей.
«114».
– Зараза…
Когда Василь добрался-таки до стены, температура значительно превышала допустимые значения. Дисплей на предплечье тревожно вспыхивал, к потрепанному воздуху примешался запах пластика, но треклятая патока под ногами не таяла, а только густела. Отдуваясь, точно загнанная лошадь, Василь выхватил из-за пояса плазменный резак и щелкнул запалом. Резак высек зелено-пурпурную струю огня и с шипением вгрызся в толстый лист.
Наружу Василь вывалился, точно бревно из грузовика. Вывалился, упал грудью на корень и скатился ниже – в самую воду. Вынырнув на поверхность, он схватился за шварт капсулы. Осмотрелся. Проделанная брешь сияла как осколок солнца. Свет вырывался мощнейшим прожектором, мостившем по океанической глади бесконечно длинную дорожку.
Прежде чем нырнуть в гостеприимно распахнувшиеся люк, Василь стянул липкий костюм и выбросил его. Шлем он тоже снял, но швырнул его не в воду, а в сияющее белизной отверстие.
– Боже, я дома, – невольно вырвалось у Василя, когда он задраил люк и, в одном исподнем, упал в ложе, ставшее вдруг таким удобным.
Отдуваясь и вздымая бока, точно загнанная кобыла, Василь вывел на экран изображение с оставленной им камеры на тележке. Изображения не было. Одна только вздрагивающая вьюга, пуржила по экрану монитора. Одно из двух. Либо камера вышла из строя, либо внутри леса воссияло так, что фильтры камеры не справлялись. Покрутив ручки настроек, Василь убедился в первом.
– Плохо… – Приуныл он, но тут же и встрепенулся. – А запись?
Запись съемки хранилась в шлеме и, к радости, она была в порядке. Коротенькая, но, вроде, целая.
До поры до времени тележка медленно катилась вслед за двумя блестящими змейками. Потом в кадре справа появилась третья, та самая, которую Василь видел еще собственными глазами. Потом появилась еще одна и еще. Через несколько минут их уже было не счесть. Изображение ухудшилось донельзя. Оно рябило, скакало, вспыхивало и всячески старалось оборваться. Последние кадр запечатлел высокую груду змеек, застывших извилинами, точно громадный, конусовидный мозг.
– Чего они хотели, – Василь скривился и пожал плечами.
Он выключил изображение с камеры, вернул показатели датчиков и обомлел. Океан, спокойный и не предвещавший беды, стал закипать.

--------------
Точно так же, как человек не будет заботиться о жизни в другом теле, кроме его собственного, так и нации не любят жить под господством других наций, как бы благородны и велики они ни были.
Дата сообщения: 27 октября 2016, 16:12 [ # ]
< Предыдущая тема | Следующая тема

[ Подписаться на тему :: Отправить тему на email :: Версия для принтера ]

Страницы: (4) « [1] 2 3 4 »

ответить новая тема новое голосование

  РейтингMail.ru