[ Вход :: Регистрация ]
Логин:   Пароль:     
1 « 3 4 5 6 7ОСТАВИТЬ СООБЩЕНИЕ НОВАЯ ТЕМА НОВОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
Тема: Литзадание., Литературный конкурс.
Zemfirot 
HP
MP
 LVL. MASTER
 EXP. 2023/1000
 Рег.: 10.04.2008
 Постов: 5949
 
  Zemfirot
Профиль PM 
Новая шапка:
Привет. Вы попали на страницу литзадания, в которой выкладываются работы. Начиная примерно с 2012 года, с разной периодичностью и успехом, мы выкладывали сюда рассказы. Первоначально это рассматривалась как игра с победителями, где нужно было комментировать и ставить оценку. Правила и темы рассказов постоянно ...

[ читать весь пост ]


--------------
lfm жж tw
Дата сообщения: 11 марта 2012, 20:54 [ # ]
Вердек 
Фантазёр
HP
MP
 LVL. MASTER
 EXP. 2345/1000
 Автор FFF
 Рег.: 29.10.2006
 Постов: 6440
 
Профиль PM 
РОЖДЕНИЕ ДЕМОНА

Вступление
Замок не был похож ни на одно из своих изображений, виденных Грегом ранее. У него не было высоких, острых шпилей, пронзающих небо, как это рисовалось на библиотечных гравюрах, карнизы его стен не опоясывали ряды клыкастых шипов, как изображалось в пожелтевших летописях, в противовес рукописным наброскам странников, замок не имел подъёмного моста на могучих цепях и под стенами не зияла темнота рва, и, даже, несмотря на рисунки паломников, подсвеченные зелёным тучи не кружили над его крышей.
Грег приостановил своего коня в сотне метров от строения, к которому они шли так долго и в задумчивости смотрел на то, что остальные именовали жилищем демона. Отец Клариус, остановился рядом, сжимая серебряное нагрудное распятье, он тихо шептал молитвы. Его лошадь, в отличие от спокойного коня Грега, беспокойно топталась, фыркала и била копытом землю. В свете луны замок перед ними скорее напоминал небольшой монастырь и являл собой умиротворённую картину. Четыре башни по углам с конусовидными крышами, покрытыми черепицей, широкие сводчатые окна вдоль стен, сложенных из светлого камня и небольшая крытая колоннада при воротах - вот и всё архитектурное изящество, ничем не напоминающее мрачную обитель зла к которой лежали их путь.
- Пусть не смутит тебя внешний вид, - словно уловил мысли Грега отец Клариус. - Помни, что сам Сатана принимает вид ангела света, и то, что мы видим не есть то чем оно является на самом деле. В сердце этой обители дремлет зло, и ты помнишь на что оно способно.
Этого Грег не смог бы забыть никогда. Пылающая ночь в которой словно распахнулись двери в сам ад. Его родной город, охваченный огнём, люди, в ужасе бегущие по улицам в жалкой попытке спастись из страшного пекла и падающие не в силах дышать раскалённым воздухом. Грег хорошо помнил вездесущие языки пламени, сжирающие дома, постройки и его собственный замок. Он бежал навстречу обезумевшей толпе к родовому гнезду, где оставались его жена и сын, по дороге сбрасывая обжигающие тело доспехи. Земля продолжала трястись и сквозь трещины вырывалось наружу пламя, превращая в горящие факелы всё, чего оно касалось.
В полуразрушенном дворе замка, лежали трупы слуг, солдат, всех, кому господь не сумел помочь спастись. Грег попытался вбежать в главный зал через открытую настежь дверь, но из неё пахнуло таким жаром, что задымилась одежда. А потом, в широком дверном проёме он увидел то, от чего встали на голове тлеющие волосы. Посреди холла, на фоне пылающих лестниц и стен, стояла его жена, держащая на руках их сына. Её окружало едва различимое фиолетовое сияние, похожее на мыльный пузырь, которые любили выдувать крестьянские дети. Держа одной рукой ребёнка, другой она била в стену этого пузыря, пытаясь выбраться. А потом рядом с ней возник он, тот, чьё лицо Грег не забудет до судного дня, чудовищный образ в красных развевающихся одеждах, он крепко схватил его жену и ребёнка и пузырь лопнул не оставив после себя никого. И в тот же миг рухнуло покрытие второго этажа, превратив внутренность замка в пылающий кошмар.
Той ночью Грег потерял всё - дом, подданных, семью и смысл жизни. До тех пор, пока в монастыре, куда он ушёл, его не отыскал отец Клариус и не предложил возмездие.
И вот, спустя год после той страшной ночи, когда ад пришёл на его земли, Грег стоял перед замком того, кто был виновен. И ни царь, ни судья, ни даже огонь небесный не смогут помешать ему совершить месть. Закованная в металлическую перчатку кисть сжала рукоять тяжёлого меча и вынула его из ножен. Зеркальное лезвие отразило лицо Грега, суровое и жестокое. "Жнец", так он назвал свой меч. Выкованный в обетованной земле, закалённый в священных водах Иордана и трижды благословлённый Его Преосвященством, меч имел лишь одно предназначение - выжигать нечисть в землях Святой Империи. Бесчётное число раз погружался он в тела, притворявшихся людьми, приспешников демона, на которых указывал перст отца Клариуса, кровью и болью очищая скорбящую землю. И вот, наконец они стоят у обители того, кто своими злодеяниями сам привёл Грега к своему жилищу. Возмездие неминуемо, и оно состоится сегодня.
Уверенно отправив меч обратно в ножны Грег обратил лицо к Отцу Клариусу и улыбнулся, не предвещавшей ничего хорошего, улыбкой.
- Не будем медлить, - бросил он в ночь короткую фразу

