Сайт :: Правила форума :: Вход :: Регистрация
Логин:   Пароль:     
 1ОСТАВИТЬ СООБЩЕНИЕ НОВАЯ ТЕМА НОВОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
Вердек
● 20 мая 2015, 16:21
Фантазёр
АВТОР FFF
LVMASTER
Стаж: 12 лет
Постов: 6527
№1 Невольные напарники.

"Слишком многого мы ожидали от Контуров. Когда мир впал в хаос, когда власти, как таковые, были упразднены, когда страшная эпидемия поразила страны третьего мира, грозя расползтись по всему живому на планете, наши взоры обратились к науке. Контуры смогли дать нам лекарство от чумы, смогли обеспечить новыми технологиями и открытиями. Но они не смогли избавить людей от жадности, эгоизма и властолюбия.
Они возникли здесь, в Контуре Бета - группа молодых, гениальных и невероятно амбициозных людей. Они решили, что раз мир снаружи не способен стабилизироваться самостоятельно, то их задача - сделать это. Они назвали себя Целителями. Вооружившись новейшими технологиями и усовершенствовав установку изменения времени, сделав её более компактной, нежели те, что генерируют Контуры, они вышли в мир снаружи, и скрылись от человеческих глаз, предпочитая действовать тайно. Это было около года назад по внешнему времени.
С тех пор на земле начали появляться неуправляемые зоны изменённого времени. Общество, не зная о Целителях, возлагает всю вину, за образование этих зон, на Контуры. В то время, как я уверен, ответственность лежит именно на этой тайной организации. Не знаю чего они добиваются, какие конкретно у них цели и как они намерены их достичь, но я видел последствия их деяний. Я видел город в котором застыло время и люди, погружённые в недвижимость, словно в прозрачный хрусталь. Я видел зоны в которых время течёт быстрее и медленнее. И видел те, в которых время течёт вспять, с жителями, даже не подозревающими о постигшем их бедствии.
Я узнал, что у Целителей есть свои люди в Контуре Бета, и в начале нынешнего цикла пришёл сюда. Это одно из преимуществ, которыми я наделён как один из конструкторов и основателей Контуров - возможность беспрепятственно посещать их. Шесть лет мне понадобилось, чтоб узнать где находятся люди Целителей и чем они занимаются. Открытие меня не порадовало. Помимо промышленного шпионажа, целью которого является передача Целителям новейших разработок в конце каждого цикла, эта группа работала над усовершенствованием установки изменённого времени. Им удалось создать портативные генераторы временных зон. Портативные настолько, что их можно одевать на руку - этакий технологический нарукавник. Эти устройства стреляют особыми хрономаркерами с заранее заданными параметрами. Активировавшись, эти маркеры генерируют вокруг себя сферической формы зону изменённого времени, согласно введённым параметрам.
Я не мог допустить, чтобы эти устройства попали в руки Целителей. Поэтому пошёл на риск. Мне удалось уничтожить все опытные образцы, схемы, записи и даже оборудование для их производства. До следующего цикла никто не сможет возобновить и продолжить работу, поскольку оборудование можно получить только снаружи. К сожалению я не смог сделать всё так, чтобы не попасть в объективы камер, натыканных в лабораториях, подвластных Целителям. И теперь на меня будет объявлена негласная охота. Едва ли я смогу скрываться ещё четыре года до окончания цикла, а значит мне нужно покинуть Контур немедленно. И, учитывая, что с началом следующего цикла работы над хронами (кажется так их называют Целители), будут возобновлены, у меня есть двадцать четыре дня, чтоб помешать Целителям в претворении их планов в жизнь. Не знаю как это сделать, где искать штаб-квартиру Целителей, если таковая имеется, но буду решать задачи последовательно. Сейчас главное - покинуть Бету.
Положение осложняется тем, что под мою ответственность попал паренек Батсон Лилионе - работник смежного Целительским лабораториям крыла. Не знаю, что он делал ночью в рабочей зоне, скорее всего увлёкся своими опытами над дифференцированием гравитационных потоков, но он оказался свидетелем моей диверсии и попытался помешать, не зная истиной цели моих действий. О чём  я думал, когда прямо перед камерами, рассказал ему и о Целителях, и о их причастности к диким зонам, и о хронах. Но теперь он в такой же опасности как и я. К счастью Бату хватило сообразительности понять это. Он идёт со мной. Более того, он выразил желание помочь мне в моём предприятии. Но я уже достаточно испортил ему жизнь и не стану подвергать парня ещё большей опасности. Как только выберемся из Контура и сбросим хвост, мне придётся подумать как отделаться от него, возможно верну домой, в Сьерра-Леоне."

Профессор Лейян Кхи Тонг закончил запись в электронный дневник и выключил квик, приложив палец к тыльной стороне правой кисти, где под кожей прятался вживлённый микрочип. Непрозрачный голографический экран перед ним, погас. Посмотрел на часы, Бат задерживался. Слишком долго он собирает вещи. Нервно постукивая пальцами по крышке рабочего стола, Тонг решил дать парнишке ещё несколько минут. По го вине молодой учёный вырван из привычного окружения и в свои двадцать лет, шесть из которых он провёл в Бете, в лабораторных комнатах, подвергнут смертельной опасности. Лишь бы он не запаниковал и не затянул время. Время. Профессор Тонг поправил надетый на левую руку хрон. Они с Батом оставили себе по одному экземпляру прежде чем уничтожили (он, Тонг, уничтожил), всё остальное. Хроны нужны, чтоб оторваться от погони, которая начнётся в  ту же секунду, как они покинут Контур. Ведь едва они окажутся снаружи, как четыре, оставшихся до окончания цикла, года, закончатся в долю секунды, и практически сразу Бета откроет свои двери, выпуская, среди прочих, их преследователей. Значит снаружи, надо будет тут же включить хроны и поместить себя в мобильную зону ускоренного времени. Только так можно будет оторваться от погони.
В ожидании Бата, Тонг снова включил квик, чтоб ещё раз пересчитать параметры ускорения. Мгновенно вспыхнул голографический экран - квик - полуорганический компьютер, более совершенный аналог ПК и планшетов, до сих пор используемых во внешнем мире. Наследие совместной работы Альфы и Беты на седьмом уровне каждого Контура. Биология и технология, переплетясь, создали этот цифровой имплант - индивидуальный компьютер с мгновенным откликом, отчего и получил своё название - квик. Вживлённые, в подушечки пальцев, сенсоры, позволяли взаимодействовать с голографическим экраном, а жёстким диском являлся сам мозг носителя, его неиспользуемая часть. В перспективе предполагалось разработать программу взаимодействия с памятью, позволяющей прокручивать на экране воспоминания и оперирующую со всеми накопленными знаниями. Но это было делом будущего.
Примерно один внешний год назад, после того как начали появляться дикие зоны, корпорации-владельцы, опасаясь конкуренции друг друга, попытались запретить совместную работу внутри Контуров. Даже внедрили в постоянный штат три сотни единиц охранного персонала, целью которого было соблюдение интересов владельца во время циклов. Однако уже после года пребывания вся охрана начала относиться к своей работе очень халтурно. Никаких происшествий не происходило, одни учёные были слишком заняты своей работой, чтоб устраивать саботажи, а другие слишком умны, чтоб их действия стали очевидными для охранников. А благодаря квантовой связи, седьмые уровни продолжали сотрудничество даже без ведома владельцев.
Часы над рабочим столом показали восемь - время окончания рабочего дня. Лейян решил больше не ждать, если парень будет тянуть резину, то не уйдёт никто. Едва он решил идти один как услышал в коридоре быстрые шаги невольного напарника.

