МОБИЛЬНАЯ ВЕРСИЯ
Сайт :: Правила форума :: Вход :: Регистрация
Логин:   Пароль:     
 1«192021222324252627»239ОСТАВИТЬ СООБЩЕНИЕ НОВАЯ ТЕМА НОВОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
ОБСУЖДЕНИЕ ЛИТЗАДАНИЯСообщений: 3583  *  Дата создания: 10 мая 2010, 05:44  *  Автор: late_to_negate
Zemfirot
28 сентября 2011, 12:20
LVMASTER
HP
MP
Стаж: 11 лет
Постов: 5987
Zemfirot
Предлагаю минимум 10 000, максимум 16 000.
lfm tw
Balzamo
28 сентября 2011, 12:25
Plus Ultra
LVMASTER
HP
MP
AP
Стаж: 10 лет
Постов: 4657
Balzamos
Balzamo
Metal Gear Solid V: The Phantom Pain
Генрик Сенкевич - Quo Vadis
Предлагаю минимальный обьём 6000, а максимум 16000, да. Небольшие рассказики бывают очень приятными)

Исправлено: Balzamo, 28 сентября 2011, 12:26
Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.
late_to_negate
28 сентября 2011, 13:38
слепая муха-поводырь
LV8
HP
MP
Стаж: 10 лет
Постов: 1122
jump'n'bump
Генрик Сенкевич. Крестоносцы.
Минимум можно совсем условный поставить. Почему бы кому-то не написать миниатюру?
Почтальону мало иметь ноги. Есть ещё голова, выражение лица которой имеет большое значение.
Bobber
28 сентября 2011, 13:44
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 9 лет
Постов: 4517
Соглашусь с Бальзамо. Минимум 6000, максимум 16000.
Fahrengeit
28 сентября 2011, 14:20
МОДЕРАТОР
LVMASTER
AP
Стаж: 10 лет
Постов: 9699
Fahrengeit23
Fahrengeit
Heaven's Vault
Friends
Тоже была мысль вновь вспомнить про эту тему) если сильно не разленюсь, то напишу. А у меня что-то с творчеством лень становится безграничной =(
Margaret
28 сентября 2011, 18:21
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 10 лет
Постов: 3556
Как напишем, так напишем. Долой ограничения, сва-бо-ду попугаям!
Не думаю, что кто-то размахнется на что-то серьезное, тут все спринтеры. Ну, можно на всякий случай в голове держать, что надо писать что-то не больше рассказа.
A Arago n'hi ha dama
que e's bonica com un sol,
te' la cabellera rossa,
li arriba fins als talons
Head Hunter
28 сентября 2011, 19:04
Вроде спину отпустило
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 13 лет
Постов: 4704
uncharted 4
Лесков "На ножах"
я если и напишу, то исключительно что-то миниатюрное.
Balzamo
28 сентября 2011, 19:35
Plus Ultra
LVMASTER
HP
MP
AP
Стаж: 10 лет
Постов: 4657
Balzamos
Balzamo
Metal Gear Solid V: The Phantom Pain
Генрик Сенкевич - Quo Vadis
 Margaret @ 28 сентября 2011, 20:21 
тут все спринтеры.

К нам сюда иногда наведываются, ещё) И мне лично не хочется читать "Жостокую Галагтеку" на двадцать страниц, как и не хочется читать глупый сблёвыш на двадцать строчек. Понятно, что, допустим, твоё произведение в 10 строк не будет бессмысленной хренью, и даже при наших пределах, тебе всё равно никто ничего не скажет. Но для возможных новичков, я, всё таки, настаиваю на пределах от 6000 до 16000 знаков.

Исправлено: Balzamo, 28 сентября 2011, 19:36
Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.
Margaret
29 сентября 2011, 09:25
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 10 лет
Постов: 3556
Об этом я как-то не подумала, ты прав. О новичках, в смысле. Я привыкла, что везде одни и те же лица.
A Arago n'hi ha dama
que e's bonica com un sol,
te' la cabellera rossa,
li arriba fins als talons
Zemfirot
30 сентября 2011, 01:21
LVMASTER
HP
MP
Стаж: 11 лет
Постов: 5987
Zemfirot
Подъезд.