1
По слову отца Клариуса они спешились. Стреножив коней и оставив их пастись на опушке, странники направились к замку. Отец  Клариус шёл вперёд, вытянув руку, словно стараясь нащупать что-то. Грег слегка недоумевал, луна светила ярко и окрестности хорошо просматривались, наткнуться на что-то или запнуться, мог только слепой, но через несколько десятков метров его недоумение рассеялось. Рука священника наткнулась на невидимое препятствие. От прикосновения руки, по этому чему-то побежали фиолетовые сполохи и Грег тут же напрягся, эти сполохи точь-в-точь походили на те, что окружали "мыльный пузырь", в котором год назад исчезли его жена и сын.
- Сын Сатаны отгородился ото всех, своим колдовством, - провозвестил отец Клариус, оглянувшись на рыцаря.
Грег извлёк из ножен меч.
- Нет, нет, сын мой, - остановил его отец Клариус. - Твой меч здесь бессилен. Даже благословлённый Его Преосвященством, он не одолеет колдовство демона. Но у нас есть оружие более мощное  - сила Божья!
С этими словам священник поднял над головой серебряное распятье в центре которого неярко засиял зелёный самоцвет.
- Взирай, отродье Диавола, - крикнул он в сторону замка! - И да падёт твоё колдовство перед силой Всевышнего!
Невидимая стена сплошь окрасилась фиолетом, угрожающе закачалась, "задышала", и внезапно уступила, супротив распятья в ней образовался проход в который мог пройти человек.
Отец Клариус победно взглянул на своего спутника. При виде свершившегося чуда, Грег почтительно преклонил перед священником колени.
- Встань, сын мой, - ответствовал тот, - Бога возблагодарим позже за это деяние. А сейчас нужно очистить эти земли от самой большой скверны. Но скажи, - Клариус внимательно взглянул на рыцаря, - остались ли у тебя сомнения в правильности наших действий?
- Нет, - уверенно ответил Грег, вставая.
Сомнений у него не было уже давно. Сомнения покинули его в тот миг, когда Его Преосвященство лично передал ему Жнец и назначил своим паладином. В тот день Грег дал Всевышнему обет, избавить мир от демона, жгущего города и причиняющего боль стольким людям. И сейчас, глядя на замок, глаза Грега горели неугасимым огнём, верой он видел зло, притаившееся за стенами невинной на вид обители и сердцем полным праведного гнева желал вонзить священный меч в грудь нечисти.
Пройдя тень колоннады, он уже собирался толкнуть собранную из дубовых досок и сшитую металлическими полосами дверь, как отец Клариус придержал рыцаря. Глядя ему прямо в глаза он произнес.
- Что бы ты ни увидел внутри, с чем бы ты ни столкнулся, помни - это дурман и наваждение. Демон будет пытаться сбить тебя с толку. Не верь своим глазам и слушай ничьего голоса кроме моего.
- Будьте спокойны, святой отец. - ответил Грег. - Я выполню свою миссию.
Дверь подалась на удивление легко, она даже не была заперта.
"А зачем её запирать", - мелькнула у Грега мысль. - "Он надеется на своё колдовство вокруг замка, и наверняка никого не ждёт. Что ж, тем лучше".
Вместо широкого холла, которым начинались большинство замков и монастырей знакомых Грегу, перед пришельцами вытянулся длинный, ярко освещённый свечами, коридор. Отец Клариус осторожным, крадущимся шагом, пошёл впереди. Грег, не выпуская его из вида, цепким взглядом подмечал особенности обстановки. Мягкий синий ковёр под ногами, почти скрывающий шаги, стены отделанные светлым деревом, золотой или позолоченный орнамент под потолком, по стенам, в бронзовых канделябрах - странные, упакованные в стеклянные колпаки, свечи, слепящие до рези в глазах. И самое странное - множество детских рисунков, оформленных в рамки и развешанных между канделябрами. Менее подготовленного человека, такая обстановка могла обескуражить, слишком она не походила на обиталище демона, но предупреждённый Клариусом Грег лишь в презрении кривил губы, глядя на детскую мазню.
Священник не спеша, но очень уверенно продвигался по коридору, миновав уже несколько дверей, словно точно знал куда идёт. Внезапно он сделал предостерегающий знак рукой и оба замерли. Сверху, со второго этажа послышался топот ног, словно пробежал ребёнок. Клариус вытянул к потолку распятье и звук стих. Ещё через несколько шагов священник указал на одну из дверей. Грег подошёл к ней и толкнул, одновременно вытаскивая меч из ножен.
Комната за дверью оказалась на редкость странной. Впрочем не менее странной, чем весь этот замок. Большую её часть занимал П-образный стол, на поверхности которого стояли разного размера, вида и формы стеклянные сосуды. Вытянутые, шарообразные, похожие на пирамиды, спиральные, закольцованные, они соединялись друг с другом такими же разными трубками, идущими во всех направлениях. Под некоторыми сосудами горел огонь, в некоторые была налита цветная жидкость, по трубкам перетекающая из одного сосуда в другой. Множество вентилей, краников, заглушек, колец дополняли картину фантасмагории этому непонятному нагромождению стекла. Дальняя часть комнаты, шагов на пять в длину, была покрыта с трёх сторон, кроме пола, толстым слоем металла или чего-то металл напоминающего, и заканчивалась ещё одной дверью.
- Чёрт знает что! - рявкнул Грег, решительно замахиваясь Жнецом на стоящие на столе сосуды.
- Стой! - отчаянным криком Клариус успел остановить его. - Если разобьёшь, эта жидкость убьёт нас. Она смертельна!
- Не будем прикасаться к ней! - грозно ответил Грег. - Но нужно уничтожить все эти колдовские штуки!
- Убивает даже запах того, что в этих сосудах!
- Так защитите нас силой Господа нашего! Мой долг уничтожить здесь всё!
- Твой долг - убить демона - ответил священник - И скоро тебе представится такая возможность! Терпение, сын мой. И не позволяй гневу затмить рассудок. Храни ум ясным.
Грег, силой воли заставил себя остыть. Клариус был прав, всё таки Грег являлся паладином, воином господа и не пристало ему выходить из себя. Он совершит отмщение с присущим святым людям хладнокровием, с улыбкой вонзит меч в сердце демона и перед смертью, нечистый  узнает того, чьего сына и жену он сгубил.
- Подождём здесь, - почему-то решил Клариус. - Не дело это, шнырять по логову демона. Эта комната важна для него, он обязательно явится сюда сам. А мы будем его ждать.
Грег не стал удивляться такому решению. За время странствования со святым отцом он научился доверять его словам. Одного за другим они разоблачали приспешников демона, предавали их смерти, в итоге добрались сюда, преодолели колдовскую стену. И даже в замке отец Клариус уверенно нашёл дорогу в эту комнату, словно уже бывал здесь. Поистине сам Спаситель, через свой дух, вёл своих служителей к цели. Грегу не давал покоя лишь одна мысль, Она долгие месяцы сидела в глубине его сознания, не готовая лечь на уста, всё время странствий, он старался загнать её поглубже, сосредотачиваясь на задании, но раз уж они достигли цели, и коли у них случилась свободная минута, пока они ждут, воин решился её озвучить.
- Святой отец, - произнёс он.
- Да, сын мой, - ответствовал Клариус, отведя взгляд от двери в дальнем конце комнаты.
- Святой отец, вы знаете моё безграничное доверие к вам, и мою преданность Господу нашему. Но позвольте спросить вас об одной вещи, которая не даёт мне покоя?
- Говори, - сказал священник.
Грег собрался с духом.
- А может ли быть так, что мои жена и сын до сих пор живы и находятся в плену у демона? Томятся в клетке, где-нибудь в адских застенках и ждут спасения?
Отец Класриус, подошёл к Грегу, прикоснулся ладонью к его щеке, тепло посмотрел в глаза.
- Понимаю, - сказал он. - Сердце отца и мужа хранит надежду. То что случилось год назад до сих пор причиняет боль.
Грег опустил голову.
- Что если смерть демона освободит их? - высказал он.
- Если бы такое было возможно, разве я скрыл бы от тебя это?
- Думаю, нет, - тихо ответил рыцарь.
- Конечно, нет! Ещё тогда, когда я нашёл тебя в монастыре, я бы использовал твою силу любви и желание вернуть родных, чтоб поставить тебя на путь, на котором ты стоишь сейчас. Но всё, что я мог предложить тебе - это возможность отомстить. И сейчас, перед решающей схваткой, я вновь могу предложить тебе только это. Лишь месть. Без надежды вновь вернуть близких. И я очень надеюсь, что твоя рука не дрогнет, сэр Грег.
- Нет, святой отец, насчёт этого можете быть покойны, демон получит то, что он заслужил. Я лишь наделся...
- Смерть демона избавит от страданий других людей. Это пусть будет тебе утешением.
Грег поднял голову. Его глаза снова источали решимость. Он хотел что-то сказать но не успел. Из дальней части комнаты раздался голос.
- А вы кто такие? И как, извините за вопрос, вы сюда проникли?
И воин и священник резко обернулись на голос.
В дальней части комнаты стоял человек. Сегодня его не окружали фиолетовые сполохи пузыря и вместо красных одеяний на нём был обычный белый халат, однако Грег в одно мгновение узнал похитителя его семьи. На носу человека восседали очки и взгляд его был чрезвычайно удивлённым.
- Не медли, - услышал Грег шепот священника.
Крепок сжимая в руках меч, рыцарь кинулся на того, кого мечтал убить уже давно.
- Постой, - вскрикнул человек, упреждающе вскинув руку. - Что ты делаешь?
На лице демона явно отразился испуг. Закованный в доспехи, с искаженным от гнева лицом и внушительным мечом в руках, Грег являл собой страшное зрелище. Ещё несколько шагов и Жнец погрузится в плоть ему предназначенную от начала. Демон отскочил к самой двери и поспешно повернул некий рычаг.
- Не уйдёшь! - взревел рыцарь, замахиваясь на врага.
А в следующий миг, неведомая сила вырвала меч из его рук, с противным звяканьем Жнец прилип к потолку, а самого Грега с размаху кинуло на одну из стен, тех, что были покрыты толстыми листами металла, распластало по ней в неудобном почти горизонтальном положении. Не понимая, что происходит Грег постарался освободиться, зарычал, забился, задёргался, но сил едва хватало, чтоб оторвать от стены руку, и непонятная сила снова тянула её обратно.
- Да что, к дьяволу, я вас спрашиваю, здесь происходит?! - крикнул демон в обличье человека. - Нет, святой отец! Положите свой кинжал на стол и поднимите руки так, чтоб я их видел!
Клариус, заметив в руке демона некий продолговатый предмет, вытянутый в его сторону, счёл за лучшее подчиниться приказу.
Распластанный по стене Грег изо всех сил пытался освободиться от невидимых пут, но безуспешно, Клариус замер в углу комнаты. Не сводя с него продолговатого предмета, демон вышел на середину комнаты.
- Я ещё раз спрашиваю вас обоих, что вы здесь делаете?
- Мы пришли отправить тебя в ад!!! - яростно крикнул Грег.
- Вот как? - Демон явно удивился. - А могу я поинтересоваться, за какие такие грехи?
- Потому что там тебе самое место, ты, отродье Дьявола!!!
- Понятно, - поправив на носу очки, произнёс тот кого они считали демоном. - Стандартный ответ. Ничего нового. Тогда у меня второй вопрос. Как вы сюда проникли? Мой замок окружает силовое поле. Святой отец, не проясните?
- Нас вела сила Господа, - не стал вникать в детали Клариус. - Он ниспроверг твоё колдовство на нашем пути.
- Опять трансформатор полетел, - сам себе пробурчал демон. - Придётся чинить. - И, обращаясь уже ко всем, добавил, - А с какого перепугу, господа, вы решили, что я демон? Я такой же человек как и вы?
- Не демон? - Грег не смог сдержать усмешки. - И то, как ты сковал меня, скажешь, не колдовство?
- Нет, это электромагнит, - невозмутимо ответил демон, подходя к Грегу, но продолжая угрожать Класриусу продолговатым предметом.
- Электро-что? - не понял рыцарь мудрёного слова.
- Наука. Не колдовство.
- Чушь! Ты демон в обличье людском!
- А ты темень, - ответил ему на этот выпад хозяин замка. - Для таких как ты, всё, что за гранью понимания, колдовство и бесовщина. А такие как он, - рука демона вытянулась в сторону священника - поддерживают в вас эту уверенность. Тормозят научный прогресс.
- Святая церковь защищает нас от врат ада и от его приспешников, таких как ты! - презрительно бросил Грег.
- Да ты что! - Демон едва не засмеялся. - Защищает? По всей земле вашей, так называемой священной империи, пылают костры! Всех, кто неугоден церкви она отправляет на костёр, всё, что непонятно - на костёр! Если женщина красива, значит она ведьма - сжечь! Если врач хорошо лечит, значит он колдун - сжечь! Если человек имеет собственное мнение, значит он еретик - сжечь! Сжечь, сжечь, сжечь! У вас на семь бед - один ответ! Ваша "святая" инквизиция залила земли кровью невинных!
- Значит они не были невинны, - внятно произнёс Грег. - Если их осудили, значит они были одержимы.
- И души многих были спасены раскаяньем и признанием, - добавил из своего угла Клариус.
- Да полно вам, святой отец, - отмахнулся хозяин замка. - Под пытками ваших костоломов кто угодно признается в чём угодно.
- Если человек невинен, святой дух даст ему претерпеть любые страдания, - ответил священник. - И не тебе, демон, судить святую церковь!
- Святую? - вспыхнул хозяин замка. - Да в вашей церкви столько же святого, сколько во мне демонического! Вы же друг другу горло перегрызть готовы за власть и ранги! Собери десять ваших кардиналов в одной комнате и предложи двадцать миллионов сестерциев тому кто через неделю останется живым из всех собравшихся, они же друг друга поубивают лишь бы заполучить эти деньги! Не смотря на всеобщий закон о любви и прощении!
- Кардиналы - слуги Бога и Господь не допустит такого искушения, - гнул своё Клариус.
- Да с кем я разговариваю! - с немалым отчаяньем воскликнул так называемый демон. - Ты сам наверняка замучил не один десяток невинных душ. - И снова обратился к Грегу. - Вот ты, не священник, скажи мне, какого чёрта я тебе лично сделал? Почему ты решил, что меня нужно убить? Вот этот вот тебе пальцем показал и ты послушно пошёл?
- Хочешь знать почему я хочу тебя убить? - от нахлынувшей ярости голос Грега стал больше похож на шипение. - Потому что ты, дьявольское отродье, убил мою жену и моего сына! Ты превратил мой город и замок в адское пекло! - Злость придала Грегу такую силу, что он наполовину оторвался от стены. - Помнишь ту ночь, год назад, когда ты разрушил всё, что было мне дорого? Ты думал никто не видел тебя? Но я! Я видел!!! - Грег с презрением выплёвывал каждое слово, дергался на стене так, что сумел перевернуться вертикально и почти съехал до самого пола. На его глазах лицо демона побелело и он часто заморгал. Он помнил.
- Я настолько сильно хочу тебя убить, что никакое твоё колдовство меня не удержит. И даже после смерти я доберусь до тебя!!! Знай это, пёс!!!
Демон отошел к какому-то странному устройству, похожему на зеркало. Едва он прикоснулся к нему, как по стеклу забегали значки, цифры, буквы. Демон что-то приложил к уху.
- Зайди в мою лабораторию, пожалуйста, - попросил он неизвестно кого.
Грег смотрел на эти манипуляции с бессильной злостью. Он уже понял, что стена держит не его самого, а доспехи, потому и Жнец прилип к потолку, что сделан из металла. Если бы удалось разрезать кожаные ремешки, скрепляющие нагрудные пластины, он бы избавился от них и задушил демона голыми руками.
Тонкий луч вырвался из трубки в руке демона и ударил в стену рядом с отцом Клариусом, оставив на ней черный горелый след.
- Я говорил вам держать руки на виду, святой отец, - зло произнёс хозяин замка. - У меня нет желания вас убивать, но, клянусь, я это сделаю.
Клариус положил свой кинжал обратно на стол и застыл с поднятыми руками. Тот, кого называли демоном вновь подошёл к Грегу.
- Сейчас я отпущу тебя. Но если ты сделаешь хоть шаг в мою сторону, я снова включу электромагнит. Дождись того, кто войдёт в эту комнату и, клянусь, ты изменишь соё мнение насчёт меня.
- Никогда я не изменю о тебе своего мнения, демон.
- Посмотрим, - ответил хозяин замка.
Он отошел к двери и нажал рычаг. Сила державшая Грега исчезла, он скользнул на пол и встал на ноги. Жнец, однако, остался висеть на потолке.
- Меч мне не нужен, - с презрительной усмешкой глянул он на демона. - Я могу убить тебя голыми руками, и твои слова меня не остановят.
- Тебя остановят не мои слова, - мрачно ответил хозяин замка.
- А, что же?
- Он, - кивнул демон на кого-то позади рыцаря.
- Папа! - услышал Грег за спиной до боли знакомый голос.
Отказываясь верить своим ушам, он обернулся. И увидел сына, своего сына, потерянного в пламени пожара год назад, слегка подросшего, удивлённо взирающего на него из дверного проёма через который он только что вошёл.
Много раз отец Клариус разговаривал с Грегом насчёт искушений, которыми захочет сломить его веру демон и Грег готов был ко всему, к страшным чудовищам, к несметным богатствам, к всемирному господству, к множеству женщин. Но увидеть сына, живого и здорового, так близко... Может Грег и удержался бы, всё таки был закалённым воином света, если бы не одна деталь - его сын был чуть старше, чем год назад. Явись он к нему точно таким же как в момент смерти и Грег бы, возможно, устоял, но эта деталь, такая естественная для живых, сыграла решающую роль. Не могло наваждение быть настолько достоверным. Грег кинулся к своему сыну.
- Колин! - крикнул он, подхватив ребёнка и крепко обняв его.
- Папа! Ты пришёл за мной! - услышал он в ответ. - Я так ждал, так ждал! И мама ждала!
- Мама? - Снова не веря своим ушам, переспросил Грег. - Она здесь?
- Мы с ней давно здесь живём. Всё ждём пока ты придёшь.
Грег задыхался, вдыхая запах волос своего сына. Он прижимал его к себе, тёплого, живого, родного. Потерянного и обретённого.
- Как такое возможно? - обернулся он к хозяину замка. Тот всё ещё держался рукой за рычаг.
- Я не убивал твою семью, - услышал он в ответ. - Наоборот, я спас их.
- Спас? Но как?
- Я могу многое, чего не можете вы. И это не колдовство, а наука. Тысячу лет назад испарение воды считали чудом. Придёт время, в вашем случае нескоро, но придёт, и люди станут умнее, научатся подчинять себе силу солнца и ветра, рек и океанов, откроют то, о чём сейчас не могут и помыслить.
- Твои слова - яд! Такое невозможно! - Воскликнул Клариус.
- Почему же? - Удивился тот, кого считали демоном. - Не в Библии ли написано, что человек - венец творения? Царь природы! Царь должен уметь властвовать над природой. И люди научатся этому.
- Грег, - Клариус обратился к рыцарю, - Не слушай его, сын мой. Он морочит нам голову. Вспомни слова Его Преосвященства, Сатана хитёр и имеет много обличий, он будет предлагать тебе то, чего ты больше всего жаждешь.
- Что? - Грег не сразу понял куда клонит священник.
- Твой сын - это совсем не твой сын! Демон дурачит тебя!
Грег посмотрел на Колина. Тот не понимал о чём говорят взрослые и был спокоен, чувствуя себя в безопасности на руках отца.
- Святой отец. - Грег старался, чтоб его голос звучал спокойно, - своего сына я узнаю среди тысячи. И вам точно говорю, это Колин.
- В том-то и дело, - Клариус начал терять терпение. - Демон создал точную копию твоего сына. Он путает тебя. Он сделает всё, чтоб остаться в живых, потому что боится. Ты воин Господа, его паладин, выполни свой долг.
- И, что будет с моим сыном?
- Твой сын мёртв! Уже год как мёртв, а тот кого ты прижал к груди - нечистый, место которому в аду!
Грег, почти не отдавая себе отчёта, вынул из-за пояса кинжал и быстро подошёл к священнику.
- Ещё слово, святой отец, и ваш сан не спасёт вас. Закройте рот и молчите, я сам разберусь.
Клариус, глядя на приставленный к его груди кинжал, вынужденно замолчал. Лишь плотнее завернулся в свой плащ.
- Колин, ты покажешь мне где мама? - спросил он сына.
Колин быстро и обрадованно закивал головой. Грег на несколько шагов ближе подошёл к хозяину замка. То уже не держал руку на рычаге, но стоял рядом с ним.
- Зачем ты устроил пожар в моём городе? Это было наказание, месть, урок?
- Какой урок? О чём ты! -Человек в очках всплеснул руками. - Я не устраивал пожар в твоём городе. Это было стихийное бедствие. Землетрясение, да ещё с выходом магмы на поверхность.
- Кто его навёл?
- Землетрясения никто не наводит. Они происходят потому что происходят.
- Как это?
- Долго объяснять. Так устроена наша планета.
- Хорошо. - Грегу не давала покоя ещё одна мысль. - Если ты спас моих жену и сына, почему так долго держал их здесь? Почему не отпустил?
- Куда? - Искренне удивился хозяин замка. - Для мира они погибли. И все об этом знали, ты ведь сам всем раззвонил. Представь, если бы они вдруг воскресли из мёртвых? Да их бы сожгли на первом же костре!
- Я бы не позволил! - воскликнул Грег!
- Тогда и тебя бы сожгли! А перед этим ещё и пытали. Ломали кости до тех пор пока бы ты не сознался, что служишь Сатане. Святой отец, разве не так?
Клариус промолчал. А Грег, чувствовал себя обескураженным злой правдой. Как бы ни была сильна его вера в церковь как бы ему не хотелось оправдать её деяния, но сейчас, в этот конкретный момент, он понимал, человек в очках говорит истину.
- Мог бы хотя бы сообщить мне, что они живы, - хмуро сказал он.
- Я не знал где ты, - услышал он в ответ. - Если бы ты вернулся назад, отстраивать замок, было бы проще, но ты пропал.
- Я был в монастыре.
- Я этого не знал. Что бы ты обо мне ни думал, я не всеведущ. И вообще, хватит разговоров. Колин, покажешь отцу свою комнату? И отведи его к маме. Она ведь тоже соскучилась.
Колин легко соскочил с рук Грега на пол и потянул его за собой.
- Папа, - затараторил он, - У меня такая красивая комната. И у мамы тоже! Пошли покажу! И ещё с друзьями тебя познакомлю!
- С друзьями? - не понял Грег, оглядываясь на хозяина замка.
- Я спас не только твоего сына, - слегка пожал плечами тот.
Грег пристально посмотрел на него.
- Наш разговор не окончен, - сказал он ему.
- Разумеется, - согласился хозяин замка. - Только продолжим его когда ты остынешь. Когда сможешь разговаривать со мной как с человеком, а не как с исчадием зла.
Он проводил рыцаря и его сына до дверей в дальней части комнаты и, когда они вышли, повернулся к священнику.
- Ну, что скажете, святой оте...
Стрела с серебряным наконечником сильно ударила его в плечо и застряла в кости. От неожиданности человек в очках, отступил назад и прижался к стене. Через секунду вторая стрела воткнулась ему в живот. Отец Клариус, откинул за спину плащ под которым он всё это время прятал арбалет. Быстрым шагом пересёк комнату и остановился возле раненого человека. Хозяин замка с некоторым удивлением смотрел на него и медленно сползал по стене на пол.
- Серебро? - произнёс он.
- Да. Серебро, - весьма довольным тоном отвели отец Клариус. Священный металл. Твои колдовские штучки на него не действуют. - Он взглянул наверх, на прилипший к потолку Жнец. - И меня тебе так легко не запутать.
Человек в очках с трудом усмехнулся. Из уголка его рта побежала струйка крови.
- Почему же ты рыцаря не вооружил серебром.
- А. Полно, - махнул рукой Клариус. - Грег нужен был для отвода глаз. Я знал, что ты обязательно явишь ему сына и тот расклеится. Паладин из него всегда был так себе. Зато я получил преимущество, пока ты был занят им.
- Достойный сын своей церкви. - Тот кого называли демоном, закашлялся. - Рыцарь без страха и упрека. Вот такие как ты и сгубили моего напарника.
- У тебя был напарник? - Отец Клариус изобразил удивление, одновременно доставая из-за пояса серебряный нож.
- Был. - С каждой минутой говорить человеку в очках было всё труднее. - Но вы сожгли его на костре.
- Ах, вот почему ты так не любишь костры, - улыбнулся Клариус. - Ну, радуйся. Мне некогда устраивать здесь аутодаффе с последующим сожжением. Всё будет просто и быстро.
- И тебя не волнует тот факт, что ты убиваешь невинного?
- Почему невинного? - удивился Клариус. - Ты виновен. Ты был осужден и приговорён к смерти самим Его Преосвященством.
- Какая... честь... - прохрипел умирающий.
- Я бы предложил тебе раскаяться, - с деланной набожностью сказал Клариус, - Но, боюсь, таким как ты каяться нет смысла. Ты и так отправишься в ад.
- А это уже решать не тебе. - Выдохнул хозяин замка.
- Как скажешь.
С этими словами Клариус воткнул серебряный кинжал прямо в сердце того, кого называл демоном. И через рукоять ещё пару секунд ощущал как затихает биение проколотого сердца.