Батсон был вне себя от гнева. Этот китаец, этот профессор Тонг испортил дело, которому он собирался посвятить свою жизнь. Два года назад, от своего соседа по комнате, Бат узнал о Целителях. О их намерениях покончить с безвластием и анархией, установившихся на планете. С умственным регрессом за пределами Контуров, со стяжательством корпораций и с наплевательским отношением к ширящимся пропастям между нациями и расами. Бат хорошо знал каково жить во внешнем мире, каково быть темнокожим парнем из страны третьего сорта. Не благодаря наделённому от природы уму, а лишь по счастливой случайности ему удалось поступить в Пхеньянский университет прикладной физики, а оттуда получить назначение в его, ранее недосягаемую мечту, в Контур Бета. Бат, как и многие его четырнадцатилетние сверстники, хотел сделать мир лучше - создать сверхдешёвое топливо, открыть источник сверхэнергии. Но чем старше он становился, тем больше понимал, что в современном мире это не будет спасением для каждого. Все открытия Контуров мгновенно становились собственностью их владельцев и уже те решали как ими распорядиться.
И вдруг, два года назад, он узнаёт, что одна из групп осмелилась бросить вызов внешним медиамагнатам, свергнуть их власть с помощью оружия, созданного на их же деньги, у них же под носом. Обеспечить равенство и доступность технологий для всех, вырвать мир из пучины социальной деградации. Он, почти не задумываясь присоединился к группе, работавшей на Целителей. Не сразу, ох, как не сразу ему поведали о некоторых секретах и целях, и даже сейчас он был едва ли не в самом начале пути по карьерной лестнице. Тем не менее у Бата появилась надежда, что однажды его мечта - сделать мир лучше, исполнится.
Он смиренно принял действительность, по которой Целители, порой, действовали жёстко. Он принял то, что путь к лучшему будущему не обойдётся без жертв. Лишь надеялся, что ему самому не придётся стать такой жертвой или своими руками умножить их число. Но всё рухнуло шесть часов назад, когда этот профессор, и откуда он про всё узнал, припёрся в лабораторию по разработке сигма-хронов и начал крушить там всё. А он, тот кто должен был содействовать делу Целителей, не смог ему помешать. Честно говоря Бат растерялся. Уже потом, прокручивая в памяти события диверсии, он понимал, что мог бы оглушить профессора (убить он едва ли решился бы), или парализовать, или даже замедлить, ведь взять сигма-хрон было делом пары секунд, но он растерялся. и его бездействие было чётко зафиксировано камерами наблюдения. Через час после уничтожения лаборатории ему на квик пришло сообщение, что он подозревается в качестве двойного агента, но, справедливости ради, ему даётся месяц, чтоб доказать свою преданность делу Целителей. Иначе их сотрудничество закончится, и закончится плачевно для Бата.
Ошалевший от быстрой смены событий, Батсон вспомнил как профессор что-то нёс про то, что им вдвоём нужно бежать из Контура. Осмыслив его слова, парень пришёл к единственно верному решению, едва ли он сможет остановить Тонга, и если профессор сбежит, то доказать свою полезность и преданность внутри Контура, до завершения цикла он не сможет. А значит нужно уйти с профессором и уже во внешнем мире забрать у него второй сигма-хрон, и доставить его на базу Целителей. А ещё правильней будет надоумить профессора найти эту базу и доставить туда его самого. И на всё это есть не больше месяца.
Тонг дал Бату примерно час на сборы, хотя собирать парню было почти нечего. С тоской он взглянул на рабочий стол, на крышке которого светились такие дорогие сердцу формулы - основа его шести лет работы. Сумеет ли он закончить свой труд? Вернётся ли ещё раз в этот кабинет? Парень резко повернулся, накинул на плечо рюкзак и вышел из комнаты. Наручные часы показывали, что он уже опаздывает. Не хватало, чтоб профессор ушёл без него, ведь сам он покинуть Контур не сможет. Нет, вешние двери не запирались, и охрану рядом с ними отродясь не было, но это и не требовалось. Нельзя выйти из работающего Контура, нельзя просто так пересечь границу изменённого времени. Десять лет, сжатые в секунду, это не пустяк. Нельзя, например, высунуть руку во внешний мир. рука не палка, в ней бежит кровь, в клетках идёт обмен веществ, и если рука окажется в медленном, внешнем мире, то напор крови, подаваемой из быстрого мира, просто разорвёт ей на части. И даже трудно предположить, что произойдёт с сознанием при пересечении границы. Но профессор наверняка знает, как покинуть Контур и остаться живым, недаром он участвовал в его создании и постройке.
С Тонгом Бат столкнулся, когда тот выходил из своего кабинета, 55-тилетний профессор облегчённо вздохнул.
- Батсон, вот и ты! Я уже думал, ты перетрусил. Ещё несколько минут и я ушёл бы один.
- Ну, что вы, профессор - Бат напустил на себя молодецкий вид - я тоже хочу остановить Целителей. И... попасться им в руки здесь желания не имею.
- Что ж, Бат, не знаю пойдёшь ли ты со мной до конца, ведь задача стоит непростая. Чтоб найти их базу, или каким-то иным способом помешать, у меня есть всего 24 дня.
- У меня тоже  - подумал Бат - есть примерно столько же времени, что помешать тебе помешать Целителям.

Исправлено: Вердек, 20 мая 2015, 16:42
Надежда умирает... вместе с тем кто надеется.
Dangaard
● 23 мая 2015, 00:01
МОДЕРАТОР
LVMASTER
Стаж: 13 лет
Постов: 8477
xanvier-xanbie
dangaard
Battle Brothers
Роберт Беннетт - Город лестниц
3 (Всевидящие светлячки)
Когда-то в Бете были вполне обычные камеры наблюдения, здесь и там на стенах, как и во внешнем мире. Шли циклы, технологии совершенствовались, и какой-то умелец приладил на микроробота с булавочную головку камеру размером всего ничего, подключил передатчик, пристроил светодиод, чтобы по огоньку видно было, где эта крохотулька вообще находится, окрестил все это "Всевидящим Глазом Аргуса" и запустил летать. Идея многим понравилась, и Бета наполнилась светлячками.
Теперь умников, собравших свою личную стайку аргусов, в Контуре были сотни, если не тысячи. Днем и ночью - что в Контуре почти одно и то же - цепочки и рои светлячков текут по коридорам светящимися жилами, вьются мерцающими облачками над головами спорящих, строятся на стенах в цифры и формулы. Бату, когда он впервые попал в Контур, мысль о том, что на него все время смотрит тысячами глаз и записывает все подряд то один прохожий, то другой, казалась пугающей. "Малыш, - сказала ему женщина-администратор, вперыве показывая, как управлять Глазами и как производить новые, - машины должны помогать людям видеть и помнить. Видеть все, запоминать все, каждый черновик, каждое слово, каждый эксперимент. Ты не представляешь, сколько гениальных идей пропало потому, что их никто не записал".
Бат первым же делом собрал себе отпугиватель и спал в темноте, но не мог же он выгнать аргусов отовсюду. Стоило ему зайти в чужой кабинет со включенным отпугивателем, как хозяйские аргусы убегали, рассыпались по стенам, стекались в углы и под потолок, но продолжали глядеть и светиться. Когда Бат застал Тонга в опустошенной лаборатории Целителей и увидел редкие голубые и оранжевые точки на стенах, он сразу понял, что старику крышка - и самому Бату тоже.
Для своих аргусов Тонг выбрал фиолетовый цвет. Наносборщик в кабинете Тонга выплевывал светлячков сплошным потоком - сотни фиолетовых искорок потоками сбегали на стол и строились на полу, присоединяясь к сияющей лужице, на которую глядеть было больно. На левой руке у Тонга был браслет.
Сам Бат снимать дедовские часы и надевать на руку подарок Тонга не торопился. В Бете почти никто не пользуется часами - метки времени кишат в интрасети и в личных документах, у каждого в квике или даже просто в голове одному ему видимый таймер. У Тонга, наверное, тоже, но и он держал на стене кабинета нечто подобное наручным часам Бата, только побольше, настенные, и не объяснял, почему.
- Какой у нас план? - осведомился Бат.
- Нам нужно попасть в межоболочечное пространство, - сказал профессор.
- Это легко. Технические шлюзы есть на всех этажах, вот только без скафандра туда не заберешься - воздуха между оболочками нет, все откачано.
- Хорошо, понадобятся скафандры, - согласился Тонг.
- Как только мы прикоснемся к границе контура, темпоральная разница порвет и скафандр, и меня в клочья.
- Мы и не будем пытаться пройти сквозь контур без защиты, - Тонг прикоснулся к украденному браслету и провел подушечками пальцев по металлу. - Используем хроны.
- Очень смешно, - фыркнул Бат. - Если я хоть что-нибудь понял в этих фиговинах, они в миллион раз слабее Контура, он ведь жрет электроэнергию с половины Южной Америки, а они работают на собственных аккумуляторах. Если мы включим их внутри Контура, их поле просто будет поглощено Контуром - никакого ускорения, никакого замедления, те же самые десять лет в секунду.
- Трудно спорить... - начал Тонг и осекся.
- Профессор Тонг, - позвал кто-то незнакомый. Бат и Тонг развернулись на голос с конца коридора.
В контуре Бета живет пятнадцать тысяч ученых, всех не упомнишь. Кроуфорда Тонг смутно знал: он знал, что Кроуфорд программист-математик, и даже неплохой, что он занял второе место на чемпионате Контура по вольной борьбе и что в Бете он тайно работает на компанию "Каламитас", одного из многих инвесторов Контура. Таких полицейских под прикрытием в Контуре было человек триста - компании активно внедряли их в научный штат, чтобы держать коренных бетян под контролем. Об этом, конечно, очень быстро все узнавали, и общее отношение к охранникам было насмешливо-презрительное: их все-таки было многовато, а с преступлениями в Бете было негусто. До сегодняшнего дня.
Сейчас Кроуфорд, кажется, нашел себе занятие по нраву - в руках у него было что-то подозрительно похожее на парализатор, и рой оранжевых аргусов, таких же, как в лаборатории Целителей, вился у него над головой и за плечами.
- У вас гости? - Кроуфорд глянул на Бата и повернулся к Тонгу. - Я не помешаю?
- Бат, - профессор шевелил пальцами в воздухе, что-то набирая на одному ему видимой клавиатуре: квик подхватывал движения мышц и костей и переводил их в программный код, - подожди, пожалуйста, в коридоре. Этот вежливый человек хочет меня арестовать. У тебя есть дела - скажем, скафандры.
Кто-то из соседей, услышав шум, выглянул наружу, но увидев Кроуфорда с парализатором, тут же захлопнул дверь. Охранник прошел мимо.
Глядя в кабинет Тонга, Бат видел, как аргусы из лужицы на столе рассыпаются, соскакивают огненными искорками со стола, разбегаются фиалковыми светлячками по стенам, впиваются в полки со старинными книгами, расцвечивают лиловыми ореолами настенные часы и картины, садятся пурпурной пылью на кресла, зависают в воздухе - и вдруг аргусы в комнате погасли и исчезли с глаз. Кабинет погрузился в полумрак и стал самым обычным, каких в Бете тысячи. Тонг кивнул приближающемуся охраннику и шагнул внутрь.
Кроуфорд навис над застывшим у дверей Батом, глядя сверху вниз. Бат панически соображал, имеет ли Кроуфорд отношение к Целителям, на одной стороне они или нет. Кроуфорд оставил его в покое и двинулся в комнату. Оранжевые светлячки в массе своей залетели внутрь и окружили Тонга, но десяток или два остались в коридоре наблюдать за Батом.