Долго бродил вокруг дома, сидел на лавке, зашел в магазин, но там на меня свирепо смотрела продавщица, так что я поспешил удрать оттуда. Снова набираю номер - никто не отвечает. Смотрю на часы – я торчу здесь уже два часа. Я громко сматерился, и пнул бортик, потом ойкнул от боли, и схватился за ногу. Пошел во двор стал высматривать ее окно, оно было на пятом этаже. Свет не горел, хотя уже темнело. Подобрал маленький камень, кинул в окно, но не докинул. На меня с лаем кинулся противный, черный пудель, я дал ему подсрачника и кинул в него камень. Тварь не угомонилась, и появилась вторая:
- ТЫ ЧЕГО ДЕЛАШЬ, БЕС?! – Истошно заорала сгорбленная старуха, выходя из подъезда. – СОВСЕМ УЖЕ МОГОВ НЕТ, АКАЯНЫЙ?!
Я заорал на собаку и при этом раздвинув в сторону ветровку, пытаясь выглядеть более угрожающе, но эта бешенная шавка все еще носилась вокруг меня и так противно лаяла, что у меня казалось пошла кровь из ушей. Поскольку ко мне стремительно приближалась старуха мне пришлось уйти в соседний двор, что бы не слышать уже этих криков и лая из преисподней.
Сел на качель, снова достаю мобильный, отмечаю что он вот-вот сядет и ругаю себя за то что его предусмотрительно не зарядил. Захожу в аську но ее нет в онлайне. Снова перезваниваю, никто не берет трубку. Оглядываясь по сторонам, как будто это может дать решение моим проблемам. Но взгляд задерживается лишь плакате который агитируют какого-то депутата или мэра, или кто это вообще? Да всем плевать.
Опять возвращаюсь в ее двор, снова кидаю камень в окно, причем успешно, но никакой реакции не добиваюсь. На горизонте замерцала черная собака, так что я поспешил в подъезд, на секунде остановив взгляд на некрасивом и бессмысленном граффити. Подъезд внутри был черным и грязным, кнопка лифта была прожжена зажигалкой, лампочка что должна была освещать лестницу и была разбита. Лифт приехал на первый этаж очень медленно, и раздвинул свои двери на которые были наклеены наклейки от жвачек еще прошлого десятилетия. Лифт был темным и грязным как и сам подъезд, весь обрисованный непристойными словечками и рисунками. На полу лежало что-то не большое и коричневое, а пробитые дырки в лифте были забиты жвачками. Это было так отвратительно, что я решил подняться по лестнице.
Пятый этаж был заметно чище и светлее, но все равно выглядел не ахти. Ее звонок кто-то вырвал, и за место него остались лишь два провода. Осторожно взял их пальцами и соединил, после чего за стольной дверью раздалось чириканье звонка. Позвонил еще раз. И еще. Потом меня ударило током, и я запрыгал на месте тряся рукой и ругаясь сквозь зубы.