2
- Папа, ну чего ты так медленно? - Колин нетерпеливо тянул за собой Грега.
По широкой каменной лестнице они поднялись на третий этаж. Здесь всё было залито светом, льющимся сквозь широкие окна. Почти прозрачные жёлтые шторы придавали залу воздушности и лёгкости, пол был так же устлан синим ковром, тянувшимся на всю ширь до самых стен, отделанным ореховыми панелями. Богатая мебель из красного дерева, диванчики, кресла, столики, стулья, пуфики, этажерки с книгами, по углам в кадках стояли растения. Всё это создавало изысканный интерьер. С высокого потолка свисала богатая хрустальная люстра с теми же чудными свечами. Как бы там ни было, но Колин весь этот год жил в довольстве, подумалось Грегу.
Комната не пустовала, несколько детей разного возраста находились в ней. Те кто помладше играли в кубики или в игрушечных солдатиков осаждающих игрушечный, но очень детально выполненный замок. Несколько девочек постарше читали или занимались вышиванием. Колин расцвел при виде друзей.
- Это мой папа, - гордо объявил он!
Несколько пар широко распахнутых и любопытных глаз, тут же воззрились на Грега. А Колин,  начал называть друзей по именам: Анни, Килиан, Кендрик, Эми.
Подросток, лет четырнадцати, более воспитанный в силу возраста, тут же встал, подошёл и склонил голову в приветствии.
- Рад познакомиться, сэр - учтиво произнёс он.  - Робин, сэр.
Грег чувствовал себя очень неловко и смущённо в этом детском саду, но тактично протянул Робину руку.
- Папа, пошли я покажу тебе мою комнату, - вновь потянул его за руку Колин.
- Хорошо, хорошо, - голова у Грега шла кругом. Столько впечатлений свалилось на него за последний час, что переварить их разом было трудно. От обители демона до благородного приюта, от жестокого воина до счастливого отца, от отчаяния до ликования, таких разительных перемен Грег не испытывал никогда. Восторг был настолько велик, что окажись этот человек на самом деле демоном, могущим вернуть ему жену и сына, то Грег согласился бы с ним сотрудничать. Весь этот поход держался на желании отомстить, но мстить было не за что! И от этого Грег испытывал небывалое облегчение.
Комната Колина оказалась выше всяких похвал. Широкая и просторная, по обстановке сразу чувствовалось, что хозяин не экономил на удобстве жильцов. С мягкой мебелью, кроватью под балдахином, зеркалами и массой, просто чёртовой уймой игрушек. Грег поклялся, что если у него когда-нибудь снова будет свой замок, то он обставит комнату Колина не менее изящно и шикарно.
Следующие полчаса Колин показывал Грегу свои рисунки, невинно хвастался, что некоторые учитель, так они называли хозяина замка, повесил на стену в главном коридоре. Грег вспомнил как презрительно он кривил на эти рисунки губы, а ведь среди них были творения его сына, и испытал легкий стыд. Колин рассказывал, что учитель обучал их разным наукам, таким как математика, физика, биология, и другие, о многих из них Грег ничего не слышал. Так же в замке проводились уроки этикета, обучали танцам, картографии и прочему, с чем надлежало иметь дело отпрыскам благородных семей.
Через полчаса у Грега начала кружиться голова от обилия информации и непрекращающейся болтовни Колина.
- Сынок, не пора ли нам пойти к маме? - спросил он.
- Да. Пошли! - встрепенулся сын.
- А почему вы не вместе живёте? - запоздало удивился Грег.
Колин, кажется смутился от такого вопроса. Но в этот момент по всему замку раздался звонок, пролетев по всем коридорам, заглянув во все комнаты.
- Ой! Это обед! - Воскликнул Колин. - Папа, я сбегаю, друзьям скажу, что мы сегодня с тобой обедаем. Ладно!
- Ты мне скажи как маму найти, - отозвался Грег. - А когда пообедаешь, приходи в её комнату.
Мальчишка подумал пару секунд и кивнул.
- Спустишься на два этажа по лестнице, потом пойдёшь по коридору, два раза повернёшь направо, третья дверь - это её комната.
Он умчался, счастливый и весёлый. А Грег покинул уютную комнату сына. Просторная зала, где недавно играли дети, была пуста. Звонок на обед созвал всех маленьких жильцов в неизвестную пока ему столовую. Ещё раз восхитившись роскошью обстановки и озадачившись откуда у владельца столько денег, Грег спустился по лестнице на два этажа вниз. Широкий коридор, со множеством оконных альковов, уходил вперёд. Стены, увешанные кашпо с цветами, диванчики и красный коврё под ногами, придавали помещению невообразимый уют. Грег шагал отсчитывая повороты и двери, и наконец нашёл нужную.
Медленно и очень волнуясь, он отворил её. За столом с пяльцами в руках, сидела его жена. И хотя она находилась к нему спиной, Грег был уверен, что не ошибся, этот дивный водопад светлых волос, он не забудет никогда.

3
Отец Клариус вытер нож о штору, оставив на жёлтой ткани уродливый красный след. Потом взял в руки арбалет и зарядил в него две новых стрелы с серебряными наконечниками. Хотя дальше его едва ли ждёт подобная ловушка с магнитом, но в этом замке священному металлу он доверял больше чем стали. Пройдя, такой по доброму выглядящий коридор, он поднялся по неширокой лестнице на второй этаж. Здесь, по-видимому располагалась гостиная или танцевальный зал, поскольку было мало мебели и у широкого окна стоял рояль. За роялем сидела взрослая женщина, темноволосая, в длинном, ниспадающем платье. Увидев отца Клариуса, она удивилась, и это единственное, что она успела сделать. Метким выстрелом опытного стрелка Клариус послал стрелу прямо ей в лоб. Женщина упала замертво на выложенный паркетом пол. Из-за рояля неожиданно высунулась детская головка - девочка, лет семи.
- Мама! - Воскликнула она.
И тут же следующая стрела пронзила ей висок. А отец Клариус уже по новой заряжал арбалет.
Пройдя танцевальную комнату, он углубился в жилой комплекс. Вдоль коридора вытянулось множество дверей, выкрашенных в разные солнечные цвета. Клариус заходил в каждую и без сожалений убивал маленьких обитателей. Один за другим дети падали от его стрел или пронзённые серебряным кинжалом. Ничего не успевшие понять, удивлённые настолько бесчеловечным поступком. Один за другим демонята отправлялись обратно в ад. Отец Клариус считал их: пять, семь, десять, пятнадцать. Коридор закончился и священник вышел ещё в одну просторную комнату. Его сутана пропиталась свежей кровью, промокший плащ отяжелел, а стрелы почти закончились, но работы было ещё очень много. Двое, находившихся в комнате подростков упали, сражённые меткими стрелами.
В целом Клариус был доволен. Не прошло и получаса, а он уже очистил землю от такого количества нечисти. Если так пойдёт и дальше, то к концу дня он управится со всеми. После смерти хозяина бесовской мелочи не на что надеяться. Клариус сжал в руке серебряное распятье и поцеловал его.
- Да что же это ты, гад, творишь-то! - услышал он сзади знакомый голос хозяина замка. И сердце Клариуса на секунду остановилось от страха. Ни один человек не мог выжить после такого удара в сердце. Он обернулся, но сделать ничего не успел. Сильный удар бронзовой статуэткой по голове, лишил его сознания.

4
- Мелана! - Грег кинулся к сидящей перед ним женщине.
Та обернулась на крик и голубые, любимые глаза, на милом лице, глянули на него с удивлением, а потом широко распахнулись. Его жена соскочила со стула и кинулась в объятья!
Грег поймал её, обхватил, прижал, как встарь вдохнул запах волос и растаял в счастливом моменте встречи. Он целовал её уста, такие желанные и много раз оплаканные и не мог поверить тому, что снова держит её в объятьях. И она смотрела на него с нескрываемым удивлением и до сих пор неверием.
- Грег! Но как?  - бросала она короткие фразы, прерываемые поцелуями. - Как ты? Откуда? Здесь?
- Мелана, я нашёл тебя! - Грег радостно смотрел на неё. - Я уже отчаялся, и вдруг...
- Но как, любимый?
- Долго рассказывать! Главное мы теперь вместе!
- Я не понимаю.
- Я всё расскажу. Обязательно, - заверил её Грег. - Но позже. - Он снова прижал её к себе. - Теперь всё будет по другому. Мы покинем этот замок и снова заживём вместе. Ты, я и Колин.
- Колин? - Мелана отстранилась от него.
- Да, любимая, - улыбнулся ей Грег.
- Ты видел Колина? - В глазах Меланы отчётливо проступил страх.
- Мы были в его комнате. Он пошёл на обед. Потом придёт сюда.
Мелана отшатнулась от него, потом крепко сжала его за локти.
- Боже, Грег! Тебе срочно нужно уходить!
- Что? - Не понял её Грег.
- Милый, умоляю тебя, - лицо его жены перекосил страх - Уходи, быстрее.
- Но почему? - Тревога жены передалась и Грегу, но он не мог понять в чём её причина.
- Грег, наш сын! Он уже не тот кем был! - Мелана была близка к отчаянию. В её голубых глазах горел уже не страх, а ужас.
- О чём ты? Я не понимаю!
- Этот мерзавец что-то сделал с нашим сыном. Теперь он другой.
- Другой? - Грег отступил на шаг. - Мы только что разговаривали. Это наш Колин.
- Грег! - Мелана метнулась к нему, обхватила руками его лицо. - Пожалуйста, любимый, ты не знаешь. Это ловушка! Колин и все эти дети - они монстры! Меня они почему-то не трогают, но ты...
Грег крепко взял её за плечи и встряхнул.
- Не знаю, что с тобой, но ты бредишь! Этот замок не обитель дьявола!
- Нет, это оно и есть! - Закричала женщина отбросив его руки. - Он обманул тебя! Показал Колина, но это больше не наш сын! Это чудовище!
- Мелана, перестань, - Грег сделал ещё одну попытку обнять её. Но она вдруг закрыла рот руками и в ужасе уставилась на что-то позади Грега.
- Папа - услышал он голос сына и обернулся.
Колин стоял на пороге комнаты. Его светлые волосы слегка взлохматились, а голубые глаза, совсем недавно смотревшие на него с восторгом и любовью, изменились. Это были глаза чужого. Кто-то другой смотрел на Грега из тела его сына. Недобрый, расчётливый и оценивающий взгляд, какого не может быть у ребёнка. Позади Колина стояли дети. Анни, Килиан, Кендрик, Эми, Робин и несколько, которых Грег не знал. И у каждого был подобный взгляд.
- Папа, - повторил Колин. - Почему мама плачет?
- Колин, ты уже пообедал? - Вместо ответа спросил его Грег.
- Папа, - Колин шагнул в комнату, а за ним подтянулись и остальные. - Мы же договорились, что пообедаем здесь.
- Нет. Нет. Нет  - зашептала сзади Мелана.
И тут Грег осознал на что похож взгляд детей обращённых на него. Так хищники смотрят на жертву. И Грегу стало не по себе. Внезапно он вспомнил, что вынул кинжал в комнате сына, да там и оставил.
- А зачем ты привёл своих друзей? - спросил Грег, хотя внутри, каким-то шестым чувством уже догадывался зачем.
- Мы договорились пообедать вместе, - Колин и остальные сделали ещё один шаг в комнату.
- Да что тут творится? - Закричал Грег. - Сын, немедленно... - и осекся.
На лице Колина, вместо рта внезапно образовалась большая щель от уха до уха, наподобие жабьей пасти, усыпанная множеством острых зубов, длинный язык свесился почти до живота, а гласа превратились в круглые, белёсые бельма.
Ошарашенный происходящим, Грег смотрел как подобное происходит и с отвальными детьми. У девочки Эми во рту выросли клыки, Лицо Робина превратилось в волчью морду. Кендрик пошёл слизью, обмяк, тело стало желеподобным и противно скользким. Сади истошно и обречённо кричала Мелана.
А потом дети, или нет, не дети, а монстры из самых страшных снов кинулись на Грега. Несколько секунд он пытался отбиваться от них, но потом кто-то откусил ему руку, что-то впилось в шею и он упал, жуткая слизь разъела доспехи и вцепилась в позвоночник. Теряя силы и навсегда уходя в темноту, Грег увидел страшное лицо своего сына, раскрывшего пасть в которую погружалась его голова.