4 (Побег)
Бат ринулся к коридорному наносборщику, встроенному в стену, и заколотил по сенсорной панели. Такие штуки в Контуре были повсеместно: незачем хранить отвертку, микроскоп или сотню аргусов на каком-нибудь складе, если их можно было произвести на месте. В стерильных средах и вакууме Бату доводилось работать, и код мини-скафандра он знал назубок. Цифры на панели сообщали, что на этом самом этаже кто-то устроил перерасход материи при производстве аргусов, и сейчас наносборщик подкачивает материю с соседних этажей, восполняя запас. Бат даже догадывался, кто в этом виноват.
- Сбежать у вас не получится, профессор, - громко предупредил Кроуфорд, прикрывая дверь. - Оправдаться тоже. Я обвиняю вас в саботаже и краже. Аргусы все засняли. Оружия у вас нет, хрон, который вы украли, в Контуре не работает. Отдайте устройство, и я не буду делать вам больно.
Тонг ответил что-то насмешливо, но из-за двери не было слышно, что именно. Бат метался у сборщика. Машина наконец-то пискнула, выплюнула Бату в руки компактный мини-скафандр - прозрачную маску вроде хоккейной, с эластичными прокладками и регенератором воздуха - и занялась вторым.
В комнате было тихо.
Дверь открылась, и Тонг вышел в коридор. За его спиной пылало фиолетовое зарево - яркий свет хлестал из кабинета, как прожектор. Оранжевые светлячки, оставленные Кроуфордом в коридоре, беспорядочно метались туда-сюда.
- Как там скафандры? - ровным голосом поинтересовался Тонг.
- Почти готово, - Бат вытащил из сборщика вторую маску. - Что вы сделали с полицейским?
Вопрос не нуждался в ответе - из покинутого кабинета донесся дикий рев раненого зверя: что бы ни произошло с Кроуфордом, это было не слишком приятно. Тонг выхватил у младшего товарища одну из масок и ринулся по коридору. Из дверей выглядывали лица, в воздухе порхали аргусы всех цветов радуги.
- Технический шлюз, говоришь?
Бат легко обогнал его, нашел на несущей стене еле заметную ручку и дернул. Открылся люк и тесный лаз - едва одному человеку пролезть. Тонг опустился на четвереньки и залез внутрь, прижимая маску к лицу. Прозрачный пластик пополз у него по спине и по рукам.
- Сбросьте давление, откройте внешний люк, выберитесь в межоболочечное пространство, - распорядился Бат. Внутренний люк захлопнулся за Тонгом, и Бат осознал, что на него смотрит пол-Контура - кто собственными глазами, кто глазами аргусов. Дверь тонговского кабинета распахнулась под страшным ударом, и в коридор вышел горящий человек.
Огня на Кроуфорде, разумеется, не было, но тысячи облепивших его аргусов горели всеми оттенками фиолетового - кожа, одежда, волосы сияли, точно полицейский обратился в живую неоновую рекламу, в статую-лампу, сверкающую сиреневым, пурпурным, лиловым. Оранжевых аргусов даже не было видно - фиолетовые сородичи окружили их со всех сторон и превратились в клубки-фонарики, порхающие тут и там.
Бат поспешно прижал к лицу маску. Устройство выпустило пластиковую пленку со всех сторон - она покрыла голову и плечи Бата, поползла по рукам и туловищу ниже, выстраивая полноценный костюм от головы до пят, прихватив заодно и рюкзак. Кто-то, может, испугался бы, но Бат привык к скафандрам за шесть лет.
Светящийся Кроуфорд приближался, шатаясь, как пьяный, кашляя лиловыми искрами сквозь сиреневые слезы, то пытаясь содрать приставучих светлячков с лица, то прицелиться в Бата из парализатора, тоже горящего неоновым огнем. Бат нервно задергал ручку люка за спиной.
Парализатор выстрелил - но из дула вместо пневматического снаряда выпорхнула струйка фиолетовых аргусов, разбившихся о пластик на груди Бата. Какое-то мгновение два человека в льнущих к телу доспехах - один в прозрачном пластике, желанной защите, другой облепленный роем чужих, ненавистных ему светлячков - беспомощно глядели друг на друга. Затем люк с шипением открылся, и Бат в нырнул внутрь.
Межоболочечное пространство было темной пропастью между двумя стенками башни, уходящей вниз и вверх: жилое пространство Контура внутри, внешняя стена и мир за ней снаружи, узкий промежуток чуть больше метра, кое-где технические мостики и трубопроводы. Бат отпрянул и прижался к стенке, вспомнив о границе. Она проходила где-то здесь, в темноте, в безвоздушном пространстве - десять лет по одну сторону, одна секунда по другую. Тронь - убьет. Здесь было тихо, как и должно быть в месте, откуда откачан воздух.
Затем он увидел Тонга в раздувшемся скафандре и браслет хрона под прозрачным пластиком - естественно, когда скафандр активировался, устройство оказалось внутри. Профессора это не очень беспокоило: он, поддерживая левую руку правой, навел хрон на середину мостика и выстрелил.
Одноразовый маркер браслета прошел сквозь пластик скафандра, как сквозь бумагу, пробил дыру и впился в мостик. Браслет моргнул огоньком. Прежде чем Бат успел что-либо сказать и пока он вспомнил, что Тонг его не услышит, профессор шагнул вперед. Бат ожидал, что граница разорвет его на куски, но ничего не произошло. Тонг махнул рукой в лохмотьях пластика, и Бат растерянно последовал за ним.
Они вскрыли новый технический люк, внешний и вышли наружу, в новый неподвижный мир, тянувшийся бесконечно во все стороны. Бату, прожившему последние шесть лет под потолком, померещилось, что он падает, и он чуть не упал по-настоящему - к подножию башни. Тонг захлопнул люк и подхватил Бата на узком карнизе, не давая упасть. Он ткнул пальцем в браслет, и огромный мир вокруг наполнился красками и ожил. Бат понял, что задыхается - в безбаллонном скафандре долго не побегаешь.
- Мы снаружи? - спросил Бат.
- Да, - Тонг прижимался к стене.
- Но как? Вы сделали дырку в Контуре?
- Я бы не сказал "дырку", - покачал головой Тонг. - Скорее, нарост. Шишку. Маркер создал на границе зону ускоренного времени. Контур ее подхватил и ускорил до своего нормального темпа, так что новая граница пролегла снаружи башни. Когда мы вышли на карниз, мы оказались снаружи башни, но все еще внутри десятилетия. Как только я выключил маркер, Контур вернул себе обычную форму с границей в межоболочечном пространстве, а мы вышли во внешний мир. Господин полицейский не может последовать за нами, у него-то хрона нет, и нас разделяет граница. Точнее, разделяла. Для него это было четыре года назад. Рабочий цикл Контура Бета закончился... только что.
- Черт возьми, - только сказал Бат. Он сел на карниз и свесил ноги, глядя вниз на город. - Просто чудесно.