Долго рассматриваю счастливую девушку на плакате с синими боксерскими перчатками. Во первых меня смутили ее неестественно ровные и белоснежные зубы, во вторых волосы которые кажется только что были расчесаны, во вторых большие круглые сережки. Если она и в правду с кем то дралась то сережки нужно было предварительно снять, так как один удар может повредить ухо, а на зубы одеть капу, ибо… а какого черта?! Блин, ну как же так?
- Простите! – Я обращаюсь к продавщице что спряталась где то за кассовым аппаратом. – У вас пончики без пудры! Даже без сахара.
Та пробурчала в ответ что-то неопределенное, недовольным голосом. Я обреченно посмотрел на пакет где лежали еще два пончика, и у меня совершенно пропал аппетит. Даже кофе был какой-то не такой. Блин, только зря деньги потратил. Музыку что ли послушать? Нет, лучше послушать на улице, не нужно зря сажать плеер.
В кафе я был единственным посетителем. На улице было уже темно. Я поднялся и выкинул стаканчик с пакетом в мусорку. Пошарился  в кармане, выгреб деньги, пересчитал. Вроде на проезд хватит. Вышел на улицу и в меня тут же ударил морозный воздух. Опять пошел к дому. Стараюсь обходить лужи на асфальте, их видно только по тому, что в них отражаются свет фонарей. В ее окне все еще не горит свет. Начинаю ходить туда-сюда возле ее подъезда. Останавливаюсь и чихаю. На меня смотрят трое парней, рядом с ларьком где продается пиво. Один из них кавказец. Все одеты в черное, у одного из них были тонкие спортивные штаны с белой полоской. В обычной ситуации я бы улыбнулся от осознания того что кто-то до их пор кто-то так одевается, но сейчас это воспринималась как суровая действительность. Один парней достал из кармана шапку, и «поставил» ее себе на голову, сжав ее так, как будто сделал себе петушиный гребень. Раздались шаги, и я посмотрел вправо – там шла девушка, одетая в коричневое пальто и черный беретик. Я прищурился, пытаясь  рассмотреть ее лицо, но ничего не вышло. Осторожно идя к ней на встречу, я внимательно вглядывался в ее лицо. Она опустила голову и пошла быстрее. Нет это не она. Я сокрушенно отвернулся и снова посмотрел на пивной киоск. Рядом с ним никого не было. Девушка прошла мимо и зашла подъезд.
Мне чертовски холодно. Я дрожащими руками достаю телефон, что бы посмотреть время. Он вот-вот сядет. Судя по часам, я торчу здесь уже три часа.
Начинаю пританцовывать от холода. Достаю плеер, распутываю наушники. Плеер пропускаю через шиворот, он холодный как и провод, и чувствую это своим телом. Это неприятно. Ложу его в карман, одеваю наушники. Слушаю музыку. Специально делаю потише, что бы слышать, что происходит рядом, например шаги. Правый наушник еле слышно шипит, я проталкиваю его провод и вожу туда-сюда, пока шипение не прекращается. Иду к подъезду, сажусь на лавку.
Уговариваю себя не идти домой. Каждый порыв холодного ветра словно уговаривает меня идти на остановку. Закрываю рот и нос ладонями и выдыхаю теплым воздухом, пытаясь согреть замерший нос.
Около подъезда останавливается Лада, и из нее выходит мужчина, лет тридцати. На нем синие джинсы и черная, кожаная куртка. Достает пакеты с продуктами, зачем-то обходит вокруг своей машины. Когда проходит мимо меня, смотрит на меня каким-то не то презрительным взглядом, а может быть он просто чем-то не доволен. Уходит в подъезд.
Я замечаю что кто-то смотрит на меня из окна соседнего дома. Кто смотрит, я разглядеть не могу из-за плохого зрения. Мне быстро надоедает пялиться в ответ, и я снова встаю, и начинаю ходить туда-сюда, пытаясь согреется.
Дверь с шумом открывается, и оттуда буквально вываливаются две веселые, судя по веселым интонациям их разговора, девушки. Одна одета в кожаную куртку, темно красного цвета с огромным капюшоном обшитым мехом. Вторая была в белом пуховике. Когда они выходили, они посмотрели на меня.
- Он вообще никак не реагировал! Ему вообще кажется, плевать было. – Говорит первая.
- Это тот который с Машей пришел? – Спрашивает вторая.
- Неет. Я тебе про того, черненького говорю.
Дальше я уже перестал слышать их разговор. Снова смотрю на часы. По спине пробегают мурашки. Замечаю что девушки остановилась неподалеку и смотрят на меня. Та что была в белом пуховике, направилась в мою сторону, от чего я даже слегка запаниковал, но ее подруга потянула ее назад. Они засмеялись и пошли дальше.
Что бы хоть как-то согреется, решил прогуляться вокруг дома. Перейдя на другую сторону, остановился, любуясь на проезжающие машины. Около остановки остановился автобус и оттуда стали выходить люди. Я почувствовал что мой носок промок, похоже я все же наступил в лужу. Интересно, а что хотели те девушки? Познакомится со мной?
- Эй, парень! – Раздался громкий голос.
Рядом со мной материализовались те три парня, что я видел возле киоска. Тот что был с шапкой, наконец-то натянул ее на голову, видать от того что похолодало.
- Прикурить есть?
Я отрицательно закачал головой. Они подошли поближе.
- Зажигалка. – Говорит Кавказец.
- Нету.
- Не куришь что ли?
- Нет.
Они не уходили. Напряжение вырастало.
- Ну и молодец, пацан. Слышь, Серый, нам с тобой тоже курить надо бросать.
- Ага.
Они заржали.
- Пить будешь? – Кавказец протягивает мне бутылку.
- Нет, спасибо. – Отрывисто отвечаю я.
- Ну как знаешь, нам же больше достанется. – Говорит парень в шапке.
Они наконец-то пошли дальше. Один из них напоследок оглянулся на меня, что-то сказал своим друзьям и они заржали. Я шмыгнул носом и пошел дальше.
Раз два три четыре. Раз два три четыре. Зачем я считаю? Раз два три четыре. Сколько ждать еще? Ты просто тряпка, ничтожество. Боже как противен, омерзителен. До чего ты себя довел? Иди домой, налей себе кефиру и съешь пряников.
Мерзну около подъезда. Отхожу в сторону, что бы пропустить мамашу с коляской.
Вали домой! Хватит здесь торчать.
Пританцовываю. Пялюсь в телефон. Сколько времени прошло? А, какая разница. Бесит уже эта музыка. Когда она придет? Когда она уже придет?
Надо было нагрубить им и подраться. Хоть какое-то разнообразие. Ну ты и псих.
Хожу туда-сюда. Иду во двор, сажусь на качели. Набираю ее номер. Безрезультатно.
Кто-то звонит мне. Принимаю звонок:
- Алло. Привет. Я сегодня задержусь. Нет. Не важно. Нет. Хорошо, хорошо, слушай, давай пока. Пока, пока.
Телефон сел. Ко мне приближается массивная компания, из семи человек, и я поспешил ретироваться к подъезду. Компания оккупировала детскую площадку, о чем-то разговаривает, пьет пиво и курит. Я прислонился к столбу что подпирает козырек подъезда. Закрыл глаза. Хочу спать. Болят ноги. Мне все уже осточертело, я хочу домой. Я иду домой. Я иду домой.
Я иду домой. Быстрым шагом приближаюсь к остановке. Устало смотрю на парня который одет в такою же ветровку что и сейчас на мне. У него даже кеды почти такие же как у меня. Подъезжает пустой автобус и парень садится в него. Немного подумав, перебегаю через дорогу (какой-то мудак на машине проезжая мимо меня загудел, от чего я испугался) и подхожу к киоску, где продают хлеб. Покупаю шоколадные пряники. Уже собрался идти обратно к остановке, но вдруг понимаю, что нужно купить пакет. Покупаю пакет.
Грянул гром. Скоро пойдет дождь. Я стою на остановке и зачем то смотрю на свой не работающий телефон в руке. К остановке пришла красивая девушка, в белом пальто, и каштановыми волосами. Едва я попытался посмотреть на ее лицо, она сразу отвела от меня взгляд.
Едет мой автобус. Мое сердце быстрее застучало. Девушка, подошла ближе, ей тоже на этот автобус. Мы секунду смотрим друг на друга. Кажется, я ей нравлюсь. Автобус останавливается и открывает двери.
Раз два три четыре. Это давно надо было сделать. Сразу же, и не мучить себя. Пять гребенных часов потраченных в пустую.
Автобус закрывает двери и едет дальше. Я стою на остановке один. Дрожу от холода. Разворачиваюсь и медленно иду обратно к ее дому. Уже просто ни о чем не думаю. Уже плевать на все. Если буду торчать здесь до одиннадцати часов если придется. Так, я кажется запачкал свои джинсы, когда перебегал через дорогу. Отлично, просто супер.
Сижу на лавке. Слева все тот же подъезд. Из кустов выходит потрепанная кошка и неуверенно направляется ко мне. Подходит ближе, и начинает тереться об мои ноги. Мурлычет. Мне кажется что у меня не хватает сил даже просто пнуть ее. Выключаю плеер, и начинаю думать о том что бы зайти в подъезд. Можно остаться на четвертом этаже, и когда придет домой, я услышу как открывается дверь. А через пару минут просто взять и зайти, как будто я только что пришел. Блин! Как же я раньше не догадался?!
Пнул кошку, от чего она смешно подпрыгивает и удирает. Глупая кошка, ха-ха!
Захожу в дом. Уже просто не обращаю внимания на его засраность. Не торопясь поднимаюсь на пролет между четвертым и пятым этажом. Рядом с отверстием куда скидывают мусор, темное пятно на стене, как будто кто-то справлял здесь нужно. Если честно, мне бы тоже не помешало.
Подхожу туда и отливаю. Только не на стенку, как предыдущий умник, а прямо в отверстие для мусора. Застегиваю джинсы, спускаюсь вниз. Беру газету из ящиков, снова поднимаюсь наверх. Стелю газету на лесенку, сажусь. Встаю, оставляю на лесенке один листочек, остальное оставляю себе что бы почитать. Снова сажусь. Достаю из пакета пряник, начинаю есть. Лениво читаю газету. Автор статьи негодует насчет того как загрязнили городскую реку. Читаю объявление о приемки металлолома. О том что нужны целеустремленные молодые люди для работы в офисе. Читаю о том что в городском зоопарке умер слон.
А вдруг она будет подниматься по лестнице? Блин, как я же раньше не сообразил?
Поднимаюсь, не забыв газету и пакет. Лифт заработал. Я остановился на пролете между пятым и шестым этажом. Снова сажусь, читаю газету. Жую пряник. Прислонюсь плечом к решетке лестницы. Устало закрываю глаза.