5
Кап. Кап. Буль.
Назойливые, монотонные звуки дробили глухую тишину.
Шлёп. Капнуло над самым ухом.
Клариус порывисто распахнул глаза и снова зажмурился от яркого света, бьющего ему в лицо.
- А, очнулись, отче, - услышал он ненавистный голос. И снова попробовал раскрыть глаза. На этот раз получилось лучше. оказывается на него был направлен какой-то источник света на длинной треноге. Жуткое капанье, разбудившее Клариуса, доносилось из рукомойника, а сам он сидел в кресле, руками и ногами прикованный к нему мягкими, но плотными колцами, так что не пошевелиться. Комната была другая, не та в которой они беседовали раньше. Судя по узкому окну над потолком, это был скорее подвал, уставленный незнакомыми приборами. Одни мигали огоньками, по стеклу других бежали цифры и буквы, на третьих светились какие-то диаграммы.
- Простите, что держу вас привязанным, - хмуро извинился воскресший из мёртвых хозяин замка, но повторять прежний опыт не хочется. Это было больно.
- Ты демон, - с ненавистью проговорил Клариус.
- Напротив, - возразил человек в очках. - Я сейчас намного более человек, чем все остальные люди на земле.
- Никто не мог выжить с проколотым сердцем.
- Да, - согласился хозяин замка. - Рука у вас твёрдая, но вы не учли одного, я учёный и к тому же хороший врач.
- Как? - В отчаянии воззрился на него отец Клариус. - Как ты выжил?
- Называйте это, скажем, субатомной стимуляцией реликтовой регенерации, - непонятно ответил человек в очках. - Наш организм от начала способен залечивать раны, а я знаю как подстегнуть это его свойство, во много сотен раз. У меня есть вакцина, которую вы называете эликсиром молодости и я постоянно делаю себе инъекции. - Человек в очках склонился над Клариусом. - Едва вы вынули кинжал, как мой организм стал восстанавливаться и уже через полминуты сердце снова билось. Раны от стрел затянулись и, вуаля, вот он я, снова живее всех живых!
- Демон! Бессмертный демон!
- Ну, не совсем бессмертный. Скажем так одномоментное повреждение всего организма, физическое, термическое  или химическое, сможет меня убить, - при этих словах лицо хозяина замка стало жёстким, словно он вспомнил о чём-то доставляющем ему боль.
Клариус попытался освободиться, но бесполезно. Сейчас он был в положении Грега, когда того пригвоздило к стене.
- Не дёргайтесь, святой отец. Скоро всё кончится.
- Ты меня убьёшь?
- Разумеется. Ты убил стольких моих детей.
- Они не твои дети!
- Теперь мои! - рявкнул человек в очках.
- Они были детьми других, но ты что-то сделал с ними! Из невинных ангелов Божьих ты сделал слуг Диавола!
- Я спас их! - Снова крикнул хозяин замка - Каждый из них должен был умереть, одни от болезни, другие в пожаре, третьи от рук бандитов. Всех их я спас. А ведь знаете, поначалу я честно пытался возвращать их родителям или родным! Но ваше общество не терпит воскресших из мёртвых! Этих ангелов, вернувшихся с того света, вы убивали. Без жалости и сострадания! Ваша СВЯТАЯ церковь вешала на них ярлык нечистых и убивала! Так что я не врал Грегу.
- И ты решил делать из детей монстров? - усмехнулся Клариус.
- Да, - обрёл невозмутимость человек в очках. - Я решил дать им  шанс. Я давал им дополнительные силы и отпускал.
- А они, с вашими силами, убивали остальных людей.
- Не они так другие убили бы. Кому суждено умереть, тот умрёт. Не так ли гласит ваша святая церковь? Верно? - усмехнулся хозяин замка. - Как видите, мораль - штука гибкая.
Он подогнал к креслу на котором сидел Клариус, столик с инструментами очень похожими на те, что использовались в казематах инквизиции.
- Можешь убить меня, - сказал священник, - но церковь теперь знает о твоих чудовищах. Святым огнём она выжгет их из наших земель.
- Теперь нет, - ответил хозяин замка. - Это раньше я выпускал их на убой, а теперь стал умнее. Я даю им воспитание, образование. Они станут высокородными людьми, графами, герцогами, князьями, султанами. Они научатся скрывать свой облик и никто не сможет догадаться, кто они на самом деле.
- Зачем тебе это? Если ты, как утверждаешь, человек, почему ведёшь себя как демон?
- У каждого из нас внутри свой демон, - хмуро ответил человек в очках, размешивая в прозрачном сосуде какую-то жидкость. - Для одного это гордость, для другого жадность, для третьего власть. Демон есть и внутри меня, и внутри Грега, который, в последний момент, таки свернул голову своему сыну, хотя это его не спасло. А у вас, святой отец, какой у вас демон?
- Я служу Господу. - гордо ответил Класриус.
- Понятно. Значит вы просто не сталкивались с настоящим искушением. Перед вами не вставал выбор как поступить, как правильно или как выгодно. Если бы такое случилось, вы поняли бы какой демон сидит внутри вас.
- Что вы со мной сделаете? - Клариус решил пропустить это утверждение мимо ушей.
- А, вам интересно? - Человек в очках даже улыбнулся. - Я собираюсь изъять ваше сердце и некоторые другие органы. Но мне нужно, что вы были живы, это гарантирует лучшую их сохранность, - пояснил он.
- Да ты сумасшедший! - Воскликнул Клариус с дрожью в голосе. Такая перспектива его не на шутку напугала.
- Ну, почему же. Я ведь рассказывал вам о своей вакцине. Вот, сейчас вы на себе и испытаете её действие. Я вам вколю лошадиную дозу, так, что даже без сердца вы какое-то время не умрёте.
Он повесил сосуд на длинной стойке и через прозрачный тонкий шланг она потекла вниз, в такую же тонкую иглу, которую мучитель воткнул в руку священника.
- Вот так. Подождём, пока вы напитаетесь.
Клариус страдальчески смотрел на жидкость, текущую ему в руку.
- А знаете, что самое забавное? - Не очень весёлым голосом сказал хозяин замка.
Клариус молча и вопросительно посмотрел на него.
- Это вы породили меня.
Глаза святого отца открылись ещё шире.
- Я продукт вашего общества, - человек в очках с осуждением посмотрел на него. - Не понимаете, да? Так я вам объясню! Изначально мы прибыли сюда с другой целью. Мы хотели только помогать! Лечить, спасать жизни. И этим мы занимались долгое время. Некоторых исцелённых ваша церковь находила и предавала смерти, но многим, очень многим удалось скрыться. Мы были целителями!
- Мы? - переспросил Клариус.
- Да. Я и моя жена! До тех пор, пока однажды кто-то из ваших коллег, - слово "коллег", человек в очках произнёс с крайней язвительностью. - Пока кто-то из ваших коллег не поймал её и не сжег на костре! Идиоты! - Ярость, хозяина замка, смешанная со слезами вырвалась наружу. - Если бы вы просто убили её, закололи, повесили, отрубили голову! Она смогла бы воскреснуть! Но вам же надо всё жечь! Жечь на этих ваших проклятых кострах! А она ни разу никому не сделала зла! К тому же у неё перед смертью забрали... забрали... - злость медленно покинула человека в очках. - Впрочем, неважно. - Он собрался с мыслями. - Моя жена мертва. И я стал таким.
- Ты стал монстром? - Клариус сидел, слегка ошарашенный внезапным признанием.
- Самый большой монстр, это ваше общество, выращенное на страхе и ненависти. И если оно не изменится, то уничтожит само себя, а я ему в этом помогу. Я наполню ваши земли такими страшными тварями, вампирами и оборотнями, лешими и водяными, что и через сотни лет людей будут пугать рассказы о них. И никаким серебром вы не выжгете их до тла!
- Ты в самом деле сумасшедший, - прошептал Клариус.
- Оставим этот спор, а то вы повторяетесь, святой отец. Пора приступать к делу.
Человек в очках набрал в какой-то сосуд с иглой на конце ещё одной жидкости.
- Это, чтоб вам не было больно, - объяснил он. - Я же не зверь какой.
Дальнейшее произошло как в дурном сне. Укол в область груди и тут же всё тело покрыло полное онемение. Потом каким-то жутким инструментом, мучитель вскрыл грудную клетку отца Клариуса и вырвал оттуда ещё бьющееся сердце. Клариус только охнул и зажмурился при виде ужасного зрелища.
- Неплохой экземпляр, - мучитель казался довольным.
Он быстро поместил его в прозрачный пакет, который тут же съёжился плотно обхватив изъятый орган. Хозяин замка поместил пакет в ящик со льдом.
- Через пару минут займемся печенью, - сказал он.
- Откуда... ты... пришёл? - Прохрипел ,едва дыша отец Клариус.
- А вам теперь не всё ли равно? - Удивился человек в очках. - Из будущего, с другой планеты, из иной реальности. Вам теперь, святой отец, всё равно.
- Ты никогда не отвечаешь на этот вопрос, - усмехнулся отец Клариус.
- Что? - Не понял его слов хозяин замка. - Что значит, никогда не отвечаю?
Потом его взгляд стал пристальным, подозрительным. Он вспомнил свой вопрос, ранее оставленный без ответа.
- Как вы проникли в мой замок? - Медленно проговорил он. - Устройство разблокировки есть только у меня... И оно было у моей же...
- Я уже в шестой раз прихожу сюда, - отец Клариус с силой выталкивал слова из онемевшего горла. - И каждый раз я узнаю чуть больше. Но сегодня... - улыбнулся Клариус, - сегодня я узнал как можно тебя убить. - Он закашлялся, но сумел произнёсти, - костер!
Лицо человека в очках было лучшей наградой за весь сегодняшний день. Недоумение, потрясение, шок. Он молчал, глядя на улыбку священника, а потом перевёл взгляд на его руку, сжимающую серебряное распятье с зелёным самоцветом посередине. И лицо его исказилось от страшной догадки.
- Это был ты! - воскликнул он трясущимися губами.
И в следующую секунду отец Клариус изо всех сил дернул рукой. Воткнутая в неё игла выскочила и поддерживающая жизнь жидкость брызнула на пол.
- НЕТ!!! - Услышал он крик человека в очках.
И в следующий миг тело лишённое сердца объяла смерть.

6
Зелёные глаза измученной женщины, привязанной к столбу. Чёрные кудри бессильно повисли вдоль бледных щёк, на измождённом лице дорожки от выплаканных слёз.
Каждый раз отца Клариуса выкидывал к этому моменту. К тому самому, когда он сорвал с шеи обречённой жертвы медальон с зелёным самоцветом.
Небольшой городок, дома широким кругом плотно обступили центральную площадь на которой высился сложенный из высушенных дров костёр, разномастная толпа жителей, ждущих внизу исполнения приговора, и он, Клариус, один на один с той, кого на его глазах сжигали уже шесть раз. Он посмотрел на медальон в своей руке, незамысловатый узор на серебряной бляшке и зелёный камешек посередине.
- Нет, пожалуйста, - хрипло и обеспокоенно, произнесла женщина. - Это подарок мужа. Позвольте мне умереть с ним.
В глазах женщины отчаянная мольба и Клариус хорошо знает почему она так хочет вернуть медальон, он поможет ей избежать смерти. Но сегодня он знает не только это. Он знает кто эта женщина. Невозможно избавить её от смерти, приговор вынесенный святой инквизицией не отменить простому священнику как он, чего доброго его самого признают виновным в сговоре с ведьмой.
Но есть другой путь, вернуть ей медальон. И она через миг после смерти очнётся где-то там, где впервые взяла его в руки. И, возможно, умудрённая опытом отговорит мужа от опасной затеи, и не появятся в его мире эти двое, и её не поймают, не будут пытать и не сожгут на костре, и не родится глубоко в лесном замке рождённый отчаяньем демон, и не полезут из-под его рук сотни изувеченных монстров, наполняя ночи и сердца людей страхом.
И не будет святого похода в Иерусалим, мелькнула другая тревожная мысль. Не будет личной встречи с Его Преосвященством, не назначит он его своим эмиссаром, не осыплет почестями за охоту на нечисть, за идею с серебряным оружием, не даст ему собственное епископство, а за окончательную победу над демоном, кардинальскую шапку. Тем более теперь он точно знает как убить человека в замке.
Как ты поступишь, Клариус? Как правильно или как выгодно? Вспомнил он слова того, кого раньше считал демоном. Вот он, твой час истины.
- Умоляю, - едва слышно прошептала женщина.
Отец Клариус крепко сжал медальон и отвернувшись начал спускаться по лестнице
- Не-е-ет!!! - Услышал он сзади отчаянный крик несчастной и вскинул вверх руку. Это был знак, палачи с факелами в руках подожгли сухой хворост у основания костра.
Толпа возликовала, в свете разгорающегося пламени, глаза каждого горели красным.
У каждого из нас свой демон, вспомнил Клариус слова человека в замке. Но если этот демон может вознести его на вершину власти, то с ним стоит сотрудничать. Он поцеловал медальон, который позже вставит в серебряное распятье.
- Семь, число Господа, - тихо сказал он. - На седьмой раз я уничтожу тебя.
Толпа расступалась перед ним как река, небо закрыли плотные тучи, словно сам Господь отвернулся от творящегося внизу безумия, разгорающийся позади костёр, разукрашивал белый фасад впередистоящей церкви в кроваво-красный цвет.
Отец Клариус улыбался.

Исправил(а): Вердек, 23 ноября 2018, 10:16

--------------
Перевод игр серии Dragon Quest.
Дата сообщения: 20 ноября 2018, 13:08 [ # ]
Head Hunter Онлайн
Слабые не Monster Hunter
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 987/1000
 Рег.: 31.10.2005
 Постов: 4553
Играет в:
Monster Hunter Generations Ultimate
Работает над:
Сказки про Ёжика Фофку
Профиль PM 
Пещера обыденностей

Кап. Кап. Буль.
Назойливые, монотонные звуки дробили глухую тишину.
Шлеп.
Капнуло под самым ухом.
Ази порывисто распахнул глаза и притаился. Даже дыхание задержал.
Мозг как-то сам судорожно, заперебирал, будто четками заклацал: это сон, я все еще сплю… меня перенесли… какая-то шутка… закрыли окна… разбился стакан… опрокинулась вода вот и капает…
Он потянулся к прикроватной тумбочке, но ладонь натолкнулась на сырой и бугристый валун. Пальцы машинально ощупывали скользкую поверхность, тщась отыскать хоть что-то… Будильник, опрокинутый стакан, ночник, таблетки… Хоть что-то! Но пусто. Только скользкий, мокрый булыжник.
Ази отнял руку, убрал ее под одеяло. Накрылся с головой, будто спрятался и зажмурился так, что аж в глазах побелело.
– Спятил…
Значит, вот как это происходит. Лежит человек в неврологическом отделении, лечится и вот… Срывается в пропасть. А, может, сестра не те таблетки подала? Хотя, те, что он выпил вчера на ночь, были теми же, что и позавчера, и за два дня до… Этого.
Без утренней дозы седатива его опять начало корежить. Руки и ноги как будто выворачивались и ими непременно нужно шевелить. Скрипя зубами, Ази терпел, вспотел, но не выдержал, сбросил одеяло и сел на кровати, спустив ноги на пол. Пол оказался сырым и холодным.
– Эй! Кто-нибудь! – крикнул он.
– Нибудь, нибудь, нибудь… – передразнило эхо.
Ази глотнул, но слюна вся высохла. Он повертел головой, ища хоть какой-нибудь световой ориентир. Ничего. Вообще ничего, как в вакуумной трубке.
Идти?
– Если и идти, то наугад, – шепнул он себе и подобрал ноги – от холодного камня ступни быстро замерзли. Уходить от кровати не очень-то и хотелось. Поди, ее потом найти.
– А она мне нужна?
Он запустил руку под подушку и достал упаковку новых бахил – дочь купила, чтоб ходить к нему, но вчера же вечером и забыла. Вчера… В другом месте, в другом времени, в другом «нем».
По пять бахил на каждую ногу. Промокнуть теперь не должны. Ази ощупал шуршащую обувку и пожалел, что, отходя вчера ко сну, снял носки.
Нахлобучив на голову подушку треуголкой и накинув на плечи одеяло, точно рыцарский плащ, он глубоко вздохнул и, в последний раз слепо оглядевшись, шагнул в темноту.