Исправлено: Dangaard, 24 мая 2015, 10:16
Head Hunter
● 25 мая 2015, 10:46
Flow
LV9
HP
MP
Стаж: 13 лет
Постов: 4667
Breath of Fire III
Самая полная энциклопедия по саду и огороду
5 (Что-то пошло не так)
Бат не без удивления озирал раскинувшийся далеко внизу город. С высоты сотни метров он походил на разбросанные в беспорядке тысячи оранжевых и серых коробок. Какие-то побольше, какие-то поменьше они казались приклеенными к неровностям горных изгибов и сшитыми меж собой блестящими нитями. Рельсы. Весь восточный склон потухшего Коямби, где, собственно, и возвели Контур-бета стягивали такие вот блестящие струны, уходящие плавными зигзагами вниз к еще зеленой, но давно больной долине Эсмералдос.
Впрочем, это был не город, а только лачуги строителей, да остатки технологических построек, что было проще бросить, чем разобрать. Бат помнил, как будучи еще мальчиком он проходил по грязным, усыпанным пылью и мусором узким дорожкам, как видел сотни завистливых, измученных голодом глаз. Именно тогда его впервые кольнуло чувство, что в этом мире что-то сломалось, что-то пошло не так…
– Эй, –  Тонг бесцеремонно ткнул его в бок и Бат вздрогнул все телом, чуть не сорвавшись с узкого парапета на котором так беспечно сидел. – Высоковато мы с тобой забрались, а?
– Так и времени у нас было в обрез. Спуститься ниже не дали бы ведь.
– Да и сейчас не дадут.
Тонг приложил к правому виску два пальца и Бат догадался, что он настраивает свои глаза на увеличение. Он и сам взглянул вниз, на широкую арку входа в Контур, нащупал под кожей у виска выпуклость, и слегка надавил на нее. Зрение снижалось рывками, медленно фокусируя картинку после каждого рывка и, наконец, достигло максимума возможного.
 Громадные створки врат медленно расступались. Провожающая, ли встречающая внизу толпа невольно отступала назад. Шаг, еще шаг...
Бату всегда было любопытно, что думали те, кто отдавали близких на прокорм времени, всего через мгновение получая их назад состарившимися на десять лет. Кода-то давно, будучи еще вне системы Контура, он слышал историю о том, что далеко в Индии есть гора, в чреве которой спят мудрецы, для которых время остановилось. Весь мир вокруг спешит мимо, к неизвестной, не означенной цели, а они погрузились в летаргию и ждут. В их снах тысячи лет истории. Тысячи лет воин, жестокости и бесчинств. У них всего одна цель – дождаться пока мир не очистится временем от скверны, чтобы на его могильном саване воздвигнуть новый просветленный мир. А здесь, в Контуре, замирает весь мир и ждет, когда мудрецы современности возвестят о благе, чего, впрочем, до сих пор так и не произошло.
Врата расступались тем медленнее, чем дольше на них смотре Бат. Он ждал, что в любое мгновение оттуда выскочит Кроуфорд и, размахивая парализатором, возопит о преступном побеге. Но почему-то из чрева никто не выходил. Прошло минуты две, толпа внизу зашевелилась, зароптала, было видно, как форменная группа, – явно представители какого-то инвестора, – вознамерилась войти, но не успела. Из высокой темной щели проема хлынул туман. Радужный, переливающийся всеми цветами радуги он разлился по округлой площади, заполнил каждый ее сантиметр и застыл.
– Что за черт!.. – Чертыхнулся Тонг, удивленно, растерянно, с отчетливым трепетом в голосе. – Что это?!
В следующее мгновение слух полосонул душераздирающий вой. Он летел оттуда, из заполоненной радужным туманом площади. Сотни голосов истошно вопили, слившись в один тугой, леденящий нутро рев. Сокрытую туманом площадь озарило несколько янтарных вспышек ручных аннигиляторов. Видимо люди с оружием стали палить наугад, потому, как струи раскаленной добела материи разлетались в разные стороны, а не куда-то в определенное место. Прострелы радужного облака искрились, вибрировали, но быстро и без следа затягивались.
Бат почувствовал, как волосы на затылке неприятно зашевелились. В горле мигом пересохло, а сам он как будто оледенел, не смея, не имея и единой возможности пошевелиться. Существовало только зрение.
Крики стихли. Беспорядочная стрельба тоже. Переливающийся красками туман, будто осознал победу, ртутно взблеснул, усел и медленно, как в обратной съемке, вполз внутрь Контура. На площади остались только что поверженные люди. Они не погибли, но… Вели себя как-то странно. Они не кричали, не спешили уйти или позвать на помощь. Они вообще ничего не делали. Какие-то садились прямо на землю и с отрешенными, пустыми лицами смотрели прямо пред собой. Другие медленно и бесцельно брели в никуда, переставляя ноги так, как будто только что научились ходить. Сталкиваясь друг с другом или натыкаясь на препятствие, они просто разворачивались и шли в другую сторону.
– Аргусы. Тот радужный туман, это полчище аргусов! – Воскликнул Тонг и хлопнул себя ладонью по лбу, возвращая привычное зрелище. – Доигрались в большого брата. Ну и поделом.   Вставай, надо шевелиться отсюда.
– Стой! – осадил Бат схватившего, было, его под локоть профессора. – Смотри, подкрепление идет.
И действительно, запоздало, но вполне ожидаемо на встречную площадь спешила вооруженная пехота. Солдаты останавливались подле безвольных людей, кричали им что-то и, не получая ожидаемого отклика, спешили дальше к воротам Контура. Но едва первые из них приблизились на расстоянии десяти шагов, как из створа лавиной хлынул давешний туман. Искрясь и переливаясь, будто жидкий алмаз, он поглотил атакующих и точно так же бесследно схлынул внутрь.
– Пойдем, пойдем, пойдем! – Тонг хлопнул его по лбу и приближенное зрение пропало, отчего голову на мгновение точно сжало в тиски.
Бат растер ладонями лицо, проморгался и, против воли, снова посмотрел вниз. Он видел площадь и арку входа с высоты ста метров. И с этого ракурса картина выглядела не столь уж страшной. А еще прибавилась ускользнувшая от приближенного зрения деталь: среди бесцельных людей сверкали крупинки отраженного света, как небрежно рассыпанная зеркальная крошка. Должно быть, это валялись погибшие аргусы.
– Прыгаем!
– Что? – Бату показалось, что он ослышался. – Прыгаем? Куда?!
– Вниз конечно. Подойди ко мне.
– Если ты хочешь закончить все здесь и так, то я пас.
– Я хочу просто спуститься. Иди.
С этими словами Тонг сам подошел к нему, схватил за руку и Бат почувствовал, как в его запястье впились усиленные пальца профессора.
Не успел он и рта открыть, как уже камнем летел вниз, вслед за Тонгом.

Исправлено: Head Hunter, 25 мая 2015, 12:58
Фитофтороз
Balzamo
● 28 мая 2015, 10:53
Plus Ultra
LVMASTER
HP
MP
Стаж: 10 лет
Постов: 4657
Balzamos
Balzamo
Metal Gear Solid V: The Phantom Pain
Генрик Сенкевич - Quo Vadis
6 (В движении)

Падение кончилось быстро. Бат инстинктивно зажмурился, ожидая сокрушительного удара, но его так и не произошло. Парень открыл глаза, успел слабо удивиться новоприобретенной способности к левитации – до земли оставалось не больше метра, а еще через мгновение Бат мешком рухнул на тёмно-серый асфальт. Рядом приземлился профессор Тонг, неустойчиво покачиваясь на дрожащих ногах.
- Дольше, чем нужно. – Пробормотал профессор.
Бат ошалело посмотрел в его напряженное лицо.
- Что?
- Чуть больше секунды. Ошибся. Не успел сориентироваться в полёте. Вставай.
Бат поднялся на ноги. Над их головами с легким свистом пронесся серый беспилотник. Со стороны центра города слышались приглушенные звуки сирен.
- Сколько времени мы потеряли? – Бат с изумлением смотрел, как в небе кружат десятки разнообразных летательных аппаратов. Они кружили над башней, но некоторые притормаживали и над беглецами, словно проявляя любопытство.
- Не больше двадцати минут. Пока мы висели в воздухе, они наверняка успели нас идентифицировать. Надо бежать.
Тонг быстрым шагом двинулся в сторону кривоватых, кирпичных домов.
- Но, за нами же нет погони из Беты, профессор. Может стоит дождаться представителей правительства и корпор…
Тонг резко остановился.
- Как ты им собираешься объяснить, что произошло в Контуре? Почему мы бежали? Откуда там полчища аргусов? И кто во всем этом может быть виноват?
- Но они нас все равно найдут! В современном мире невозможно прятаться бесконечно! – Бат с недоумением смотрел в бесстрастное лицо китайца.
- Важно не то, что нас найдут, парень. Важно то, кто нас найдет.
Профессор отвернулся и с шага перешел на легкий бег. Бат вздохнул и двинулся следом, гадая кого имел ввиду Тонг. Может быть он действительно тоже связан с Целителями? Тогда зачем было громить их лабораторию? Или тут замешаны какие-то иные стороны?
Вечерело, небо наливалось лиловой темнотой, сквозь которую прорывались багровые отблески уходящего солнца. Тёмный силуэт Контура позади беглецов, всё так же окружали мечущиеся искры беспилотных аппаратов, а на само строение были направлены лучи нескольких прожекторов. Похоже здание оцепили.
Петляя по тихим улочкам с заброшенными лачугами времен большой стройки, Бат и Тонг то и дело ныряли в скорлупы покинутых зданий. Они держались пустых окраин. Видимой погони пока не было. Но Бата никак не покидали тревожные мысли. Перед глазами всё ещё стоял живой туман из разноцветных аргусов.
Что произошло с людьми в Контуре. А с теми, кто провожал и встречал своих любимых, родственников, детей? И на что способна эта огромная масса микророботов? Тут Бата вдруг озарила странная мысль.
- Профессор, разве вас никто не провожал в Контур?
Тонг ответил не сразу, сохраняя быстрый темп шага.
- Сестра. – Нехотя произнес он. – Непутевая, конечно, бездельница. Но её завораживала относительность времени. Эта внеконтурная Секунда казалась ей чем-то волшебным.
Бат промолчал. Бесстрастный, железный тон профессора напугал его.
Они остановились глубоко за полночь, в старом бетонном общежитии. Холодная масса крепкого бетона, должна была стать неплохим укрытием от посторонних глаз.
Воздух звенел от налетевшей мошкары. Бат чувствовал себя неуютно: в комфортных стенах Контура, он успел позабыть враждебность внешнего мира. Медленно подступала жажда.
- Думаю, нас уже начали искать. – Задумчиво произнес Тонг. – Сперва они были дезориентированы, не понимали, что произошло в Контуре. Учитывая, что инвестиции в проект были несоизмеримы с инвестициями в двух ученых, они оставили нас «на потом». Но мы скоро станем, если уже не стали, самой желанной добычей. – Тонг вздохнул.
- Какой у нас план, профессор? – С каждым укусом очередной жирной мошки, Бату всё сильнее хотелось выйти на связь с Целителями, а там будь, что будет.
- Ждать. – Меланхолично ответил Тонг. – Я думаю, мы оба понимаем, кто будет изо всех сил стараться найти нас первым.
- Целители?
Тонг перевел взгляд на лицо Бата и несколько секунд внимательно в него смотрел, а потом отвернулся.
- Думаю, да. Если хотя бы треть того, что о них говорят, правда, то они из кожи вылезут, чтобы взять нас. Может оно и к лучшему, кто знает?
Бату хотелось сказать, что он может с ними связаться в любой момент, но он сдержался. Профессор всё ещё оставался непонятной величиной с неясными мотивами.
Откуда-то издалека слышался тихий стрекот вертолетных винтов, видимо к Контуру подтягивали людей из отдаленных регионов.
- Постарайся поспать. Возможно, завтра нам нужно будет пройти много больше. – Тонг прилег на бетонный пол.
Бат последовал его примеру. Жесткий пол оставался упоительно прохладным.
Парень проснулся, как ему показалось, через несколько часов. Всё ещё была ночь, но комната в которой они ночевали слабо освещалась неясным светом. Бат протёр глаза и сел. Судорожно вдохнул порцию влажного воздуха, почувствовал проступивший холодный пот и грубо растолкал спящего профессора. Тонг энергично поднялся и тут же замер.
Все стены и потолок их бетонного убежища, усеивали разноцветные точки неподвижных аргусов.