Просыпаюсь. Сперва ничего не понимаю. Ошарашенно оглядываюсь по сторонам. Я что уснул?! О боже.
Газета что я читал, валялась ниже. Лифт снова заработал. Где-то наверху кто-то открывает дверь.
Сумасшествие. Просто… просто сумасшествие. Нет, все, хватит. Иду домой. Если она за это время не пришла, плевать. Иду домой. И точка. Интересно, сколько я спал?
Оставляю газету и беру пакет. Спускаюсь на пятый этаж, осторожно соединяю два провода звонка. Чириканье за дверью. Снова соединяю провода. Нет. Ее нет. Все еще нет.
Достаю телефон, что бы посмотреть время. Телефон не работает. Сзади открывается лифт, и раздаются шаги. Я разворачиваюсь и вижу ее. Мы смотрим друг на друга, оба слегка удивленные. Она как всегда красивая. Она одета в свое черное пальто, с ремнем на поясе, в белых джинсах, и новых сапогах, которые я в первый раз вижу. На ее шее клетчатый черно-белый платок.
- Привет. – Говорит она. – Ты давно тут? Не делай такое лицо, ты меня пугаешь.
Я попытался что-то ответить, но у меня словно комок в горле застрял.
Она подошла ко мне и поцеловала меня в губы. Я захотел прижать ее к себе и не отпускать. Но словно оцепенел.
- Ты давно тут? – Спрашивает она. – Я забыла тебе сказать, во сколько я приду.
- Да нет, я недавно. Недавно пришел, да.
Она улыбнулась. Настало неловкое молчание. Потом я опомнился, и расстегнул ветровку. Из потайного кармана достал флешку и протянул ей.
- Ооо! – Радостно протянула она и взяла флешку. – Спасибо, что бы я без тебя делала!
Она снова целует меня в губы.
- Да не за что. Ну ты знаешь… для некоторых людей верность слову это очень важно. Да.
- Ты даже не представляешь, как меня выручил. – Она достает ключи и открывает дверь. – У тебя вид какой-то замученный, с тобой все в порядке, ты не заболел?
- Нет, все в порядке.
Черт, возьми себя в руки, что за херню ты несешь?!
Она как-то по особенному посмотрела на меня. Подошла ближе взяла за руку.
- Зайдешь? – Спрашивает она.
- А? Я?
- Ну кто еще? – Улыбнулась она. Потянула меня к себе. – Пошли, пошли.
Дверь закрылась, ветровка упала на коврик, включился свет. Мы целуемся в прихожей.
- Подожди. – Отрывается она. – Мне надо принять ванну. Подождешь, мой пупсик?
- Да нет проблем.
Она шлепает меня по заднице. Я хватаю ее и снова целую. Она смеется и все же вырывается из мох объятий.
Я иду в спальню. Устало сажусь на кровать. Нахожу под ней пульт, включаю телевизор. Делаю его тише. Снимаю с себя кофту. На мне остается футболка зеленого цвета. Думаю, не раздеться ли полностью. Или лучше оставить одежду для прелюдий. Снять носки?
Снимаю носки. Смотрюсь в зеркало. Вид у меня и вправду измученный. Беру расческу, причесываюсь. Потом руками снова привожу в свои волосы сумятицу. Сажусь на кровать. Я слышу, как она включила душ. Ложусь на кровать и пялюсь в потолок. Тут так тепло и мягко. И кровать пахнет ею. Так тепло и хорошо. Все же я не зря ждал ее все это время.
Поворачиваюсь на бок и смотрю в окно. Там было звездное небо. Я закрываю глаза и улыбаюсь. Главное не заснуть. Главное не заснуть. Раз, два три…
lfm tw
Balzamo
30 сентября 2011, 14:12
Plus Ultra
LVMASTER
HP
MP
AP
Стаж: 10 лет
Постов: 4657
Balzamos
Balzamo
Metal Gear Solid V: The Phantom Pain
Генрик Сенкевич - Quo Vadis
 Zemfirot @ 30 сентября 2011, 03:21 
Подъезд