* * *

Темнота уплотнилась. Ази кожей чувствовал ее прикосновения, продирался сквозь нее, как сквозь валы сырого шелка. Задыхаясь, он остановился и присел на дрожащих ногах. Зажимая стоны правой рукой, Ази ударил себя в лоб левой. Еще и еще! Боль отвлекала, давала возможность дышать. Из сжатого рта рвались мычания, хрип, вой, какой-то хруст… Смазанные слезами и слюной, они, наконец, разрешились плачем.
Истерика прошла и Ази стало легче. Он уселся на край одеяла, подобрал ноги и укрылся другим краем. Расхлобучив подушку, разодрал край и стал набивать синтепоном импровизированную обувь. На босянку ноги все-таки застыли. Покончив с утеплением, он поднялся и возобновил путь.
Ази сосредоточился на вчера. Каким оно было? Точно таким же, как и позавчера, и восемь дней к ряду до этого. Подъем, туалет, зарядка, короткое дневное напутствие завотделением. Потом завтрак, физпроцедуры… Кстати, сегодня в соседней палате кто-то громко кричал...  После электрофореза он играл в шахматы с Борей – соседом по палате до самого обеда. Кормили куриным супом с лапшой, на второе котлета с мятой картошкой… Потом сон. Пришла Даша – разбудила и чего-то оставила в тумбочке. Да и бахилы. Вечером, после ужина и лекарств, он смотрел фильм в общем холле. Даже два. Две комедии. Названия Ази забыл. Обычный, самый обычный день в больнице.
И вот...
По спине пробежали мурашки. Пока Ази вспоминал вчера, он будто бы во вчера и находился. Но теперь он вернулся в… В… Куда? Это даже пещерой-то назвать нельзя. Ни уступов, ни каменных сосулек… Да что там, даже ни одной стены нет!
А вдруг это он умер?
Тьма как будто снова обступила его, навалилась духотой. Ази застонал и снова ударил себя по лицу. Нестерпимо захотелось схватить ногтями щеки и вырвать их, содрать скальп, вырвать уши, язык…
– Надо отвлечься. Отвлекаться надо, да. Вот бы…Вот бы… Вот бы у меня в карманах были спички! Вот это б я удивился!
Он судорожно шарить по карманам и на дне маленького заднего, действительно, что-то нашел. Не коробок, но… Плоскую спичечницу, с приклеенным у основания черкачем. Такие спички часто в гостиницах оставляют.
– Четыре, – ощупью сосчитал Ази.
Он аккуратно отломил одну спичинку и зажег ее.
– Ай, – Ази зажмурился и отвел от огонька взгляд. – А теперь гори! Гори и не тухни!
Спичка повиновалась, но на том чудеса и кончились. Сколько бы Ази не просил пустоту вернуть его домой, или просто указать выход, все тщетно.
Лепесток огонька трепетал, но не тух. Он все время отклонялся в одном направлении, будто туда сквозняк уводил. Ази прикрыл огонек свободной рукой, и зашагал в ту сторону. Очень скоро, подозрительная путеводность спички разрешилась – он вышел к своей кровати.
На кровати кто-то спал и Ази, разделяющий в душе радость со страхом, остановился в нескольких шагах от кровати. Темное вечернее платье, расшитое бисером, стоячий воротник, кружевные краги на руках. Эта дама взялась точно не из их приемного покоя.
То ли почувствовав его спиной, то ли расслышав дыхание, но дама пошевелилась, приподнялась на локте и с дрожью тихо спросила:
– Кто здесь? Даша, это ты?
– М, нет, меня зовут Ази. Простите, я здесь. Вы не видите меня?
– Ази?.. – вопросительно протянула женщина и, усевшись на кровати, повернулась к нему. – Я ждала подругу. Но она куда-то пропала.
Ответить что-то Ази не смог. Лицо женщины, повернутое к нему, оно отсутствовало. Точнее оно сползло к подбородку, точно плохо закрепленная маска. Женщина привычным движением поправила лицо и придавила его двумя пальцами ко лбу.
¬– Извините. У меня что-то на лице, я не могу это снять. Точнее могу, но… Без этого мне очень холодно. Извините, что я… Так.
Она виновато улыбнулась и из уголков ее рта скатились две темные полоски.
– Это моя кровать, ¬– деревянным голосом выдавил Ази.
– Оу, я уйду! – дама торопливо поднялась. – Только куда?
– Вы меня видите?
– Нет, я вас только слышу.
– Вот, возьмите, – он протянул женщине спичку. Та стала слепо водить перед собой руками и Ази, с некоторой жалостью и даже грустью, помог ей отыскать в пустоте горящую спичку.
– О, свет! – восторженно пискнула она. – Я мечтала о нем столько… Столько…
В тот миг, как спичка очутилась в руках у дамы, Ази точно провалился во тьму.
– Она покажет выход, – сказал он и ощупью сел на кровать. Кровать была еще теплой. – Идите туда, куда будет показывать огонек.
– Вы уверены?
– Вас я так и нашел. Ну, идите пока огонек не потух.
Не переставая благодарить его, женщина ушла. А Ази остался. На кровати и с тремя спичками. Он достал спичечницу, оторвал новую спичку и зажег ее. Эта тоже не тухла. Ази лег, поднял спичку над головой и стал смотреть на огонь. Оранжевый лепесток клонился, но не точно вслед ушедшей женщине, а чуть левее.
Значит, выход отсюда для каждого свой? Иначе бы они вместе видели огонек, или бы он рдел в ту же сторону. И почему спички есть только у него? У него перед глазами всё сползало лицо женщины. Кто она? Нет, не так. Ази вздохнул и сел на кровати. Не кто она, а кто они. Он и все те, что бродят тут впотьмах.
Вдруг у самых ног послышалась тяжелое влажное дыхание. Ази подобрал ноги, а руку со спичкой вытянул вперед, тщась отыскать его владельца. Во тьме мелькнул хвост, волосатый бок…
– Фью-Фью-Фьють! ¬– позвал Ази и существо послушно откликнулось. Это была старая, вся седая овчарка.
– Собака, – растерянно произнес Ази. Он, было, уверил себя, что умер и попал в какое-то пограничное состояние, как появилась собака. Что она здесь делает? В собачий рай намылилась?  – Точно сбрендил.
Впрочем, тварь бессловесная, хоть и удивила, но заверила, что здесь и впрямь мрак безумства. А это, с некоторых точек зрения, лучше смерти. Только собака, как и женщина со сползающим лицом, не видела его.
– Ну-ка, – Ази выкопал из шерсти ошейник и приподнял его. Кожаный с множеством мелких клепок, скоб и трубочек. В одну из таких трубочек он и воткнул спичинку.
Собака звонко гавкнула и пропала. Ни на зов, ни на свист она больше не отвлекалась. Ази вздохнул. Снова у него увели спичку. Точнее, это он сам по наивности растранжирил ее.
– Ничего, – буркнул он и поджег третью. – Еще найдутся.
В этот раз просидел он долго, но, так никого не дождавшись, пустился в дорогу сам. Шел он долго, время от времени останавливаясь и сверяя путь с лепестком огонька. Остановившись в очередной раз, ему почудились шаги. Стоило пойти и вновь остановиться, как шаркающая поступь сзади тоже пропадала, но на секунду или две позже.
– Эй! – позвал Ази и сощурился, высматривая из темноты преследователя. – Идите на мой голос! Я помогу вам!
Шаги, действительно, возобновились. Сначала мелки, нерешительные, но затем отчетливо беговые. Ази даже испугаться не успел, как из темноты на него выпрыгнуло серое, объемистое существо. Оно бросилось не него, повалило на землю и стало душить. Спичка выпала, не потухла и осветила вероломца. Одутловатое, перекошенное яростью лицо, постриг, на манер монашеского, коричневая ряса, веревка у пояса и серебряное распятье на груди.
Почуяв слабину чужих пальцем у горла (монах тоже увидел спичку и теперь таращился на нее) Ази подобрался и пнул толстяка обеими ногами в грудь. Тот откатился, вскочил, но в атаку не бросился – бросился к спичинке. Пока Ази поднимался на ноги, постника уже и след простыл.
¬– З-зараза, – Ази запоздало бросило в дрожь. – Вот же з-зараза, а. Как таким ее обед дают!
Эта встреча окончательно уверила в том, что он не умер. Ну, во-первых, священник, тем более блаженный, тут бы не оказался, а перманентно б в рай попал. Во-вторых – обед. Ни кушать, ни пить не хотелось. Даже до ветру!
Последнюю спичку Ази твердо решил никому не отдавать. Если будут драться и отбирать, что ж, тогда он будет кусаться. Новенькими керамическими протезами. А чтобы спичка случайно или специально не упала, Ази привязал ее ниткой из одеяла к указательному пальцу.
– Только суньтесь теперь, – храбрился он и, для пущей острастки, несколько раз клацнул зубами. – Моргалы выколю, пасти порву, носы пооткусываю! Навуходоно!..
Сквозь эхо ругани до Ази донеслись какие-то щелчки и кряканье. Он замолчал и прислушался.
¬«Кри-кри-кри… щел-щел-щелк… Кри-кри-кри… ще-щелк… Щелк. Крррррр-ии…»
Это был дельфин. Он лежал на пузе на каменном полу, поднимал морду кверху и…Звал на помощь. Ази присел на корточки и прикоснулся к блестящему боку. Животное вздрогнуло, завертелось и разразилось тирадой кряканий и щелчков. Вокруг животного пол влажно блестел. Нет, животное не умирало. Оно просто мучилось.
– Извини, но тебе я ничем не помогу. – Даже если воткнуть последнюю спичку в дыхало дельфину, до выхода он все равно не доплывет. А тащить его на себе… – Самому б дотащиться. Прощай.
В спину ему ударил крик и Ази восхвалил Господа, что не понимал дельфиньего языка.
После всех встреч и вопреки последней, настроение у Ази приподнялось. Он шел, насвистывал Прокофьева и поглядывал на огонек с уверенностью, что вот-вот из темноты покажется его выход. Дельфина, конечно, жалко, но помимо него были другие трое! Даже монах, который, наверное, блуждал впотьмах так долго, что спятил по-настоящему. Бог с ним.
Ази так увлекся благостными мыслями, что не заметил под ногами кочку, об которую сильно запнулся. Когда он повернулся к ней, то запнулся и мысленно – перед ним на земле сидела девочка лет семи, завернутая в черную шаль. Девочка слепо таращилась в его сторону и, казалось, застыла от страха. Только изо рта ее клубился частый пар дыхания. Услыхав тяжелый, глубокий вдох Ази она пошевелилась, подобрала колени и спряталась в них лицом.
– Ну, не бойся, я человек. Как тебя зовут? Меня зовут дядя Ази, а тебя? – ласково говорил он отматывал нитку с пальца. – Вот, смотри, что у меня есть.
Девочка напряглась, когда Ази взял ее за руку, попыталась вырваться, но лишь до того момента, пока спичка оказалась в ее ладони. Недолго он придерживал спичку двумя пальцами и успел увидеть, как заблестели глаза девочки, как ее бледный узенький рот растянулся в счастливой улыбке. Потом она взяла спичинку двумя руками и для Ази воцарилась тьма.
– Это волшебная спичка. Смотри, видишь, ее огонек в сторону глядит?
Девочка не ответила, но Ази был уверен, что она кивнула.
– Иди туда, куда он смотрит и там найдешь свою маму.
– Правда?!
¬¬– Я ведь тебя так и нашел.
– Спасибо, дядя Ази!
Легкая, как птичка, она обняла его.
– Ну, ступай, а то потухнет еще.
Девочка ушла и Ази снова остался один.
– Один, – он усмехнулся. – А ну-ка кровать мою поищем.


* * *
– Собственно, на этом и все.
Доктор Варенцов поднялся со стула, подошел к окну и раздвинул плотные шторы, точно пустил света в пещеру. Затем он подошел к демонстрационному столу, выключил проектор и только после вернулся за один стол с Дарьей Дмитриевной.
– Эти образы… Эти сущности, с которыми мой отец встречался… Кто они?
– До конца это выяснить нам еще не удалось, – Варенцов снял очки и потер переносицу. – Эти, как вы выразились, сущности, и есть олицетворение внутриличностых проблем вашего отца. Их формы и проявления непредсказуемы и разнообразны. Они уникальны так же, как уникальна всякая личность. Главное-то не в этом, Дарья Дмитриевна. Главное, что он их отпускает – спасает – и тем излечивается.
У доктора зазвонил телефон. Секунд пять он не обращал на него внимание и смотрел прямо в глаза Дарье Дмитриевне. Потом все-таки снял трубку.
– Да. … Хорошо иду, ¬– положил трубку и снова поднял глаза. – Завтра после обхода у вас выписка. Не опаздывайте.
Он поднялся.
– Счет за процедуру вы уже оплатили?
– Нет еще. Нам реквизитов не дали.
– А. Тогда подождите здесь, я приглашу секретаря, она подготовит для вас платежные документы.
– Хорошо.
Доктор ушел, а Дарья Дмитриевна отсела от стола в гостевое кресло. Руки ее заметно дрожали. Она полезла, в сумочку за сигаретами, но опомнившись, где находится, спрятала пачку обратно.
Олицетворение внутриличностных проблем. Она покачала головой. Откуда доктору было знать, что встреченные ее отцом в процессе терапии персонажи были героями рассказов литературного конкурса, в котором она участвовала две недели назад. Как раз в тот момент, когда отец заболел. Конкурс так – ничего серьезного. Просто развлечение графоманов.
Ее героем был дельфин. И из персонажей всех рассказов в конце погибал один лишь только он.
Губы Дарьи Дмитриевны скривились и она беззвучно заплакала. Внутри нее, против воли, крепло странное напряжение.

--------------
Что делать, если у вас нашли Monster Hunter?
Не отчаивайтесь! Вам нужно срочно провести вукадемотерапию!
SW-1757-8876-9280
Дата сообщения: 23 ноября 2018, 13:02 [ # ]
Terra Branford 
Твоя Госпожа
HP
MP
 LVL. 8
 EXP. 655/700
 Рег.: 17.10.2016
 Постов: 3280
 
Играет в:
Horizon Zero Dawn
Профиль PM 
  СПОЙЛЕР


Исправил(а): Terra Branford, 26 ноября 2018, 15:36

--------------
Не стоит недооценивать милую девушку. Ведь она может оторвать вам руку. И ей же убить.
Дата сообщения: 24 ноября 2018, 13:00 [ # ]
Zemfirot 
HP
MP
 LVL. MASTER
 EXP. 2023/1000
 Рег.: 10.04.2008
 Постов: 5949
 
  Zemfirot
Профиль PM 
Ведьма.

Полицейская машина уверенно приближалась все ближе к деревне. Дежурному повезло, снегопада давно не было, так что основную дорогу он проехал по следам местных. Однако, судя по навигатору, предстоял поворот с основной магистрали.
К. ехал один, он торопился. Поступило сообщение, что человека удерживают против его воли, слова дежурного были расплывчаты, и похоже ему самому было не понятно, что произошло. Известно только, что звонок был от женщины, которую либо схватили, либо вот-вот схватят, а затем связь оборвалась.
Поворот, судя по экрану, уже остался позади, и К. остановил машину. Он медленно сдал назад, и начал всматривается в лес с правой стороны.
- Твою мать.
Нужную дорогу было еле видно, ее всю занесло снегом, и кажется ей никто не пользовался больше месяца. Полицейский начал разворачивается.
Машина вгрызлась в снег, и начала неуверенно прорубать себе дорогу вперед. Дежурный чувствовал, что она в любой момент может остановится и начать буксовать.
- Тридцать Первый, что там у тебя? – зашипела рация.
- Я почти приехал, но тут снег… дорогу занесло, не уверен, что доеду. Информация еще есть?
- Ничего, телефонов в деревню тоже нет. – Рация пиликала и шипела. - Она даже не на всех картах отмечена.
Спустя пятнадцать минут, полицейский с облегчением увидел дым. Скорее всего это и была необходимая деревня. Давя на газ, он начал проверять, все ли с собой взял. Пистолет уже был за пазухой, телефон в кармане. Он пристигнул рацию к поясу одной рукой, и затем стал застегивать пальто.
Впереди показалось строение. Решив не испытывать судьбу, он остановил машину.
- Я выхожу. – Сообщил он пиликнувшей рации.
Снаружи в лицо ударил мороз. Съёжившись от холода, он быстро направился к строению. В ботинки тут же попал снег, и он принял решение преодолеть сугробы как можно быстрее.
Строение оказалось сараем. Он постучал в дверь, но разумеется никто не ответил. Вытряхнув снег из ботинок, и заправив в них джинсы, он направился к дыму.
Спустя пять минут, он наконец, вышел к деревне. Домов было примерно десять, и лишь одно из них было двухэтажным. Сделанные из почерневших бревен, сейчас они были покрыты ледяным инеем, так что почти не выделялись на фоне снега. Древня была сформирована вокруг площади, и дежурный тут же устремился к ней, т.к. на ней было сугробов и уже были видны люди. Однако первое на что он обратил внимание – странная конструкция посреди площади, собранная из бревен в конусообразную форму, в полтора этажа в высоту. Конус был не идеальный, из него во все стороны торчали бревна, а на самом верху, были установлены массивные жерди, образующие крест. Если бы не эта странная конструкции, фото деревни неплохо бы смотрелось на какой-нибудь открытке.
Он быстро подошел к людям, не желая терять времени. На площади стояли три женщины, две из них – старухи. Старухи были одеты в черные шубы, в то время как третья, в бурую.
- День добрый, дежурный К. М… - Он хотел закончить представление, но сильный, внезапный кашель остановил его. – Можно задать вам пару вопросов? – Продолжил он, после заминки.
Жители изумленно уставились на пришельца. Они явно не были готовы к гостям, и лишь буравили его выпученными глазами.
- А вы кого? – Наконец спросила самая молодая женщина.
Полицейский не очень понял вопроса, хотя по всей видимости, спрашивали кто он и зачем пришел. Решив не терять времени, тем более на морозе он задерживаться не хотел, спросил:
- У вас тут что-то случилось? Кто-то в беде?
- Девочку сгубили! Лежит мертвинькая! – Всплеснула руками одна из старух.
- Что произошло? Где она?
Дверь, в одной из изб, резко распахнулась. На пороге показался сурового вида дед, с серой, широкой бородой. Был широкоплеч и высок, и явно обладал недюжинной силой. Он не оделся перед выходом, и вышел прямо в домашней одежде. Едва он появился, сразу же, быстрым шагом направился к людям на площади.
- Наклали порчу на девку! Мучалася две ночи! Кричала, ой кричала! – Запричитала вторая старуха.
К. перестал понимать, что происходит:
- Что за порча? О чем это вы?
- Ведьма ее сгубила! Третью душу она уже в деревне забрала. – Ответила женщина помоложе.
Обдумать этот ответ, дежурный не успел; подошедший к ним дед, без предупреждения, ударил его в висок, и тот охнув, плашмя упал в снег.