Исправлено: Balzamo, 28 мая 2015, 12:55
Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.
Вердек
● 01 июня 2015, 15:23
Фантазёр
АВТОР FFF
LVMASTER
Стаж: 12 лет
Постов: 6527
№7 Из огня да в полымя.

Оранжевые огоньки аргусов, яркие и потусклее, густо усеивали, сливавшиеся с темнотой стены и потолок комнаты. Бату на мгновение показалось, что он находится в планетарии, не хватало только очертаний знакомых созвездий. Парень отправил квику запрос о том кому принадлежат наноботы. Компьютер, просканировав цветовой спектр, выдал ответ - Стэнли Кроуфорд. Это очень не понравилось Бату, он растолкал профессора, Тонг открыл глаза и резко сел, оглядывая комнату.
- Кроуфорд! - сказал он через пару секунд. Очевидно его квик выдал ему ту же информацию.
- Как он нас нашёл? - прошептал Бат.
- У него было четыре года, чтоб просчитать куда мы отправимся - ответил профессор - Скорее всего он отправил своих ботов сразу по нескольким направлениям, и одна группа настигла нас здесь. А может он снабдил их датчиками по отслеживанию наших запахов или генного следа, в конце концов мог подключиться к спутнику. Радиус поиска не такой и большой, вот сваляли мы дурака. Чёрт - профессор зажмурился - не включай ночное видение, тут добрая сотня аргусов нарочно светит нам в зрачки.
- Всё равно надо уходить - Бат поднялся - если нас ещё не схватили, значит Кроуфорд пока сюда не добрался.
- И то верно - согласился профессор - Но может появиться в любую минуту - он опёрся на протянутую раку Бата и тоже встал.
Но едва они сделали пару шагов по направлению к выходу, как снаружи раздался, усиленный громкоговорителями, голос.
- Живо замерли на месте! С вами разговаривает командир вольнонаёмного отряда Энрико Карерас. По приказу Стэнли Кроуфорда вы задержаны по подозрению в промышленном шпионаже. Обратите особое внимание на мои слова, я наблюдаю за вами через объективы этих чёртовых приборов. Положите руки за голову и встаньте лицом к стене, и не вздумайте сопротивляться, у меня есть приказ взять вас живыми, но но там ничего не сказано про вашу невредимость. Выполняйте!
- Что-то я не понял - пробормотал Бат, закладывая руки за голову - Они наверняка вооружены, что мешает им просто войти и взять нас?
- Думаю они боятся - ответил Тонг - Точнее опасаются. Мы только что из Контура. По приказу видно, что вынесли что-то ценное. Но они понятия не имеют, что. А вдруг это какое-то новейшее оружие и оно при нас! Ты думаешь почему окончание каждого цикла сопровождается присутствием военных сил? Потому что за десять лет в Контуре можно придумать всё что угодно и владельцы элементарно побаиваются, что однажды, какое-нибудь изобретение будет использовано против них.
Бату в голову явилась шальная мысль. Он приказал квику прогнать перед его глазами самый фантастический оружейный ряд. На сетчатке глаза замелькали, видимые ему одному, самые разные модели гранатомётов, плазмотронов, дезинтеграторов, пульсаторов, плазмотронов, придуманных сотнями создателей видеоигр. Наконец, Бат выбрал один, самый внушительный, на его взгляд, ствол, и материализовал его электронный фантом в воздухе перед собой. У Тонга слегка поднялись брови от удивления.
- У тебя какая версия квика? - спросил он.
- Один-три-девять - ответил Бат - А у вас?
- Один-три-шесть.
- В вашей ещё нет функции визуального моделирования - пояснил парень - Она появилась в один-три-восемь.
- Отстал я от жизни - согласился Тонг - Что ты собрался делать?
- Воспользуюсь их страхом в наших интересах.
Профессор нахмурился, размышляя насколько безопасно такое развлечение. но Бат не стал дожидаться его согласия. Вживлённые в подушечки пальцев сенсоры позволяли ощущать оружие как реальное, он взял ствол в руки и резко развернулся лицом к аргусам.
- Быстро сложить оружие и дать нам безопасно выйти! - закричал он - Иначе дезинтегрирую здесь всё в радиусе километра! Учтите, на нас защитные костюмы и нам вреда не будет!
Снаружи послышались возгласы, крики, ругань, а затем в окна полетели снаряды с парализующим газом.
- Неудачная идея - только и успел вымолвить Тонг, прежде чем сознание покинуло обоих.