Мне понравилось. Приятный рассказ. И герой очень завлекательный. Испытал к нему симпатию после того, как он пропустил свой автобус, но а когда пописал в мусоропровод, то он меня просто покорил. Да, и вообще. Образ девушки тоже понравился.
Из минусов. Тексту очень не хватает вычитки. Много опечаток и бросающихся в глаза орфографических ошибок. Было бы куда приятнее читать, без таких буераков. Вот. Ещё есть такое ощущение, что рассказ - часть куда большего произведения.

Исправлено: Balzamo, 30 сентября 2011, 14:13
Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.
Lightfellow
30 сентября 2011, 18:35
さよなら
LVMASTER
HP
MP
AP
Стаж: 9 лет
Постов: 11792
GooFraN
Aimer
Если так мало рамок, я буду.
Read | Find | Tweet | Ask | Listen
Balzamo
30 сентября 2011, 18:37
Plus Ultra
LVMASTER
HP
MP
AP
Стаж: 10 лет
Постов: 4657
Balzamos
Balzamo
Metal Gear Solid V: The Phantom Pain
Генрик Сенкевич - Quo Vadis
Не спасёшься от доли кровавой,
Что земным приготовила твердь.



Равенство


Отвратительно орали бесчисленные вороны. Их крики сливались в один одуряющий гул. Чуть реже раздавались не менее неприятные стоны умирающих.
Чёрное, затянутое тучами и дымом, ночное небо отражало в себе буйный хаос бесконечных пожаров. Даже здесь, сквозь неистовое карканье, были слышны глухие щелчки пылающих срубов. Где-то у самого горизонта били розовые молнии.

Быть может, будь он старше, то так и не смог бы открыть глаза.

Ему снилось ледяное небо, которое так причудливо отражалось в волнистых озёрах, и слепяще-белые макушки родных гор. Ему снилось, как в сердце поднимается триумф, после того, как он, наконец, стал рыцарем. Незаконнорождённый, но всё-таки принятый, признанный. Он даже унаследовал герб, без позорных указаний на незаконнорожденность. Душевный трепет и легкий, почти приятный испуг. А потом волна опьяняющего вожделения, перед первой битвой. Это было похоже на ощущения перед тем, как он впервые познал девушку. Страх и желание, которые абсолютно заполняли, не оставляли места для мыслей. И, наконец, галоп. Беспощадный и бесконечный.
Сквозь беспокойную дрёму и тянущую боль, которая, казалось, опутала всё тело, он почувствовал, как кто-то болезненно щипает его за лицо. Понимание того, что кто-то пытается привести его в сознание и, возможно, даже спасти из окружающего ужаса, придала сил раненому. Он попытался приподнять правую руку, но та отозвалась пронизывающей болью, сперва в плече, а потом и в рёбрах. Он выдохнул, громко, протяжно. Выдох получился более похожим на стон, но щипки не прекратились. Тогда он поднял другую руку, более податливую. И попытался потрогать лицо, но наткнулся на что-то жесткое и живое. Потревоженный ворон пронзительно каркнул и взлетел, оставив попытки выклевать глаза через узкие прорези шлема. Закованная рука раненого бессильно шлепнулась в слизкую грязь, перемешанную с кровью.
Сверкнули молнии, усилив и так яркое зарево пожаров. Сверкнули молнии, осветив бесчисленные леса изломанных, грязных, окровавленных доспехов и редкие покосившиеся кресты воткнутых в почву мечей. Крупы убитых лошадей и воинство кружащих, алчущих падали, ворон. Сверкнули молнии. И скоро пошёл дождь.