---------------------------

Монотонный звук капающий воды, стал пробивается к сознанию. К. начал приходить в себя. Он открыл глаза, но ничего не увидел перед собой. Темнота. Постепенно вспоминая что случилось, он наконец начал осознавать, как попал в эту ситуацию. Удар он помнил, и как на землю упал тоже, но затем словно провал в памяти. Потерял сознание от второго удара? Похоже на то. Эти вопросы быстро отошли на второй план, так как он почувствовал, что насупил в лужу. Ботинки и верхнюю одежду, судя по всему, с него сняли. Оружие пропало. Телефон с рацией тоже. Было холодно. Полицейский пошел вперед, выставив перед собой руки. Нащупал нечто похожее, по ощущениям, на сырой валун, с неровностями. Под ногами явно была сырая земля, с редкими лужами.
- Эй! Есть здесь кто?!
Никто не ответил. Лишь издали, был еле слышен некий скрип. Монотонный скрип дерева. Где-то позади свистел ветер.
Постепенно глаза начали выделять в темноте очертания пространства. Судя по всему, находился он в погребе. Он увидел, нечто похожее на полку с банками, и не ошибся – на ощупь все так оно и было. Скорее всего это были засоленные огурцы и другие овощи. А вот это явно мешок с картошкой. В лужу его кидать не стали, находился он на деревянном поддоне.
- Эй! Кто-нибудь! – Снова крикнул полицейский. Казалось скрип сверху, кажется на секунду прекратился, но К. не был в этом уверен.
Лестница. Без, сюрпризов, так же деревянная, скорее всего сделанная вручную из простейших жердей, и поставленная под углом. Пленник начал взбираться по ней, и тот час же стукнулся головой. Сверху, был импровизированный люк из досок, через щели которого, пробивался тусклый дневной свет, но внутри подвала он ничего не освещал.
- Эй!
Сперва полицейский попробовал открыть его руками. Ожидаемо, тот не поддался. Тогда он занял более устойчивую позицию на лестнице и с силой толкнул его вверх. Уже лучше чем в прошлый раз, было очевидно что на люк положили что-то тяжелое. Еще несколько попыток поднять его руками, но быстро стало очевидно, что это не вариант. Тогда он осторожно, насколько это принято в полной темноте, повернулся к люку спиной, и поднялся чуть повыше. Из такого положения, и толкая люк спиной, казалось было чуть удобней. Он приготовился, и резко рванул люк вверх. Лестница предательски затрещала, так что он быстро остановился и сматерился. Однако люк сдвинулся, свидетельствуя о том, что его есть шанс его поднять. К. на ощупь проверил пространство справа, но не обнаружил ничего стоящего. Зато с другой стороны стояла полка. Он тут же поставил туда ногу, тем самым перенеся упор с лестницы. Очевидно, что попыток у него не будет много, либо сломается лестница, либо он устанет, так что выбраться отсюда можно было одним рывком, приложив максимум усилий за раз. «Сейчас, или никогда» - Подумал К.
Люк дернулся на пятнадцать сантиметров вверх, и в подвал на секунду заглянул солнечный свет. Сверху раздался грохот, что бы не положили на люк, оно потеряло устойчивость и падало на пол. Еще одна попытка привела к таим же результатам, но люк казалось стал легче. Глухие удары сверху, кажется принадлежали чему-то вроде картошки, которая вываливалась из мешка. К начал планомерно шатать люк, ускоряя этот процесс, пока не почувствовал, что люк стал значительно легче. В последний раз рванув вверх, он с грохотом опрокинул преграду, и выбрался на волю.
Оказался он внутри избы, в главной комнате. Впрочем, тут было еще пару дверей, ведущее в соседние. За одной из них и раздавался не непрекращающийся скрип, который стал слышен отчётливей. Убранство внутри было вполне ожидаемым, все мебель была сделана вручную из дерева, и довольно давно, местами прогнила и почернела. Почти не встречалось шлифованной поверхности. На полу лежала шкура медведя. Под ногами была раскидана картошка – на люк действительного водрузили несколько мешков с овощами.
К подошел к окну и осторожно выглянул наружу. Все та же площадь, но теперь уже больше людей. Появилось несколько мужиков, которые кажется спорили друг с другом. Активно жестикулируя, и порой крича друг на друга. Рядом с ними лежал перпендикулярный предмет, сколоченный из досок. Скорее всего это был гроб. Суровый дед буравил К. проницательным взглядом, скрестив руки.
Полицейский отпрянул от окна. Он не был уверен, что дед его заметил. Может он на него и не смотрел вовсе. Если бы он его заметил, скорее всего бы дежурный уже слышал, как к дому идут несколько мужиков. Но крики раздавались только с площади, и не изменили своей тональности.
Дежурный заметил рядом с дверью свою одежду. Пальто и обувь были просто брошены на пол. Он начал шарить в рукавах и карманах. Рация была на месте, но антенна сломана, а батарейки извлечены. Телефон и пистолет исчезли, впрочем, он бы удивился, если бы они были на месте. Одеваясь, он прислушался к скрипу. Что же там происходит?
Теперь он обратил внимание, что внутри нет телевизора. Нету даже радио, или какого-то эклектического гаджета. Даже на столе стояла стопка массивных свечек, вместо лампы.
Нужно было решать, что делать дальше. Без оружия, он мало что может сделать. Просто выйти из избы, он сейчас не сможет. Нужно хотя бы понять, что происходит.
К. нашел в одном из углов, увесистую дощечку. Нужно было выяснить, что находится за соседними дверями, его вещи могли оказаться за одной из них. С помощью доски он сможет защитится, если на него снова нападут.
Сперва комната со скрипом. Он остановился возле нее в нерешительности. «Это скрип кровати?» Подобная мысль, сбила полицейского с толку. Люди тут явно дикие, и возможно к минимальному приличию не приучены. С другой стороны, он пришел к выводу, что по сути это ничего не меняет. Ему все равно нужно было понять, что здесь происходит, зайти внутрь, и найти свои вещи.
Дверь медленно открылась. Внутри действительно была спальня, но кровать была пуста. Скрип доносился от старухи, которая качалась в кресле-качалке. К. опустил свое оружие и прислонил его стене.
Старуха была совсем миниатюрной, укатанной в бесконечные одеяла и тряпки. Было даже сложно понять, есть ли у нее ноги, настолько бесформенно выглядело ее тело под одеждой. Лицо было старым, морщинистым, глаза полузакрыты. Седые волосы выглядывали из-под платка.
- Здравствуйте. – К. в нерешительности подошел к ней. – Вы можете мне помочь?
Старуха прекратила качаться, но не ответила. Теперь он был даже не уверен, спит она или бодрствует.
Дежурный огляделся. С виду, комната ничем не отличалась от предыдущей, только служила другой цели – в ней спали. Частично заколоченное окно, выходило с видом на лес. Через него, теоритически, можно и сбежать, даже если не открывается, можно было разбить. Если идти вперед, то его никто не увидит с площади. Он подошел к одному из шкафов, и посмотрел, что находится внутри. Одежда. Ничего необычного. В шкафчике рядом, открыл полку. Игральные карты. Необычные. Он взял одну из них руки и пригляделся. На них было что-то написано, поверх рисунков с королями и дамами. Однако не сумев разобрать подчерк, положил их обратно.
Убедившись, что внутри ничего нет, он пошел обследовать другую комнату, но едва он вышел за порог, как сзади раздался голос:
- Изыди… подобру-поздорову … - Медленно протянула старуха.
К. обернулся и после некоторой паузы, ответил:
- Хорошо бы, мне нужно сперва найти мои вещи. – Ответил он, в некоторой нерешительности. Ситуация была необычная, и он еще не определился с каким тоном с ней разговаривать. Сейчас он предпочел, осторожный и вежливый.
- Вещи… в машине… изыди…
«Так вот в чем дело». – Подумал К. Он подошел к двери, и осторожно выглянул в окно. Суровый дед все так же стоял, скрестив руки и смотрел на избу, в которой находился полицейский.
После слов старухи, стало очевидно, что эпизод с закрытием в подвале был фарсом. Очевидно, что его таким образом пытались запугать. Его не связали, а на люк положили груз, который буквально развалился после нескольких толчков. Одежду бросили возле двери. Намек понятен. Старухе дали инструкции. Скорее всего, если он сейчас выйдет через главную дверь и пойдет обратно, его никто не остановит. Однако ситуация все равно очень странная. Зачем вообще все это? Почему они так не хотят его присутствия здесь?
К. подошел к старухе. Та снова начала качаться.
- Мне нужно задать вам несколько вопросов. Меня зовут К.М., и я приехал сюда по вызову женщины, с которой что-то случилось. Вы что-нибудь знаете об этом?
Старуха в ответ замурлыкала какую-то песню, не открывая рта. Видимо это тоже последствие инструкций деда. Не отвечать на вопросы полицейского.
- Удерживают ли здесь еще кого-то, против его воли?
Старуха все так же что-то напивала про себя. «Должен быть способ ее расколоть» - подумал дежурный.
- Я знаю, что у вас в деревне кто-то умер. Три человека, верно? Что произошло?
Нет ответа.
- Какая-то болезнь? Они заболели?
Нет ответа.
- Если у вас кто-то еще, кто болеет? У меня в машине есть аптечка, возможно она сможет вам помочь.
Старуха перестала мурлыкать, и почти беззвучно захихикала. К. понял, что он на верном пути:
- Сколько времени человек находится в кровати? У него температура?
- Скоро ей станет лучше… скоро разожгут костер…
Полицейскому последняя фраза не понравилась.
- Что еще за костер? О чем это вы?
- Костер… для пиявки… Костер… для диавола… Ведьма! Сгинет ведьма…
Ведьма. Тоже самое, что сказали старухи на площади. К. сперва не придал этому внимания, но кажется в деревне собрались сжигать ведьму. «Точно!»
- Вы, что собираетесь сжечь человека?
- Ведьма… лясная… кровь сосет… младенцами явствует… а выглядит, как красна девица… сколько мужиков сгубила, проклятая… зубы заговаривала… не уйдет теперь…
Старуха захихикала.
Полицейский отошел от нее и снова выглянул в окно. Площадь опустела, суровый дед куда-то ушел. Теперь стала понятно, зачем нужна эта конструкция. По всей видимости, на этот крест «ведьму» и привяжут. А конус обольют бензином и подожгут.
К. все понял. Женщина, которая позвонила, и есть та «кикимора». Ее в скором времени сожгут, а полицейский явно не должен быть свидетелем этого костра. Либо это будет какой-то обряд. Поэтому его и пытаются отсюда вытравить. Скорее всего его мобильный разбит, и единственный способ вызвать подкрепление, это ехать шесть часов до ближайшего населенного пункта. Это если еще шины не выкололи. А потом еще столько же часов обратно. Дорогу завалят деревьями в нескольких местах. Еще несколько часов по сугробам. Это почти день форы. Либо ждать подмогу. Но по всей видимости, дед рассчитывает на то, что полицейский не знает о ведьме… вот только местные жители слишком болтливы.
В другой комнате не было ничего примечательного, в том числе, его вещей. Он обратил внимание на железный ящик, и открыл его. Строительные принадлежности, плоскогубцы, отвертки, клей… черная изолента. У К. появилась безумная идея. Он разломил несколько тонких дощечек, что были прислонены к стене. Сложив, две из них вместе, так что бы что бы очертаниям, они напоминали пистолет, он начал обматывать их изолентой. Муляж пистолета получился не сразу, пришлось повозится, прежде чем дощечки были плотно прижаты друг к другу. Для большей правдоподобности, он просунул «в дуло», гайку, найденную в ящике, Он растянул рукав, на правой руке, что бы он был пошире, и попытался выставить его как можно больше вперед. Таким образом, «пистолет», если направить его вниз, полностью скрывался за ним, а если поднять и направить на кого-то, скрывался частично. Если не святить им вблизи, муляж должен был выглядеть правдоподобно.