А вот возвращалось сознание не так быстро. Сначала возникли звуки. Грубая, армейская речь, щелканье затворов, пошлый хохот. Откуда-то слева доносились строевые команды, видимо там располагался плац или, что-то подобное. Справа тянуло чем-то съестным, это вернулось обоняние. Как бы оправдывая эту мысль в лицо резко пахнуло многодневным потом, затем щеку обожгло ударом ладони. Значит осязание тоже  в норме. Это же осязание подсказало ему, что его руки крепко связаны за спиной, так, что не пошевелить и пальцем.
- Ну-ка открыл глаза, гадёныш чернозадый! - гаркнул в ухо чей-то голос.
Бату неожиданно стало обидно. Чернозадым его не называли с доинституских времён. Он открыл глаза. Целых десять секунд они фокусировали тёмное пятно перед ним в небритое, лоснящееся от пота, злое лицо колумбийского наёмника. Это он-то назвал его чернозадым? На себя бы посмотрел! Сын мангала и паровозной топки!
- Энрико Карерас? - пробормотал Батсон. Язык, да и всё остальное, слушался пока ещё плохо.
- К твоим услугам, сволочь! - командир вольнонаёмного отряда был очень зол. - Что? На испуг меня решил взять. Да только не с тем связался. Обрати внимание, что я таких как ты пальцем левой руки давил и давить буду.
На вид Карерасу можно было дать около сорока лет. Но злобы в нём было столько словно он три века жарился в аду. Он кривлялся перед Батом, орал на него, брызгая слюной, явно стараясь заставить парня бояться его больше смерти.
- Что это было у тебя в руках? И куда ты дел эту пушку? Отвечай?
- Это была виртуальная модель, которую ты принял за настоящую - честно ответил Бат - Фикция. Электронный фантом.
- Что за хрень??!! Где пушка??? - Карерас оказался туповат. Однако удар у него был - что надо. Голова Бата мотнулась в сторону, а по языку потекла кровь, что означало возвращение к жизни  вкусовых рецепторов.
- Я из тебя все жилы вытяну, негр долбаный! Обрати внимание, что с Контуром связь потеряна уже три часа назад. Кроуфорд скорее всего сдох, а значит платы мы не получим! Так я на тебе отыграюсь, будь уверен. А потом на докторе твоём. Но сначала вы мне всё скажете. И про пушку и про то, что вы там из Контура спрёли!
Бат попробовал осмотреться. Из-за рожи Карераса было мало что видно, но справа от него, у ящиков, сидел связанный Тонг. Он всё ещё был без сознания.
- Что это такое у тебя? - Карерас ткнул в нарукавник хрона - Живо снимай!
- Для этого мне надо развязать руки. Я должен приложить палец, тут генный замок.
Карерас осклабился.
- Ты меня за дурачка держишь, щенок? - Он достал из-за спины мачете - У меня есть другой способ. Думаю, обойдёмся без развязывания рук.
- Если его снять неправильно, он сломается - соврал Бат. Ему нужно было десять секунд, чтоб оптимизировать хрон с квиком и пометить себя маркером.
Карерас наклонил голову к самому лицу Бата и коснулся лезвием мачете его щеки.
- Обрати внимание, что ты не на того напал, парень. Всё равно живым ты отсюда не уйдёшь. Вопрос в том как ты покинешь это мир, быстро и без боли или медленно и по кускам.
В этот момент Бат включил хрон. Сфера ускоренного времени охватила парня и внутри неё оказалась голова Энрико Карераса с кистью руки, зажимавшей мачете. В глазах командира вольнонаёмного отряда отразилось глубокое удивление, постепенно переходящее в неприкрытый ужас. Он не мог ни сказать слова, ни вдохнуть, ни разжать кисть, ни даже открыть рот, поскольку и его легкие, и спинной мозг остались снаружи, в ставшем медленным мире.
Бат отстранился от мачете.
- Обрати внимание - сказал он слышавшему и понимавшему его Карерасу - Эта штука, которую ты собирался с меня срезать, называется хрон. Он ускоряет время внутри сферы, которую я только что создал, в триста раз. Наверняка сейчас тебе станет дурно. это потому что твоё сердце осталось снаружи и практически не бьётся по отношению к твоей голове. А значит в твой мозг не поступает кислород, и если тебе повезёт, то я успею освободиться раньше чем он умрёт от его недостачи. - Бат покряхтел - И поскольку я не могу развязать руки, то прошу прощения за то, что повернусь к тебе не лучшей частью моего тела.
С этими словами он приподнялся, и повернувшись спиной, так что его зад оказался на уровне лица Карераса, начал перерезать верёвки о, так кстати, оказавшееся внутри сферы, мачете. Делал он это осторожно, помня об остроте лезвия, и когда закончил, то увидел, что глаза командира уже остекленели.
- Не повезло - пробормотал Бат. А ещё подумал, как это наверное неприятно умереть, глядя на задницу ненавистного негра. Хотя, технически Карерас не был мёртв, его сердце продолжит биться после того как он полностью окажется вне сферы, но мозг умер, оставив только, пускающую слюни, оболочку, так что командиру от этого легче не будет.
Верёвки упали с рук бата и он тут же направился к профессору. Мир вокруг него застыл в увлекательном стоп-кадре. Вон повар наливает в кружку компот, и струя и капли неподвижно висят в воздухе, нож, брошенный наёмником, остановился на полпути к мишени, а вот противно зевает ещё один солдат, открыв рот с полусгнившими зубами. Бату захотелось что-нибудь сунуть в эту пасть, но он вовремя вспомнил, что если он подойдёт к зеваке, тот окажется внутри сферы и попадёт в его временной ритм. Не хватало ещё чтоб он напал на него. Поэтому Бат подошёл к профессору. Видимо от скользнувшей по его телу границе контура, изменившей течение времени, Тонг очнулся. Причём его чувства почему-то пришли в норму все разом. Он удивлённо огляделся вокруг, потом посмотрел на улыбающегося Бата.
- Что, что, что происходит - быстро заговорил он - Где мы?
Спокойно, профессор, парень присел рядом с ним и принялся развязывать руки - Я всё расскажу по дороге, а сейчас нам нужно сматываться отсюда.

Исправлено: Вердек, 01 июня 2015, 15:32
Надежда умирает... вместе с тем кто надеется.
Dangaard
● 06 июня 2015, 19:24
МОДЕРАТОР
LVMASTER
Стаж: 13 лет
Постов: 8477
xanvier-xanbie
dangaard
Battle Brothers
Роберт Беннетт - Город лестниц
9.
- Я знаю это место, - сказал Тонг, сбавив на лестнице шаг. - Мы ближе к Контуру, чем были.
На стене темнело трафаретное граффити - вороной жеребец, вставший на дыбы. "Международный фонд строительства Контура Бета - аварийно-спасательная служба быстрого реагирования". Ощетинившийся антеннами железобетонный форпост среди трущоб, застекленная диспетчерская, на стартовых рампах пузатые пожарные беспилотники, блестящие в свете прожекторов красными боками.
Строители Контура больше всего боялись пожара в башне - вдруг безумный скачок напряжения на сверхпроводящих линиях превратит Бету в пылающий факел вместо того, чтобы отправить ее на десять лет в будущее; потому-то компании окружили усеяли приконтурный район пожарными станциями и набили их людьми в униформе. Бетяне подозревали, что пожарные станции пытаются за Контуром шпионить, а может, скрывают внутри артиллерийские установки - чтобы прицельно расстрелять башню, если Контур взбунтуется.
То, что Бат посчитал плацем, оказалось вертолетной площадкой. Он не был так уж неправ: на влажном от ночной росы бетоне выстроились в три ряда наемники в керамической броне - застрявшие во времени, неподвижные, как манекены в витрине. Вертолет-квадрокоптер, который их привез, пристроился с краю крыши, занеся замершие винты над темной улицей - огромная четырехроторная махина, безоружная, если не считать сканирующих камер на лобовой панели, зато подвижная и почти бесшумная. Дверцы распахнуты настежь.
Тонг прислонился к стене с нарисованным конем.
- У Целителей тут целая армия. Нужно предупредить Фыонг, но я не знаю, как это сделать, чтобы не засветиться.
- Кто такой "фыонг"? - брякнул Бат.
- Моя сестра. Лейян Тху Фыонг. Помнишь, ты спрашивал, провожал ли меня кто-нибудь в Контур?
- Ее зовут Фыонг?
- Да, "феникс" по-вьетнамски. Старшая сестра - сейчас она на три с половиной цикла Беты младше меня, конечно. Мы с Меконга, жили там под оккупацией, во время большого голода. Она заменила мне родителей - если бы не Фыонг, я бы не дожил до восьми лет. Я должен ее предупредить о Целителях и событиях в Контуре.
- Вот куда мы шли, - сообразил Бат. - А ее не было в толпе перед Контуром? С людьми на площади произошло что-то... плохое.
- Нет. Когда я уходил в Контур, мы поссорились, и она уехала на трамвае в город. Для меня это было шесть лет назад, для нее - всего несколько часов. Наверное, наша ссора ее спасла. У нас квартира возле парка Метрополитано.
- Просто позвоните ей со своего квика, - Бат задумался и выпалил: - Боитесь, что Целители отследят выход в сеть?
Тонг медленно кивнул.
- Я не ожидал, что Целителям удастся так быстро нас найти. Эти солдаты...
- Но они нас и не нашли, - мотнул головой Бат. - Это не Целители. Это наемники Кроуфорда, они ничего не знают о Целителях.
- У меня два вопроса, - сказал Тонг. - Откуда ты это знаешь, и откуда у Кроуфорда наемники?  
- Наверное, он их нанял, - пояснил Бат. - Командир наемников попытался меня допросить. Ни разу не упомянул Целителей. Это Кроуфорд обещал колумбийцам заплатить за нас, а не Целители. Карерас ничего не знал про хроны, даже не попытался отобрать мой браслет, пока я был без сознания, и не знал, как его снять. Все, что он знал - мы что-то украли из Контура и надо это вернуть. Видимо, он вообразил, что тот иллюзорный пулемет, который я смоделировал квиком, и есть то, что мы украли.
Лицо Тонга приняло странное выражение.
- Сможешь смоделировать то же самое оружие еще раз?
- Допустим. Но стрелять он не будет, это просто иллюзия. Послушайте, если это люди Кроуфорда, где-то рядом должны быть его аргусы. Это они навели наемников на наш след, как вы говорили, по запаху или генному следу. Но у наемников нет связи с Кроуфордом уже три часа, они боятся, что он погиб вместе с Контуром.
- И кто из вас кого допрашивал? - фыркнул Тонг. - Ладно. Мы поторопились расстаться со скафандрами, которые ты синтезировал в Контуре. Они могли бы защитить нас и от аргусов, и наемников - не пропускать запахов наружу, не впускать снотворного газа внутрь...
- Все равно в скафандрах по центру города не побегаешь, - Бат помялся, поглядел на посадочную площадку и выпалил, - почему бы нам не угнать у наемников вертолет?
Тонг дико поглядел на него.
- Если вертолет полностью заправлен, радиус действия такой штуки - больше тысячи километров, - пояснил Бат. - Мы могли бы махнуть в Панаму через море, или долететь до Боготы. Если раздобыть дополнительные баки и полностью заправиться, можно даже попытаться перелететь через Атлантику.
- Ты когда-нибудь управлял вертолетом? - осведомился профессор. - А посадить его в парке Метрополитано?
- Не уверен, - пожал плечами Бат, - но я очень быстро учусь.
Head Hunter
● 11 июня 2015, 15:28
Flow
LV9
HP
MP
Стаж: 13 лет
Постов: 4667
Breath of Fire III
Самая полная энциклопедия по саду и огороду
del