- Вона ищо один в новье леживает. Шарып иди сюды! Подмоги-ка, эх, тяжкие же родовые, иттить их. Ищо и апосля дожжя траханного. Отстегивай справа, Шарып. Новехонькое всё, профильков двестить выручим! Шелом-то каков! Сдёргивай Шарып, сильнее, баю те… младец! Руки мне отрубить-ка! Этот родовой дыхает ищо! – Опухший, краснолицый мародёр склонился над освобожденным от большей части лат рыцарем. – Отрок ищо. Уса, аш нет. Шо делывать будем? Подыхает пущай? Али за родового тожыть шо выручить могём, а Шарып?
Большой и необычайно толстый Шарып что-то неразборчиво пробурчал, смешно расслабив вмиг отупевшее бесформенное лицо. Стало очевидно, что в их паре за всю мозговую деятельность отвечает не он.
- Значиться так – продолжил первый – Сдёргивай евонную кольчю, да сбирай остаток. Притаим добришко в лесище. Воротимся сюды, шоб лыцарёнка в Дрехугель отнесть. Баяли, шо Фельсинцы тама стаиваются. И принятчики вражьих родовых, верно, тама же. Баяли Фельсинскими кронами уплочивают. А фельсинки слову верные. Реще будь. Скорше тута Онклияне уж тожте будут.
Неприятная пара собрала украденные доспехи в чудовищный по размерам мешок и воровато оглядываясь, двинулась в сторону дымящегося леса. Несмотря на прошедший дождь, по всей округе виднелись столбы дыма. А кое-где, вместе со слабой утренней зарёй, видны были отсветы бушующего пламени. Объевшееся вороньё всё так же продолжало терзать мёртвые тела. Постепенно к запаху гари начинала примешиваться трупная вонь.
Через некоторое время мародёры вернулись. Солнце лениво выползало из-за горизонта, кое-где начинали подсыхать лужи. Шарып поднял покалеченного рыцаря без видимых усилий и, словно подстреленного ягнёнка, перекинул через плечо. Рыцарь был невелик и молод, на вид ему нельзя было дать больше пятнадцати.
После гор и краткого пробуждения, ему снилась сладость первой победы. Когда закованная конница смела хлипкие баррикады, вместе с беспомощными копейщиками. Когда он впервые почувствовал радость разрушения. Когда впервые кинул пылающий факел на соломенную крышу. Ему снилось отвращение, смешанное с удовольствием, когда их конница впервые овладела городом. Ему снилось белое извивающееся, кричащее тело и ледяной пугающий хохот рыцарей. Таких же, как он. Дававших клятвы, дававших слово защищать, а не насиловать слабых. А потом то же тело только очень близко, уже удерживаемое им. Её безразличные глаза и дорожки засохших слёз, её грязные, слипшиеся локоны, трепыхающиеся под монотонные толчки.

Мародёры осторожно ступали между скользкими элементами доспехов и старались обходить самые неприятные участки с чудовищно порубленными пехотинцами  и кровоточащими латами, внутри которых, очевидно, скрывались мёртвые рыцари. Старались так же обходить нечасто встречающиеся, но безмерно отталкивающие композиции с вывалившимися кишками убитых лошадей. Другие особо живописные места, судя по всему, появились благодаря коллегам-мародёрам: многие вынутые из лат рыцари имели весьма неприятный, изломанный, изрезанный, а порой и размозжённый вид. Шарып смотрел на всё многообразие внутренностей бесстрастно, но его напарник от особо красочных картин менял свой болезненный бордовый цвет кожи на ещё более неприятный грязно-зеленый. Видимо, не будь он с пустым желудком, то пришлось бы делать остановки из-за струй необратимой рвоты.
Вскоре количество трупов заметно уменьшилось и наконец, стали попадаться только единичные тела простых пехотинцев, судя по рубленым ранам на шеях и спинах  – пытавшихся сбежать. Ещё через некоторое время показалась старая, небольшая телега, в которую был впряжён худой, грязный и безразличный ко всему мерин.
Шарып бесцеремонно, как мешок, сбросил рыцарёнка в телегу, но сам не полез, как казалось, из-за явной немощности мерина. Краснолицый мародёр сел за вожжи, удовлетворённо причмокнул и стеганул костлявую спину животного.
Дорога была отвратительна. Расплывшаяся от дождя и разбитая копытами бесчисленных конников, она представляла собой скорее болото. Постепенно становилось жарко. Воздух звенел от туч мошкары и мух, то и дело налетающих на мерина и мародёров. Время от времени всю мошкару сдувало принесенными облаками едкого дыма. По обочинам встречались либо сломанные, либо сожжённые возы, иногда вместе с погибшими возничими.
Телега то и дело застревала в ямах с вязкой и вонючей грязью. Здесь то и стало понятно, почему Шарып не ехал, а шёл. Стоя по колено в грязи, и находя опору даже в самых топких местах, он то и дело вытаскивал, грозившуюся окончательно увязнуть телегу.
Теперь уже краснолицый мародёр смотрел на всё вокруг бесстрастно. Что-то напевал себе под нос, и жевал какие-то острые стебли, периодически вытаскиваемые из внутренних карманов засаленной куртки.
- Слыш-ка, Шарып, братец мой? Еси фельсинки, верно, этаки словорежатали, этоть с тобой-ка забогатеем. Куплем коняшей по-бодрей-ка, верно баю? Не подохнет наш рыцарёнок златой, загуляем! – Краснолицый обернулся, удовлетворённо крякнул. И вновь стал смотреть вперед, мгновенно позабыв черты розового, окровавленного лица мальчика.
Мальчику снились сотни штандартов, развевающихся на сильном ветру. Золотые львы, полумесяцы, кресты играющие бликами. Бесконечные, уходящие за горизонт ряды штандартов над цветастыми палатками королевского лагеря. Вся эта роскошь, стоящая на костях, поражала, но вызывала лёгкое чувство вины, которое сдувалось любой приятной мыслью. Ему снились бесконечные гонцы с новостями о новых и новых победах. Бочки вина, пьяные ночи и болезненные пробуждения. Разряженные шлюхи и костры, на которых жарили местную краденую скотину. Ему хотелось увидеть отца, но он, судя по донесениям, был далеко.