Полицейский открыл дверь и вышел наружу. Он вдруг осознал, что судя по всему, провалялся в подвале весь день и всю ночь, поскольку солнце только начало вставать. Живот заурчал. В машине должно было быть что-то съедобное, но идти сейчас до нее, был не вариант.
На площади находился один из мужиков, который ругался с другим, ранее. Он сидел на гробу, и смотрел в землю, державшись руками за голову. Одет был, как и все остальные, в валенках, и черной курке, разве что шапка была ярко красная.
- День добрый. – К. представился. – Вы можете мне помочь?
Мужик посмотрел на него. В глазах читалось безразличие. Кажется, он даже не понял, что смотрит на чужеземца.
- Мне бы кто помог…
- Что у вас произошло? – Полицейский рассудил, что лучше будет установить контакт, с тем, кто не настроен агрессивно.
- Доченьку… доченьку не дают похоронить. Она же крещенная…
- Это она недавно скончалось? Что произошло?
- Слегла бедная…
- Болезнь?
Мужчина спрятал лицо за руками и кажется беззвучно заплакал. К. дал ему время.
- Это дело рук ведьмы?
Мужик перестал вздрагивать. Он открыл лицо, его выражение сменилось на гневное. Полицейский инстинктивно отошел подальше.
- Брехня… - Медленно протянул мужик и поднялся на ноги. – Брехня это все! Не она!
У полицейского отлегло от сердца. Хоть кто-то в деревне не сумасшедший.
- Ведьма давно сгинула. – Мужик снова сел на гроб. – А эта, не она… эта кикимора.
- Вы можете мне рассказать, что произошло? Я бы вам смог помочь. Мне нужно знать где находится женщина которую здесь удерживают.
Мужик посмотрел на него. Кажется, он что-то прикидывал в уме:
- Да мне бы… того, доченьку похоронить.
- Что вы имеете ввиду?
- Сжечь они ее хотят. Не правильно это. Бог, же он все видит. Ее похоронить надо. По нашенски.
- Ее тело хотят сжечь здесь? Прямо на этом костре?
Мужик кивнул.
- Вместе с другими трупами?
Мужик кивнул и прошептал:
- И с кикиморой этой.
На горизонте показался суровый дед. Двигался он к ним, явно не с добрыми намерениями.
- Я не смогу вам помочь, если и вы мне не поможете. – Обратился полицейский к мужику, пока еще было время. – Мне нужно знать где находится та женщина.
Мужик застыл в нерешительности. Чем ближе приближался дед, тем сильнее росла нерешительность на его лице. Похоже Суровый дед, обладал здесь существенной властью.
Полицейский отошёл чуть в сторону, и резким движением достал из кармана муляж, направив его на старосту:
- Стоять! У меня пистолет! Руки за голову!
Дед остановился. Но руки за голову складывать не торопился. Он внимательно осматривал полицейского. Затем громогласно выдал:
- ЙОРШ! ЧЕГО ТЫ С НИМ ЯШКАЕШСЯ?!
Мужик в красной шапке вскочил и замотал головой:
- А я ничего, я ничего, он так, а я ничего… - Пролепетал он.
- Что у вас тут происходит? Вы понимаете, чем нападение на полицейского вам грозит? Руки за голову! – Угрожающе воскликнул К.
- Тикуй отсюда пока цел. – Процедил дед. – Я на мелочи размениваться не буду.
- Где женщина? Почему вы ее удерживаете?
Дед не ответил. Он начал глазами смотреть по сторонам, явно давая многозначительные взгляды редким лицам, в окнах.
- Я знаю, что вы хотите провести здесь какой-то ритуал. Что бы вы не собирались сделать, это незаконно. Не наживайте себе больше проблем чем уже нажили. – Сказал полицейский.
- Городской, один в поле не воин.
- Если со мной что-то случится, на следующий день здесь будет с десяток полицейских. Если ты думаешь, что они тут осмотрятся и уедут, ты сильно заблуждаешься. Всей деревней поедете в участок. Места в грузовике на всех хватит.
Дед плюнул на землю:
- ЙОРШ!
- Не правильно это. Похоронить ее надо. – Залепетал мужик в красной шапке.
- ЙОРШ!
- Не ведьма она, ведьма сгинула, а это так… она ничего…
- Зачем вам нужно сжигать трупы?
- Зараза ведьмина…- Процедил дед. – Должна сгинуть вместе с ведьмой… А если оставить, воскресне в костях, и восстанет из могилы.
- Понятно. – Сказал К. – Йорш, давайте сделаем так. Вы мне говорите где женщина. Я с ней беседую. Потом я доказываю, что это не ведьма, не кикимора, а просто человек, и мы все расходимся, по домам. И сжигать никого не придется.
Йорш хотел сказать, но запнулся, увидев взгляд старосты.
- Все в порядке. Успокойтесь. Вы в безопасности. Вам всего лишь нужно похоронить вашу дочь. Вы имеете на это полнейшее право. И я здесь, что бы вам помочь. Где женщина?
Мужик зажмурил глаза. Кажется, не смотря на старосту, ему так было легче это сказать:
- У старосты в подвале. Двухэтажный дом.
- НАРОД! – Прорычал дед.
Из домов, по команде, вышло трое мужиков. Вооружены были кто-чем, кто лопатой, кто топором, кто вилами. К. сразу направил оружие на ближайшего:
- Стоять! Оружие на землю! На землю я сказал!
Полицейский угрожающе направился к новоприбывшим:
- Пуля летит быстро, не забываем. Давай-давай.
Мужик нехотя отбросил оружие. Полицейскому пришлось повторить эту процедуру, с каждым, держа в поля зрения деда, который шел за ним попятам, в некотором отдалении. Формально это ничему не помогло, так как поднять оружие было делом пары секунд, но главное было их запугать.
К. Направился к двухэтажному дому. Первый этаж был из кирпича, а второй уже был деревянной надстройкой.
Дверь была не заперта, и полицейский вошел внутрь. Обстановка внутри была богаче чем в предыдущем доме, вместо бревен тут были ровные стены, покрытые чем-то вроде белой штукатурки. Посреди главной комнаты стоял огромный стол, на котором стояло несколько ваз с едой, хлебом и овощами. На полу, яркий, красный ковер.
За столом сидела женщина, одетая в синее, строгое платье. На голове у нее был белый платок. На посетителя она обратила ни малейшего внимая, и невозмутимо продолжила пить чай.
- Где она? – Спросил К.
Женщина не ответила.
Дежурный быстро зашел в другие комнаты, ища глазами люк. Нужно было вывести невольницу как можно быстрее, пока дед не придумал какой-то план. Наверняка снаружи уже готовится ворваться с мужиками внутрь. Однако искомый люк не был найден. Он вернулся в главную комнату.
- Или я сейчас переворачиваю все верх днем, или вы мне говорите где у вас подвал. У меня нет времени.
Женщина нехотя поднялась со стула, и подошла к краю стола. Подняв его за один край, она медленно отодвинула его в другую сторону, попутно гремя посудой. К. быстро откинул ковер на обводившемся месте. На полу действительно был люк, с массивным замком.
- Ключ. – Скомандовал К.
Женщина презрительно хмыкнула, и снова села на стул.
Полицейский не теряя времени, тот час же пошел за одну из дверей, где он был ранее, когда искал люк. За ней располагалось нечто вроде склада, где лежали различные вещи, которые не требовались в быту часто.
Вернулся он уже с топором и ломом. На женщину это произвело никакого впечатления. Она продолжила пить чай, пусть ее стол был не на привычном месте.
К. Просунул лом под петлю на люке. Сразу это у него не получилось, т.к. прилегал он плотно, но крышка была старая и расшатанная, так что через несколько ловких движений, острие лома оказалось где нужно. К. с силой надавил ногой на противоположный конец лома, и петля с треском отломилась. Он откинул крышку люка в сторону.
- Мадам, подниметесь наверх. Иначе я что-нибудь еще сломаю. Например, ваш чайный сервис.
Полицейскому не хотелось оказаться в западне, так нужно было позаботится о том, чтобы тыл оставался чистым. Пока женщина медленно и ворча поднималась на второй этаж по лестнице, он просунул лом за ручку входной двери таким образом, чтобы ее нельзя было открыть снаружи. Скорее всего через несколько рывков, лом бы выпал, но главное было услышать шум снаружи, и быстро покинуть подвал.
Он поднялся на второй этаж, вслед за хозяйкой.
- Заговорит она вам зубы. Лжет она как дышит. Не верьте не единому этой змеи. – Сказала она, прежде чем скрылась за дверь.
Со вторым этажом, нужно было поступить иначе. Дверь открывалась изнутри, так что заблокировать через ручку было невозможно. Не заходя внутрь комнаты, куда ушла женщина, он тихо положил топор под щель двери, так что бы лезвие ушло внутрь. По его задумке, он бы заблокировал дверь, секунд на тридцать, пока с той стороны не догадались что блокирует дверь. Так же тихо, он вернулся на первый этаж, и наконец, спустился в подвал.
Он существенно отличался от того, где проснулся ранее. Никаких овощей и мешков картошки. Настоящая тюрьма, пусть и сделанная из неряшливых и косых, красных кирпичей. Это был небольшой коридор, с низким потолком, где передвигаться можно было только пригнувшись. По бокам были 4 небольшие тюремные камеры, с железными прутьями. Освещал пространство, островок из свечек, который стоял посреди коридора.
- Я здесь… я здесь. – Раздался женский голос, из дальней камеры, по правой стороне.
К. подошел ближе. Он увидел истощённую девушку, одетую в синий, спортивный пуховик. Ноги ее скрывались за старым, запачканным одеялом. На вид ей было около двадцати, у нее были длинные, черные волосы, которые из-за того, что их давно не мыли, выглядели сальными и неряшливыми. Под глазами были мешки, от на щеках след от слез и черной туши. Кожа белая, на щеках ямочки.
- Все кончилось? – Спросила девушка. Оно выглядела измождённой, и просто прислонилось к стенке тюрьмы. По глазам было видно, что она рада, но так устала, что даже не смогла выдавить из себя ни одной счастливой нотки, ни воскликнуть от радости.
- Боюсь что нет. – К. попытался открыть дверь решетки, дернув ее на себя. Разумеется, у него ничего не получилось. Решетка была основательной, и закладывали ее еще при строительстве, прямо в кладку из кирпичей. Даже лом бы тут не помог. – Я сейчас здесь один, и подмоги не будет еще очень долго. Вы должны рассказать все что здесь произошло, только так я смогу вас отсюда вытащить.
- Вы шутите? – Девушка придвинулась вперед. Она была возмущена. – Вы же полицейский!
- У нас нет времени. Проявите спокойствие.
- О господи! О боже! – Она схватилась за голову.
- Спокойно, спокойно. – Дежурный пытался подобрать слова. – Вы в безопасности, я полицейский.
- Они сожгут меня! Это же психи, это деревенщина! Они же все тут сумасшедшие!
- Девушка, девушка, успокойтесь, никто вас не сожжет.
Она уже кажется не слушала. Она схватилась за решетку и начала трясти ее. Словно в исступлении, она начала кричать, а затем беззвучно заревев, откинулась назад, и закрыла лицо руками.
- Успокойтесь. Я с вами. Я не дам вас в обиду. – Он протянул руку через решетку, и дотронулся до ее ноги под одеялом, но та резко отпрянула. – Я вас вытащу отсюда. Но мне нужна ваша помощь. Мне нужно знать, что здесь произошло.
Девушка только всхлипывала.
- Мне кажется, что я смогу их уболтать. Я смогу доказать, что вы ни в чем не виноваты.
- Все они психопаты. – Сказала она всхлипывая. – Ничего вы им не докажете. Я пыталась.
- Это вы звонили в полицию накануне?
- Да.
- У вас был телефон?
- Это что, теперь допрос?
- Мне нужно знать, где находится телефон.
- …Они забрали его. – Сказала она после некоторой паузы.
- Как вас сюда посадили? Вы жили здесь?
- Нет!  - Она озлобленно посмотрела на полицейского. – Я вообще их не знала. Мой муж был родом отсюда. Я приехала сюда с ним на зиму, в его загородный дом. Он в нескольких километров отсюда.
- Где ваш муж?
Она не ответила сразу. Очередной взгляд, полный ненависти:
- Он умер. Простудился чем-то, я не знаю. Я сразу побежала в деревню за лекарствами, думала это так, простуда, а когда вернулась он уже умер. А эти ночью пришли, с факелами, и вилами. Сумасшедшее, одичавшее быдло.  – Она снова заплакала.
У К. в голове начала вырисовываться картина происходящего. Девушка приехала с мужем в деревню, возможно они остались на несколько часов, и отправились в свой дом, который находится неподалеку. В это время, в деревне слегли два человека, дочь Йорша, и кто-то еще. Возможно ранее. Днем в деревню приходит девушка, в панике сказало что-то лишнее, нагрубила кому-то. Раз муж родом отсюда, и женился на городской, возможно кому-то это было не по нраву. В том числе и какой-нибудь ревнивице. Он, или она и пустила эти слухи про ведьму, которая убивает жителей деревни. А тут как раз, и муж скончался.
- Значит позвонили вы тогда, когда они уже врывались в дом?
- Да.
Сверху послышался шум. Полицейский приготовился уходить:
- Я не могу здесь оставаться. Просто знайте, что я рядом. Я достану ключ.
Девушка резко прильнула к решетке и схватила его за руку. В ее глазах явственно читалась просьба не уходить. Но К. не мог позволить себе долгие прощания, он вырвался, хотел сказать что-то еще, но передумав, быстро пошел обратно.
Наверху уже кто-то ломился в входную дверь. Лом уже был готов выпасть.
- Назад! – Крикнул полицейский. – Я выхожу. Подойдете слишком близко, буду стрелять на поражение! Пуль на всех хватит!
Он вынул лом, и пинком открыл дверь. Снаружи его уже ждала знакомая картина: разъярённый дед, и вооруженные кто-чем, мужики. Кажется, их план состоял в том, чтобы накинутся на полицейского разом, но он быстро сбил с них спесь, направив свой муляж, на каждого по очереди. Светить он им особо не хотел, так что быстро положил его в карман пальто, угрожающе оставив в нем руку:
- Значит план такой: кто один из вас, не ты, - имея ввиду деда, - и Йорш, пойдем смотреть на трупы. Мы увидим вполне обычные тела, без пиктограмм, ноги и руки у них будут на месте, нос там, где полагается. Это будет означать, что умерли они естественной смертью. Если вы мне докажете обратное, я соглашусь с тем, что она ведьма.
К. слабо представлял себе, что он собирается делать. Он выбрал самого податливого на вид, мужика из их своры, и помахал Йоршу что стоял на площади. Сперва он подумал, что таким образом он сможет переубедить их, но взглянув еще раз в их глаза, понял, что это пустая затея. Но другого плана у него все равно не было, и приходилось импровизировать. Дед скрылся в доме, видимо желая узнать, что там происходило в его отсутствие. Не желая ждать его, К. быстро повел своих спутников к трупам, чье расположение, сразу же выдал Йорш.
Находились они в сарае, которое стояло особняком, от остальных домов деревни. Из сарая выкинули всю утварь, которая теперь валялась на снегу, чтобы обводить внутри как можно больше пространства. Внутри действительно лежали три тела, два больших, и одно поменьше, накрытые белыми простынями. Йорш неуверенно топтался сзади, а украденный мужик зашел внутрь, и ждал распоряжений. Было сложно сказать, что у него на уме, либо он очень боялся пистолета, либо идея полицейского ему действительно показались уместной.
- Наша задача, установить, что же произошло с жертвами. Как полицейский, я опознаю трупы, и устанавливаю причину смерти. В этом плане, я имею квалификацию, подверженную государством, и могу выносить официальные решения. Не будем тянуть время, начнем с этого. – Сказал он, и указал рукой на ближайший труп.
Мужик откинул простыню. Под ней скрывался мужчина, лет около тридцати. Тело лежало на боку, похоже в таком положении он и умер. Одет он был в джинсы, кожаные, утеплённые ботинки, пуховик. Судя по городской одежде, это был муж девушки.
- Так что мы видим. Человек умер недавно, судя по виду, около двух дней назад. На нем не видно следов насилия. – К пытался вспомнить, что в таких случаях говорят патологоанатомы, в драматических сериалах. – Никаких отеков. Возможно остановка сердца, болезнь, внутренне кровотечение. Ничего подозрительного. Тем не менее, причину смерти можно установить, только проведя вскрытие, чего мы сейчас сделать не можем. Смотрим далее.
Мужик закрыл тело простыней, и откинул следующие.
- Женщина, около сорока лет. Судя по виду, умерла спокойно, во сне. – К. для вида отбросил юбку и указал на ногу. – На коже отсутствие подозрительных следов. Ровно, как и предыдущий раз, ни что, не указывает на насильственную смерть. Следующее тело.
Очередные манипуляции с простынями. К. невольно отпрянул, испугавшись.
На полу лежала девушка, застывшая в кошмарной позе. Ее правая нога загнулась в неестественном для лежачего, положении, в сторону. Руки были направленные перед собой, а не лежали на земле. Пальцы растопырены в стороны. Лицо было обезображено отвратительной и страшной гримасой ужаса, глаза выпучены, а рот открыт в беззвучном крике. Мужик, что откинул простыню и бровью не повел.
- Так... – Полицейский запнулся. – Да… Наверное припадок. Мы видим последствия психического расстройства, быть может бредового состояния. – Он обратился к Йоршу. – Это ваша дочь? Она чем-то болела?
Йорш замотал головой:
- Она была крепкой девицей, всегда как огурчик.
- Как она умерла?
Йорш хотел что-то сказать, но словно непроизвольно сглотнул и замолчал.
- Не важно, не продолжаете. Возможно муки вашей дочери, это последствия отравления. Как мы видим, на коже опять никаких следов, ничего подозрительного. Закройте пожалуйста тело.
Они вышли из сарая. Йорш закрыл дверь.
Хотелось курить. Дежурный пошарил по карманам. Сигареты были на месте, но зажигалка куда-то пропала.
- Итак. – Он обратился к своим спутникам. – Ничего подозрительного. Как я и говорил. Умерли они явно по разным причинам. Иначе бы мы видели странные позы и у других трупов. Но этого не произошло. – Он машинально засунул сигарету в рот, и сам не осознавая этого, принялся снова искать зажигалку. – Именно так. Разная смерть. Разные позы. Если бы они выглядели одинаково и от рук ведьмы, мы бы видели одну и ту же картину. Но первое тело лежит на боку, именно в таком положении было наиболее комфортно перед смертью. Второй человек умер мирно во сне, лежа на спине. У третьего произошёл какой-то приступ. Разные причины. Мы здесь закончили.
К. показалось что он даже смог убедить мужика, и даже успокоить своими словами Йорша. Они медленно пошли назад, на площадь. Но он знал, что таких аргументов будет не достаточно. Особенно если эта толпа накинется на него, никакие слова их не прошибут. Нужно было что-то потяжелее, чтобы переубедить хотя бы некоторых из жителей деревни.
- Йорш, смогу самостоятельно выйти к дому, где жил тот мужчина, и его жена?
- Есемь-с.
Они вдвоем направились к лесу. Чем дальше они уходили, тем явственней в глаза бросались многочисленные следы, которые постепенно сливались в одну единственную тропинку на снегу. По всей видимости, это последствия рейда деревенских, во время похищения девушки, следы были относительно свежими и их не замело снегом.
- Если я здесь пойду. – Дежурный указал на тропинку. – Я смогу выйти к дому?
Йорш прикинул в уме:
- А так он как раз в той стороне. Вряд ли вы заплутаете, а если что, и назад пойти можно.
- Я беспокоюсь за девушку. Мне нужно собрать больше доказательств в этом доме. Скорее всего там остались ее вещи, фото, телефон. Если я их достану, я докажу, что она из города. Звучит же логично?
Мужик скорчил такое выражение лица, что вроде бы и не знает, а вроде бы и согласен.
- Вы называли ее кикиморой. Почему?
- Так это я так… мы же ее уже видели… в лесу…
К. схмурил брови:
- Что ты имеешь ввиду?
- Так она издавна тут бродит. Голая, по лесу. А спит в болотце, значитц…
- Та девушка? Которая сейчас за решёткой?
Тот в ответ кивнул.
- Господи. – У полицейского все перемешалось в голове. Пытаясь хоть как-то организовать свои мысли, он начал массировать лоб. – Ладно, плевать. Ты сам ее там видел?
- Да. Нет. Может быть. Вроде не видал. Другие видели.
- Ясно. Слушай сюда. Это байки. Это россказни. В деревнях такое бывает. Их принято рассказывать детям, что бы их запугать за непослушание. Но в реальности никаких ведьм, никаких кикимор, прости господи, не бывает. Кто бы что там не видел, кто бы что там не рассказал, это басни. Это выдумка. А эта девушка, приехала недавно из города, это просто девушка, и ни в чем не виновата. И даже если бы была виновата, для таких вещей существуют суды, существует юриспруденция. Понимаешь?
- Такс, есемсь. – Йорш кажется и в правду чувствовал себя глупо.
- Мне нужно что бы ты протянул время, не давай им ничего сделать. Смотри за девушкой, что бы с ней ничего не случилось. Помни, это просто девушка, которой угрожает смертельная опасность. Я вернусь, что-нибудь придумаю, мы ее достанем, а ты сможешь похоронить свою дочь. Знаешь где ключ от тюрьмы?
- У Старосты, вестимо.
- Попытайся достать его. Или придумай что-нибудь. Все, я пошел.
Полицейский быстро направился по тропинке. Он вдруг понял, что все еще держит во рту незажжённую сигарету и в сердцах выплюнул ее. Деревня уже давно скрылась позади, и вокруг был лишь лес, с редкими полянами. К. осматривался по сторонам, в смутной надежде, встретить кого-то из цивилизации, но рядом был только снег и деревья. Иногда, по пути ему приходилось пригнутся, чтобы пройти под ветками. Заметно было, что они уже были кем-то обломлены, когда кто-то, так же, прорывался по этому пути.
Он не был уверен, сколько так уже шел. Возможно около получаса, может больше, может меньше. Часов у него с собой не было. Наконец деревья начали редеть, и он увидел впереди, на фоне белого снега, коричневую коробку. По мере приближения, коробка постепенно приобретала очертания одноэтажного дома, пока он наконец не подошел так близко, что смог разглядеть трубу на нем. Дом был небольшим, и находился на у подножья горы. Кажется, неподалёку была замерзшая река, но К. не был в этом уверен, хотя это бы объяснило, почему дом построен именно тут. Возле дома было множество следов, видимо оставленные во время ночного визита. Он беспрепятственно отрыл дверь и вошел в жилище.
Внутри было только одно помещение, сразу было понятно, что его построили не для длительного проживания, хотя при желании, этому бы ничто не помешало. Обстановка была не богатая, словно собранная на скорую руку. Был стол, печь, лавка под окном, двухъярусная кровать. Царил небольшой бардак, например, метелки, топоры и лопаты, лежали на полу, а не прислонены к стенке, как такое можно было обычно ожидать. К. начал искать хоть какие-то личные вещи. Заглянул в шкаф, нашел старую шубу, без карманов. В шкафчике лежали спальные принадлежности. Никаких сумок и рюкзаков. Не было косметики, ни даже обуви. Ничего. Только стандартная, деревенская утварь. Ни телефона, пусть его с высокой вероятностью, забрали бы с собой во время налета, ни каких личных вещей женщины. Из каких-то технологичных вещей, он обнаружил газовую плиту, которая скорее всего не работала, зажигалку (которую он тут же одолжил), фонарик. На столе лежали явно новые ножи. К заглянул под кровать, но обнаружил лишь какое-то пыльное барахло. Вышел наружу, обошел дом. Ничего примечательного. Снова вернулся внутрь и сел на лавку. Сигаретный дым медленно струился перед глазами. Тело ныло, живот снова начал гудеть.
Он поднялся и прошарил стол на наличие еды. В пакете он обнаружил хлеб, слега черствый, но все еще съедобный. Под столом же, несколько банок с овощами и вареньем. Бутылка без этикетки. Все это тут же перекочевало наверх и откупорилось. После похода к дому он слегка устал, так что все равно намеревался отдохнуть хотя бы десять минут, так стоило совместить полезное с необходимом. Огурцы были солеными, и самое то, для бутылки водки. К. немного истратил нервы на сегодняшний день, поэтому понадеялся, что алкоголь его взбодрит. Как и ожидалось, в бутылке без этикетки, был самогон, пусть и недурной по вкусу, насколько это возможно для самогона.
Минут через десять, тело полицейского, неуверенными шагами, покинуло жилище. Эффект бутылки, был сильнее чем он ожидал. Перед глазами стало двоится, а в горле запершило. Он вернулся на тропинку, и пошел назад, в деревню, хлопая себя по щекам. Периодически останавливался, чтобы подобрать снег, растопить его руками, и таким образом, делать маленькие глотки. С его уст срывались ругательства, он закурил очередную сигарету.
Вариантов особых не было. В доме он ничего не нашел. Лишь потерял время. Идей новых не появилось. Теоритически, сюда уже должен выехать патруль, поскольку он давно не выходил на связь. Вряд-ли они выехали вчера, поскольку в участке никого с машиной не было. Может утром, часов в пять, семь. Проблема еще заключалось в том, что по графику, на следующий день, у него был выходной, так что диспетчер мог заключить, что К. сразу поехал домой. В лучшем случае, они уже примерно сейчас должны приехать, либо через несколько часов. Это при условии, что они сразу найдут необходимую дорогу. Следы должны помочь, на там были и другие повороты. Дед так же мог приказать обвалить несколько деревьев. Это так же замедлит патруль. Значит все что нужно, это вернутся назад и тянуть время. «ИЛИ!» Или. Найти машину на которой приехал мужчина с женой.
К. хлопнул себя по лбу. Он совсем не подумал об этом. Вещи могли остаться в машине, неподалеку от деревни. Единственное, что его беспокоило, это то что он не помнил, видел ли он какую-то машину по дороге, или просто не обратил внимания, когда добирался до деревни.
Перед глазами помутнело. Он остановился, и вытянул руки в стороны, чтобы не потерять равновесие. К горлу подступила тошнота.
- Не хорошо.
Назад он шел уже не так быстро. Желудку явно не понравилась комбинация еды, употребленная в доме. Самогон был явно плохого качества, от него клонило в сон. Переднички полицейский останавливался, поскольку ему показалось, что сзади кто-то есть, словно кто-то идет за ним. Но сзади был лишь безмолвный лес, и все тот же снег.
- Мать твою.
Вскоре он вышел к деревне. На площади явно что-то происходило. Жители деревни высыпали наружу. Нельзя было терять ни минуты. Он быстро побежал в примерном направлении, где оставил свою машину. На площади он бы сейчас ничего не смог сделать, скорее всего, его бы скрутили. Сугробы под ногами замедляли передвижение, снег опять попал в ботинки. Через нескорое время он смог отыскать дорогу, по которой он пришел в деревню, но вокруг не было никаких следов машины. Он побежал дальше, пока вскоре не увидел уже знакомый сарай, который стоял в одиночестве. Запыхавшись, он наконец достиг своей полицейской машины. Голова гудела. Окно машины было разбито, так что он просунул руку в него, и открыл дверцу из машины изнутри. Внутренняя рация была чем-то проломлена. Кто-то, скорее всего молотком, сделал по ней, несколько мощных ударов. В глазах снова помутнело, и он без сил откинулся назад и упал на снег. Голова трещала. Он перевернулся на живот и попытался встать, но его тут же стошнило. Но одновременно с этим, стало чуть-чуть полегче. Он почувствовал, что все тело вспотело. Горло жгло от желудочных соков.
- Да что за дрянь была в этой бутылке?
Он приходил в себя, еще минуту, все это отплевываясь, пытаясь прогнать неприятное ощущение во рту, и пил воду из снега. Снова нырнув в машину, на задним сиденье он наконец обнаружил лучик света среди мрака – свой пистолет. Его разбитый телефон лежал рядом. Их подбросили сюда, когда еще намеривались выгнать из деревни запугиванием, что бы не было причины возвращаться. Он наконец смог выкинуть свой муляж, и взял настоящее оружие. Судя по всему, оставили его не тронутым, явно не умея обращаться с ним. Он посидел внутри машины еще с минуту, собираясь с мыслями. Получалось у него это плохо, так как алкоголь все еще властвовал в его голове. Решив, что вариантов у него особых нету, он вывалился наружу и пошел обратно.
Ветер усиливался. Машины мужчины не было видно. Возможно она стояла в деревне, где-то за одним из домов. Либо он специально спрятал ее где-то возле дроги, засыпав снегом. Распространённая практика против мелких воров. К. пытался бежать, но был слишком измотан, ноги путались, он периодически спотыкался. Не будь у него пистолета, он бы наверняка плюнул бы на все, и поехал домой.
Впереди показался дым. Не тот что он видел, когда приходил в деревню, он шел не из трубы одного из домов. Этот дым больше и шире. Полицейский побежал, переосилив себя.
Перед ним открылась безумная картина. Десятки жителей столпились вокруг кострища, на вершине которого, возвышалось бездыханное тело девушки, с распростёртыми в стороны руками. Огонь уже пожирал нижнюю часть конуса, но дым от него, частично скрывал ее тело, от чего она скорее всего и потеряла сознание. Крича нечто далекое от собственного сознания, дежурный побежал к толпе. Большинство кинулось в рассыпную, в основном женщины и старики, но мужчины двинулись к нему на встречу. Он увернулся от летящего топора. Выхватил пистолет и направил на толпу. Несколько мужиков сразу бросились по домам. Суровый дед, с вилами наперевес, побежал прямо на него, готовясь к удару. Полицейский не стал ждать и выстрелил ему в ногу. Затем сделал еще два выстрела воздух. Дед упал и выронил оружие. Деревенские, сразу бросились кто куда.
Руки рванули одно из полен в строну, и принялись за другое. Второе не поддавалась. Рядом, на полицейского смотрел окоченевший труп девушки, все с той же, полной ужаса, гримасой. К откинул его в строну. Глаза заслезились, он отошел подальше, и закашлялся от дыма. Руки почему-то были в крови. Кто-то что-то кричал над ухом, тряс за плечо. Кажется, это был Йорш. К. набрал полную грудь воздуха, и с разбегу, по горящим бревнам, взобрался на самую верхушку к девушке. Тело примотали к жердям при мощи веревки. Он уже сам не понимал, что делает. Перед глазами все плыло, и большую часть времени, он стоял с закрытыми веками, т.к. глаза сразу начинали слезится. Дышать было нечем. Веревки не поддавались. Он начал трясти тело. Кострище заходило ходуном, и он чуть не потерял равновесие. Руки продолжали раскачивать жердь, на которой была привязана девушка, по она не поддалась, и кажется сломавшись, растворилась где-то в дыме. Осознавая происходящее, лишь на уровне инстинктов, полицейский не без труда спрыгнул на землю. Его снова тошнило. Он взял в руки охапку снега, тут же обтер им лицо. Дышать стал легче, а глаза перестали слезится. Он обернулся. На земле, рядом, лежало тело девушки, все еще без сознания, а Йорш топором разбивал веревки:
- Я поймал ее! Я поймал ее!
Едва он освободил тело от жердей, К. тут же взял ее в руки и пошел прочь. Йорш что-то причитал позади, таща по снегу, тело своей дочери. Вскоре и его голос престал быть слышен.
К. медленно шел с закрытыми глазами. Иногда он поднимал голову и открывал глаза, ища дорогу, тут же терял зрение за белой пеленой, что было последствием самогона, и снегопада. Где-то над головой кричали вороны. Много ворон. Девушка казалось становилась все легче и легче. Она дышала, но все еще была без сознания, ее голова свисала вниз, черные, длинные волосы, покачивались в такт ходьбе. Теперь, при свете дня, К. нашел ее даже красивой. Обдумывать происходящее он не мог и не хотел. В мыслях проносились бессмысленные крики жителей деревни, нос все так же чувствовал запах дыма, в горле все так же стояло ощущение тошноты. Единственное что согревало его, эта периодически появляющаяся мысль, что все уже позади. В мыслях, он уже был дома, в кровати и под одеялом; но каждый порыв ветра, на секунду возвращал его к реальности, заставлял открывать глаза и корректировать свой путь.
Он увидел сарай. Значит машина должна быть уже впереди. Этот ориентир словно выбил его из транса, и он почувствовал невероятную усталость. Он опустился на колени, и положил девушку на снег. Качаясь, он переступил через нее, и медленно пошел в сторону машины, смутно осознавая, что собирается делать. Нога провалилась в снег, он не в силах больше сдержать равновесие, упал спиной на землю.
Только теперь он увидел, как красив этот лес. Ветки деревьев, над головой образовывали причудливые узоры, а вихри снега, словно танцевали вальс вокруг него. Снег на елках, напоминал о чем-то приятном в сердце, идущим далеко из детства. Теперь он понял, что что когда ехал сюда, он ничего подобного не замечал. Стая ворон кружила над головой, все так же пронзительно каркая. Если присмотреться, то их полет напоминал круг, словно они кружили именно над ним. Полицейский приложил все усилия, для того что бы принять сидячее положение.
Перед ним, в воздухе, вниз головой висела Ведьма. Ее тело, словно маятник качало из стороны в строну. Только теперь он понял, что все это время, пока он лежал на снегу, она пронзительно хохотала. Ее волосы не висели как раньше, а словно плыли в воде, повинуясь невидимому течению. Симпатичное ранее лицо, словно вытянулось, огрубело, и прибавило в возрасте. Кожа стало мертвецки белой, маленькие ладони превратились в огромных пауков. Глаза горели безумным пламенем, полным радости освобождения. Фиолетовое синие, словно пробуждающаяся сила, начало медленно окружать ее, постепенно приобретая форму полупрозрачного пузыря.
Что-то схватило К. за ногу и понесло по снегу.  Он пытался освободится, но сделав рывок вперед, никого не увидел перед собой. Его перевернуло, и перед глазами быстро начал проносится снег. Руки беспомощно пытались за что-то зацепится, но тут же срывались, повинуясь неведомой силе. Внезапно, все кончилось. Он резко остановился. Впереди остался широкой след, от собственного тела. К. поднялся на ноги. Было безумно тихо. На секунду ему показалось, что он даже оглох. Обернувшись, он увидел, родную и самую любимую на свете, полицейскую машину. Пусть даже у нее было выбито окно.
Словно в тумане, он обнаружил что уже сидит внутри, и едет вперед. Мысли все так же плясали безумную пляску, из отрывков музыки, которую он когда-то слышал, разговоров коллег, и чувства горячей кружки в руке. С плеч словно упала невиданная тяжесть, и лицо само расплылось в улыбке. Ему хотелось спеть какую-то песню, и он начал напевать себе ее под нос. Правая рука непроизвольно ударила по бардачку, отчего крышка ящика откинулась. Он засмеялся. Так хорошо он себя давно не чувствовал.
Где-то внизу простиралась заснеженная дорога. Вечерело. Из леса, словно из неоткуда вырвалась полицейская машина, сразу осветив окрестности фарами. Машина слегка петляла, в начале пути, но вскоре водитель справился с управлением, и она прибавила скорость. Где-то там, в конце ее пути, начинали зажигаться огни большого города.