Исправлено: Head Hunter, 12 июня 2015, 13:58
Фитофтороз
Balzamo
● 17 июня 2015, 13:09
Plus Ultra
LVMASTER
HP
MP
Стаж: 10 лет
Постов: 4657
Balzamos
Balzamo
Metal Gear Solid V: The Phantom Pain
Генрик Сенкевич - Quo Vadis
10. Полёт

Почти бесшумно вспарывали воздух лопасти винтов, низко гудели двигатели, поднимая многотонную махину с края вертолётной площадки. Под левым бортом квадрокоптера простиралась широкая улица, освещаемая жареным светом редких фонарей.
Бат вёл себя уверенно, но профессора никак не покидало чувство тревоги. Он бросил взгляд на крышу, но не увидел ничего подозрительного. Видимо их взлёт ещё не заметили.
- Похоже на компьютерную игру! – Радостно доложил Бат. – Машинка слушается и, похоже, сама исправляет мои огрехи в управлении. Видите?
Бат отпустил рычаг управления и оторвал ноги от педалей. У Тонга замерло сердце, а все невысказанные упреки в мальчишестве замерли на полпути к выходу. Квадрокоптер дёрнулся и поплыл куда-то вбок, потом вдруг выправился, замер и начал медленно снижаться.
Бат покровительственно улыбнулся, явно довольный своим открытием, затем уверенно наклонил рычаг и послушный аппарат двинулся вперед, попутно набирая высоту.
Но спокойный полёт продолжался недолго.
Сперва в наушниках, предусмотрительно надетых вертолётных шлемов, послышалось шипение, а затем и прохладный женский голос.
- Неопознанный борт, назовитесь.
Бат вопросительно взглянул на профессора, тот нервно пожал плечами.
- Неопознанный борт, повторяю, назовитесь. Вы находитесь в закрытой для полётов зоне.
Бат снова посмотрел на профессора.
- Вы номер на борту не видели? – Прошептал парень.
Тонг отрицательно покачал головой.
- Неопознанный борт, если вы не идентифицируете себя, то против вас будет применена сила.
Бат вздохнул.
- Ну, что ты так сразу в угрозы, солнышко! Мы парни Карераса, вольнонаёмники. Работаем на службу безопасности Контура. – Бат перевел взгляд на опешившего профессора. – Они же солдатня. – Шепотом пояснил парень свою манеру разговора.
Некоторое время диспетчер молчала.
- Завязывайте с фамильярностью. Назовите номер борта.
- Эээ, детка, я его подзабыл, прости.
- И заканчивайте со своими шуточками тоже, пилот. Последний раз…
- Торнберри Индастриз, борт 19-25. – В разговор вдруг вклинилась третья сторона.
- Квадрокоптер? – Диспетчер защелкала клавишами. – Борт 19-25 не поднимайтесь выше трёх тысяч футов. Ваш пункт назначения?
- Информация конфиденциальна. Летательные аппараты Торнберри Индастриз не обязаны отчитываться о своих перемещениях, можете проверить приказ. Конец связи.
- Вас поняла, конец связи.
Третий собеседник выдержал паузу, а потом начал говорить. Вкрадчиво и спокойно.
- А вы, два клоуна, садите машину на ближайшей ровной площадке и не рыпайтесь. В квадрокоптере установлен маячок, если в ваши ученые головы придёт гениальная идея ослушаться приказа, то вы будете незамедлительно уничтожены. После посадки можете попытаться бежать, но мы всё равно вас найдем. Поэтому…
- Кто ты такой? – Не выдержал Бат.
- Если ещё раз меня перебьёшь, то нам точно не придётся познакомиться. Поэтому я вам рекомендую дождаться отряд внутри коптера, тогда я вам гарантирую относительную безопасность. Мёртвые вы нам не пригодитесь. У вас три минуты.
Бат скинул шлем.
- Вот же…
- До Метрополитано осталось пять минут. – Тонг взглянул на встроенную в панель управления цифровую карту.
- Но у нас только три!
- Они не будут нас сбивать, если останется хоть один шанс взять живыми. Вот увидишь. Лети как летел. Только медленно снижайся.
Бат фыркнул, но послушался.
Под ними плыл город. Неприглядный. Серые крыши низких зданий, редкие домики с красной черепицей, серые ленты асфальтовых дорог. Немногочисленные «небоскребы», если эти остекленные многоэтажки заслуживали такого звания. Даже не верилось, что рядом с этой бедной землёй находится одно из главных чудес света – огромный Контур Бета.
Три минуты ползли со скоростью улитки. Сказывалась тревога. Несмотря на свои слова, Тонг был далеко не уверен, что их собеседник блефовал. Может они с Батом вовсе не такие и ценные, как о себе думают.
Через три минуты на связь так никто и не вышел. Никто не вышел на связь и через четыре. Это молчание пугало профессора больше всего. А ещё через десять секунд, электроника квадрокоптера оповестила их истеричным писком о том, что по ним выпущены ракеты.
Бат дернул рычаг управления, начиная более резкое снижение, а профессор вцепился в подлокотники, проклиная свою неудачную идею. Через несколько мгновений, огненным фонтаном брызнул левый-передний двигатель машины, к звукам прибавилась сирена, оповещающая о пожаре. Ещё через секунду взорвался правый задний, квадрокоптер спиралью полетел к земле. Бат орал. Тонг смутно ощущал, что теряет сознание.
Последний тонкий непрерывный писк сообщил о том, что машина заняла недопустимо низкую для полёта высоту.

Исправлено: Balzamo, 17 июня 2015, 14:52
Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья.
Dangaard
● 30 июня 2015, 23:12
МОДЕРАТОР
LVMASTER
Стаж: 13 лет
Постов: 8477
xanvier-xanbie
dangaard
Battle Brothers
Роберт Беннетт - Город лестниц
11. В парке: Бат
Парк Метрополитано пользовался дурной славой. На западе, ближе к проспекту Симона Боливара за высокими бетонными заборами начиналась безопасная зона с охраняемыми отелями, где жили иностранные специалисты и где можно было чинно прогуливаться среди подстриженных газонов, не думая ни о чем. В Метрополитано гулять не ходили: когда-то ухоженный парк с годами превратился в непролазную чащу. Из окон отелей море листвы выглядело, наверное, красиво, но под зелеными кронами, которых никто не подравнивал и не обрезал уже много лет, кустарники с кривыми ветками сплелись в единую безобразную массу, а под ними в земле хоронились старые пакеты и битые бутылки. Кое-где из зарослей выныривала заржавевшая урна или пересохший фонтанчик, а иногда затоптанное кострище: кто-то здесь, конечно, ходил, ел и спал, но эти жители городского леса были из тех, кто избегает встреч с полицией. Людей здесь не боялись птицы и бродячие собаки - Метрополитано был их царством.
Горящий квадрокоптер с распахнутым настежь люком снес с десяток деревьев, черпнул носом землю, пропахал в ней борозду, вырывая кусты с корнем, засыпая окрестности ломаными сучьями и комками глины, наконец остановился на боку, с разорванным брюхом и разбитой кабиной пилота - потом рванули аккумуляторы, и столб густого вонючего дыма ушел к желтому утреннему небу, где кружили стаи перепуганных птиц.
Бат оторвал руку от браслета и потер лоб, соображая, как долго он просидел в стазисе: когда квадрокоптер падал и Бат в панике настраивал хрон на замедление времени, снаружи была еще ночь. Теперь вокруг было светло, в обступивших машину зарослях щебетали невидимые птицы. Браслет на левой руке моргал красным огоньком, сообщая о полной разрядке. Бат отстегнул ремни и вывалился из кресла на бывшую стену кабины.
- Нам надо убираться отсюда, профессор, - сказал он Тонгу. - Кто бы в нас ни стрелял, он хотел нас убить.
Тонг не ответил.
- Не надо было нам лететь над городом, - заявил Бат, встав на четвереньки. - Свалить куда подальше, потом связаться с вашей сестрой оттуда, где не стреляют. Есть такое чудесное изобретение, называется "телефон". Я...
Он понял, что обращается к пустому место: Тонга в квадрокоптере не было.
Цепляясь за стенки, Бат вылез наружу. Лейян Кхи Тонг словно испарился: перед падением он сидел в штурманском кресле - целом и невредимом, как и все, что попало в сферу замедленного времени. Сейчас кресло было, а стареющего азиата в нем - нет, ремни аккуратно расстегнуты.
Бат двинулся сквозь заросли назад по пути падения, опасливо ожидая найти где-то позади труп Тонга. Допустим, что профессор каким-то чудом выбрался из кресла до того, как Бат включил хрон, и оказался вне его защиты - например, выпал из открытого люка и разбился в лепешку.
Метрах в тридцати за разбитой машиной, у вывороченного с корнями молодого дерева Бат нашел то, что искал: в обнаженной, уже успевшей подсохнуть почве запечатлелся ребристый след ботинка и поодаль еще один. Бат наступил на землю рядом, вдавил подошву в грунт и сравнил следы - отличался только размер. Обычная обувь контура Бета, обсчитанная компьютером по ноге владельца и выплюнутая сборщиком - размеры разные, а рисунок стандартный, у всех одинаковый. Это точно был след Тонга.
"Сбежал, и без меня". Бат закусил губу. Он собрался устремиться по следам, но затем новая мысль пришла ему в голову - Бат поддел землю носком ботинка и засыпал оба следа, затем вернулся к квадрокоптеру. Для машины, перевозившей солдат, у этой штуковины был очень невоенный вид и столь же невоенное содержание: спасательные жилеты, плотик на случай падения в воду, аптечка, безнадежно испорченный спутниковый телефон - все это Бата не интересовало. Он пошарил по шкафчикам и нашел то, что искал - оружие. Пересчитал патроны и бережно уложил револьвер за пазуху.
Затем Батсон Лилионе выбрался наружу, присел на корточки, открыл экран квика и выбрал подключение к городской эхо-сети. Сеть работала.
...проверка связи: связь установлена.
...статус: "я в сети"
...записать поток на бесплатный почтовый ящик @pjedas2, Панама: "вышел из контура с ТОНГОМ за четыре года до конца, не знаю, что произошло внутри, схвачены наемниками, служба безопасности контура, проверьте имена и связи: КАРЕРАС, ЭНРИКО, КРОУФОРД, СТЭНЛИ, сбежали на их вертолете, кто-то вышел с нами и диспетчером аэропорта Кито на связь и приказал сесть, при неподчинении обстрелял двумя ракетами земля-воздух из городской черты, проверьте: ТОРНБЕРРИ ИНДАСТРИЗ, БОРТ 19-25, упали в парке, один ХРОН у меня, ТОНГ сбежал, следую за ним, вышлите помощь", кодировать, присоединить геоинформационные данные: мои координаты по спутиковым данным". Конец потока. Использовать шифровальный ключ, известный собеседнику. Отправить.
"Если Целители не знали, где я, теперь точно знают".
...найти: Кито, район Метрополитано, открытые данные по квартиросъемщикам, искать по имени и фамилии: "Лейян Кхи Тонг", "Лейян Тху Фыонг", зачерпнуть контактную информацию из социальных сетей, сохранить: фотография, адрес, телефон.
...режим телефона.
Бат поднял руку к утреннему небу и с кривой улыбкой показал отставленный средний палец неведомому наблюдателю. Затем прижал ладони к ушам, чтобы не мешал птичий щебет - квик вмонтирован в челюстную кость, так что ответ был слышен одному ему.
- Здравствуйте! - сказал молодой женский голос. - Сейчас я не могу говорить с вами. Сообщение и контактную информацию Вы можете оставить после сигнала. Спасибо.
"Автоответчик". Это немного портило великолепный план, но только чуть-чуть. Бат нахмурился, дождался гудка и сказал:
- Добрый день, госпожа Лейян. У меня есть информация о вашем брате.