Солнце уже придвигалось к зениту и нещадно палило, когда вдали стало видно мощные крепостные башни Дрехугеля. Вблизи город выглядел потрёпанно. Пусть он пока и не испытал на себе многолетних осад и кровавых штурмов, но всё равно носил отпечаток войны. В небольшом отдалении от могучих ворот, поскрипывали на ветру почерневшие висельники. Мародёр на телеге сморщил нос и звучно плюнул куда-то в сторону. Вонь была невыносимая.
- Шабар их сожри! Кой отупевший пёс тута их взвесить решнил? Смердющие како василиски! Ищо и деревяги к грудям прибили, выродки! – Мародёр замолчал. Шапор что-то одобрительно хрюкнул и покачал головой. Краснолицый уже приоткрыл рот, чтобы разразиться ещё одним потоком проклятий, но вовремя одумался: около ворот появилось четверо пеших. По чёрно-золотым цветам сюрко, безошибочно узнавались Фельсинские войны. В древние времена преступникам, в этих местах, ставили клейма на лицо: «Это убийца и злодей». По лицам привратной стражи было видно, что они убийцы и злодей без всяких клейм. Казалось, что их лица просто искажены от какой-то озлобленной тупости.
- Кто идёт? Назовитесь! – Звучно осведомился, видимо, главный из четвёрки. Краснолицый мародёр скорчил подобострастную мину.
- Мы, энто, вилланы, господин. Из Рейнфельда бежим, значиться. Околь дорожицы, на зарице ищо, живенького родо…, э, значиться, знатьнего нашли, лыцаря, Онколиянского, так его. – Краснолицый жестом пригласил стражников взглянуть. После недолгого, агрессивного раздумья, двое осторожно подошли к телеге, двое других остались около ворот, угрюмо оглядывая лже-вилланов.
- Чегой-то он без доспехов, коль рыцарь? Вы не мародёры случаем? За мародёрство приговор простой. – Старший цинично мотнул головой в сторону висельников и сладко улыбнулся, краснолицый нервно сглотнул.
- Шо вы, милостивый господин, мы отокма земелькой-то жисть устравиваем. Дыхал еле, значиться, сам-то и сдёрнул усё, значиться, энто, шоб дыхать легче, да бежать от вас шустре. За знатьих, баяли, наградка сутствует?
Стражник внимательно осмотрел льняную, окровавленную рыцарскую рубаху, ненадолго остановив взгляд на вышитом гербе с тремя зябликами.
- Ввозите. И сразу же в ратушу к графу. – Старший подал знак двум стражникам в воротах и те послушно расступились, пропуская телегу. А потом он как-то беспечно скривил лицо в ухмылке.
Город был притихшим. Впрочем, откуда-то всё равно слышались приглушенные стоны какой-то женщины. Из небольшого трактира шёл гул голосов вперемешку с проклятьями. Возле входа в него, в луже блевотины, спал какой-то упившийся солдат. Долетало звонкое и обречённое эхо кузнечного молота, равномерным стуком обрабатывающего сталь. Люди на улицах выглядели напряженными и затравленными. Около одного из домов кудахтали, каким-то образом несъеденные, молодки. Было ощущение, что город охвачен чумой. Никто даже не пытался праздновать победу. Мародёров это и не удивило: что можно было ждать от одного из немногих удержавшихся городов, кроме как тишины и послушания?  Который, ко всему прочему, несомненно, был окружен врагами. Разве, что наёмники ещё не буйствовали, хоть, возможно, было ещё слишком рано для их основных увеселений: ещё было время до подхода армии противника.
Мерин шёл медленно, казалось, его заинтересовал город. Один раз он даже остановился попить из какой-то зловонной лужи, состоящей преимущественно из конской мочи. Даже проклятья и хлесткие удары по спине не заставили его сдвинуться с места. Наконец напившись, он пошёл дальше.
Ратуша представляла собой достаточно крупное, слегка обветшалое деревянное здание. Угрюмое, неприветливое, мрачное. Чёрные круглые окна напоминали глазницы старого черепа.
На входе стояла сонная стража. Оглядев мародёров мутными глазами и отметив расслабленную фигуру рыцаренка, подозрительную парочку пропустили внутрь. В крупном зале стояла атмосфера муравейника. Кто-то куда-то шёл, что нёс, кого-то искал. Сновали писари и пажи. Пахло спиртом, потом и страхом. В дальнем углу о чём-то спорила группа рыцарей, оживлённо жестикулируя и, то и дело, хватаясь за разномастные ручки своих мечей.
Протолкнувшись через всю пёструю толпу, мародёры, наконец, попали к графу.  
Графу было уже за сорок, кое-где пробивалась седина. Лицо выражало то ли безмерную усталость, то ли скуку. Казалось, что он с большим трудом поднял глаза на вновь вошедших посетителей. Рассмотрев их лица, граф болезненно поморщился и перевел взгляд на точку повыше плеча краснолицего.
- Э, господин Граф… - Начал было краснолицый, но усталый аристократ перебил его.
- Оставьте свои приветствия. Вальтер! Осмотри герб. Сверь с гербовником. – Граф проследил за маленьким толстячком, который с видом профессионала взглянул на герб и тут же куда-то посеменил. Аристократ вновь уставился в несуществующую точку, не обращая внимания на застывших лже-вилланов. Краснолицый глубоко вздохнул.
- Ваше превосходительствование, мы, энто, слыхивали, шо плотят тут за ро… знатьних Онколиянских, значиться. – Граф перевёл тяжелый взгляд на лицо мародёра.
- Мы рыцари. Мы всегда держим своё слово.
В зале вновь появился толстячок, теперь уже с внушительной книгой и подбежал к графу.
- Три зяблика в рассечённом лазурном поле – горячо и торопливо зашептал он, на лбу толстяка забилась жилка – Принадлежат графу де Фунусу. Ему около шестидесяти сейчас, сыновей нет. – Толстячок переборол отдышку и взволнованно шепнул – Они лазутчики!
Граф поднял взгляд, в котором заплясали искорки гнева и лютой ненависти, но он сдержал себя.
- Позовите сержанта с людьми. – Приказал он толстячку, тот бодро кивнул и вновь куда-то убежал.
Мародёры недоуменно переглянулись, а граф выдавил из себя кривую улыбку, которая несколько успокоила обоих.
У рыцарёнка началась горячка. Лицо побледнело, обильно проступил пот. Но никому не было до этого дела.
Ему снилось, как они выходили из лагеря. Первыми. Конные разъезды всегда выпускали далеко на территорию врага. Снилось, как они смеялись, поджигая леса, как жутко насиловали семью какого-то мельника. И как распяли его самого. Рыцарские клятвы? Всего лишь слова! Они скакали и жаждали крови. И пусть совесть просыпалась, перед тем как засыпал её владелец, но она прекрасно заливалась вином.
В зал вошёл сержант и с ним десяток простых пехотинцев, по его хмурому и агрессивному лицу, было сразу понятно, что что-то не так. Краснолицего пробил пот. Он следил за каждым тяжёлым шагом процессии. И отсчитывал мелодичный звон кольчуги, словно звон колокола в церковной школе. Шарып был беспечен. Его голубые глаза выражали бесконечное доверие «рыцарскому слову». Только когда его грубо ударили внушительной дубиной, он тоже понял, что что-то не так. Краснолицый защищаясь, упал на колени, и как-то совсем по птичьи закричал. А Шарып своим глупым лицом рухнул прямо в дощатый пол, выронив рыцарёнка под себя, а тот неожиданно опустошил свой мочевой пузырь.
Ему снилось, как вдали показались знамёна Фелсинцев. И как их разъезд повернул назад, избегая встреч с большими силами противника. А потом такие же знамёна и там. Именно тогда они поняли, что окружены. Сотня рыцарей с оруженосцами. Ему снился страх и гнев, который они справили на маленьком крестьянском поселении. И ему снилось захлестывающее омерзение, когда смерть, витающая над ними, смотрела на высшие формы извращенной похоти. Защита слабых? Верность отечеству? И верность слову? Добродетели? Нарушая свои же клятвы каждый день? Он плакал, жалея себя. Ему снилось как они, похмельные, но беспечные, наглые и нахальные, скакали кривым клином на черно-золотые пики. Удары булав по латам, звенящие стрелы и тьму, бесконечную тьму вокруг. Чёрную, непроглядную, поглощающую всё.
Ему снилось, как его посвящают в рыцари. И как тогда казалось, что надо быть честным, и как оказалось, что всем безразлично.