P.S. Рассказ был вдохновлен работой одного из участников, в старых литзаданиях.

--------------
lfm жж tw
Дата сообщения: 25 ноября 2018, 11:38 [ # ]
Esper Онлайн
HP
MP
 LVL. 9
 EXP. 976/1000
 Рег.: 21.08.2009
 Постов: 5366
Играет в:
Огдана
Профиль PM 
Тема: Игры разума
Срок: до 17 числа текущего месяца.
Рекомендуемый объем: 16000 (+-6000) знаков.



***
Моя работа:

  Старая версия (1.0)


  Версия 2.0


Исправил(а): Esper, 4 февраля 2019, 18:08

--------------
Я играю в игры в которые никто не играет. Я смотрю аниме которое никто не смотрит. Я делаю сабы которые никто не читает. Я разговариваю с людьми которых не существует. ~
Дата сообщения: 2 февраля 2019, 14:28 [ # ]
< Предыдущая тема | Следующая тема

[ Подписаться на тему :: Отправить тему на email :: Версия для принтера ]

1 « 3 4 5 6 7

ОСТАВИТЬ СООБЩЕНИЕ НОВАЯ ТЕМА НОВОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
     Яндекс.Метрика
(c) 2002-2018 Final Fantasy Forever
Powered by Ikonboard 3.1.2a © 2003 Ikonboard
Дизайн и модификации (c) 2018 EvilSpider