12. В парке: Тонг
- Далеко еще? - осведомился Тонг, сбавляя шаг и чувствуя, как глупо звучит этот вопрос, обращенный не к человеку, и не к животному, но к чему-то меньшему.
Робот Бэмби весело скакал вокруг. Он была не так уж велик и склепан очень и очень небрежно - жестяное тельце размером с хлебницу, не больше, три тоненькие ножки, все разной длины, сварены кое-как из ручек от зонтиков и автомобильных зонтиков, четвертая конечность - несуразно длинный гофрированный шланг от пылесоса, на конце объектив камеры и три металлических пальца: не то рука-щупальце, не то шея с головой, а скорее, все вместе. Он прыгал туда-сюда, заплетался в собственных ножках, уходил в заросли в погоне за птицей или упавшей веткой и снова возвращался кружить вокруг Тонга, глядя на него любопытным стеклянным глазком - больше похож на олененка из диснеевского мультика, чем на ужасно опасную машину-убийцу. Своего голоса у него не было, но было множество заемных.
- Приглашенный эксперт в нашей студии - полковник Агилар из компании "Мэверик АГ", одного из крупнейших инвесторов Контура Бета, - сказал Бэмби. Поставленный женский голос доносился у него откуда-то из брюха. Ходячее радио. - Полковник, как вы можете прокомментировать заявление президента?
Тонг был вынужден ускорить шаг - робот, не прекращая говорить, поскакал вглубь леса, явно ведя профессора за собой.
- Прежде всего, мы не должны предпринимать поспешных шагов, - сообщал он уже другим голосом, мужским. - Нет, мы в Фонде Контура не квалифицируем действия сотрудников Контура как угрозу.. да, мы предполагаем, что автор радиопередачи является одним из сотрудников или группой сотрудников Контура. Конечно, послание носит угрожающий характер, но я подтверждаю, что никто не выходил из Контура наружу. Все пострадавшие на площади...
- Послушай, это важно, - взмолился Тонг. - Правительство объявило на весь мир, что никто не выходил наружу?
Бэмби щелкнул и бодро продолжил другим голосом - на английском с тягучим акцентом старого Юга:
- ...Братья и сестры, то, о чем мы предупреждали уже два года, свершено не человеческой рукой, но ангельской. Господь покарал забывшихся лжеученых из Контура Бета за гнусное извращение Его творения. Все они пали жертвой гнева Его, ибо сказано: истребим сие место, потому что велик вопль на жителей его к Господу, и Господь послал нас истребить его... - щелчок и новый голос, по-французски, - всегда таила в себе зачатки фашизма, как писал пастор Бержерон. Им не хватало только диктатора, этакого нового гитлера, и теперь он у них есть. Я не сомневаюсь, что его сторонники безжалостно расправились с любой оппозицией внутри башни, если она там вообще была. Контуры всегда таили в себе опасность, но новая Бета - это угроза всему миру, каким мы его знаем. Мы должны безоговорочно потребовать... - новый голос, - ...господин президент, Фонд отключил сверхпроводящие линии сразу же после инцидента на площади - нет, не просто выключил, отсоединил СП-линии физически. Контур также должен был выключиться, но... Мы понятия не имеем, откуда они получают энергию, разве что выстроили ядерный реактор размером с небоскреб. Да, это может значить, что мы все сидим вокруг огромной бомбы.
- О какой радиопередаче говорил полковник? - попросил Тонг.
- Начиная с полуночи, - бойко затараторил робот на бразильском португальском, - каждый час в эфир выходит некая радиостанция в Контуре. Сигнал использует спутниковые антенны на крыше Контура и рассчитан на систему международной трансляции. Мы не знаем, кто является адресатом сообщения, он может находиться даже в другом полушарии. Контур Альфа категорически отрицает...
Бэмби устремился в погоню за бабочкой и вдруг заговорил низким, мощным голосом, похожим на церковный орган - Тонг никогда раньше такого не слышал ни от кого ни в Бете, нигде вообще, и каким теплым ни было утро, у Тонга по спине побежали ледяные мурашки:
- НОЛЬ ДВА ДЕСЯТЬ. УКУ ПАЧА. Когда я восхожу по лестнице к двери солнца, они опускаются на колени, на их лицах слезы. НОЛЬ ДВА ОДИННАДЦАТЬ. ЧАКИТАК. Подчиняйся мне потому, что я прав, а не потому, что у тебя нет выбора. НОЛЬ ДВА ДВЕНАДЦАТЬ. ХАРА АКШУ. Давление полностью восстановлено, температура в нормальном диапазоне, начата продувка азотом. НОЛЬ ДВА ТРИНАДЦАТЬ. УКУ ПАЧА. Ты искал исцеления? Я - исцеление. НОЛЬ ДВА ЧЕТЫРНАДЦАТЬ. ЧАКИТАК. Они думают меня опередить, но время в моих руках, у меня его столько, сколько понадобится. НОЛЬ ДВА ПЯТНАДЦАТЬ. ХАРА АКШУ. Автономный режим запущен успешно, все системы запитаны от внутреннего источника, я полностью независим. НОЛЬ ДВА ДЕСЯТЬ. УКУ ПАЧА. Когда я восхожу по лестнице к двери солнца, они опускаются на колени, на их лицах слезы.
Тонг сгорбился.
- Мне нужно вернуться к коптеру, - сказал он. - Там мой друг, он в замедленном времени - не знаю, сколько он там еще просидит.
- Иди за говорушкой и не рыпайся, - сказал робот Бэмби знакомым вкрадчивым голосом. - Я же просил вас сесть на ближайшей ровной площадке, а? Клоуны.
FFF Форум » ТВОРЧЕСТВО » Роман-эстафета (Посты)Сообщений: 9  *  Дата создания: 20 мая 2015, 16:21  *  Автор: Вердек
1ОСТАВИТЬ СООБЩЕНИЕ НОВАЯ ТЕМА НОВОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
     Яндекс.Метрика
(c) 2002-2019 Final Fantasy Forever
Powered by Ikonboard 3.1.2a © 2003 Ikonboard
Дизайн и модификации (c) 2019 EvilSpider