Всех троих вздёрнули возле городских стен. Краснолицего мародёра, молящего о пощаде собачьим визгом, вращающего глазами Шарыпа и бесчувственного мальчика.
Ему ничего не снилось. Только темнота с мерцающим где-то вдалеке светом. И слова, несколько слов, которые он тысячу раз не сдержал.

Исправлено: Balzamo, 02 октября 2011, 08:31
Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.
Zemfirot
01 октября 2011, 13:33
LVMASTER
HP
MP
Стаж: 11 лет
Постов: 5987
Zemfirot
Ох, сколько грязи. Мрачная атмосфера выдержана на отлично, даже через чур. Занятен разговор мародеров, вроде слова непонятые, первый раз читаешь с грехом пополам, но все равно понимаешь.
А рыцарь, я так понимаю, одежду спер у кого-то?

Исправлено: Zemfirot, 01 октября 2011, 13:34
lfm tw
Balzamo
01 октября 2011, 14:54
Plus Ultra
LVMASTER
HP
MP
AP
Стаж: 10 лет
Постов: 4657
Balzamos
Balzamo
Metal Gear Solid V: The Phantom Pain
Генрик Сенкевич - Quo Vadis
 Zemfirot @ 01 октября 2011, 15:33 
А рыцарь, я так понимаю, одежду спер у кого-то?

Нет. Он просто незаконнорожденный сын графа. Поэтому в гербовнике он был не учтён, а поскольку отец его признал и заступился, то герб сына не пометили фигурами, указывающими на его незаконнорожденность.
Спасибо)

Исправлено: Balzamo, 01 октября 2011, 14:54
Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.
FFF Форум » ТВОРЧЕСТВО » Обсуждение литзаданияСообщений: 3583  *  Дата создания: 10 мая 2010, 05:44  *  Автор: late_to_negate
1«192021222324252627»239ОСТАВИТЬ СООБЩЕНИЕ НОВАЯ ТЕМА НОВОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
     Яндекс.Метрика
(c) 2002-2019 Final Fantasy Forever
Powered by Ikonboard 3.1.2a © 2003 Ikonboard
Дизайн и модификации (c) 2019 EvilSpider