МОБИЛЬНАЯ ВЕРСИЯ
Сайт :: Правила форума :: Вход :: Регистрация
Логин:   Пароль:     
 123456789ОСТАВИТЬ СООБЩЕНИЕ НОВАЯ ТЕМА НОВОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
"ЗАКАТ РА" [ОКОНЧЕНО]Сообщений: 121  *  Дата создания: 10 января 2014, 11:21  *  Автор: Head Hunter
Head Hunter
26 июня 2014, 16:57
Вольный каменщик
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 15 лет
Постов: 4834
Кастенеда
 KakTyc @ 26 июня 2014, 16:40 
так, лан мож меня с предыдущей главы ещё не отпустило.
может я и погорячилась, но конкретно здесь (глава 14) ничего не проиходит.

в плане действия - да, но в плане развития сюжета достаточно много.

 KakTyc @ 26 июня 2014, 16:40 
Мне, к примеру, понравилась глава с путешествием Крайтера и Тиэфа. Там нет экшна, но описания очень ёмкие из-за чего картинка объёмная и затягивает.

ну у этой главы другие цели были, потому и эффект соответствующий. Эта же глава ммм... сугубо информативная, как раз таки намечающая дальнейшее развития действия.

 KakTyc @ 26 июня 2014, 16:40 
Сейв, когда в первый раз в мир ментальностей нырнул, себя последним психом чувствовал, а как вынырнул так сразу про самых родных и близких вспомнил. Не ощутила я волны облегчения, которое он должен был бы испытать Оо Разька до этого ничего не помнила про их совместный нырок и вообще всё их путешествие с поисками Айро могло оказаться одной большой галлюцинацией. и вот у него наконец появились хоть какие-то подтверждения, что всё происходит на самом деле, мало того он до всего допёр наконец.

во! вот это дело. обязательно допилю что-нибудь на тему, спасибо!

 KakTyc @ 26 июня 2014, 16:40 
у тебя трёшка древних на минус первом этаже, и я многого жду от них

правильно ждешь =)

 KakTyc @ 26 июня 2014, 16:40 
и давай уже тащи Тиефа, а то парень у тебя заничегонеделался, только наблюдает.

ну как бы... ему пока и вправду нечего делать. Он прибыл в купол, собственно с целью установить контакт, чем он и занимается. более того, его наличие дополняет картину взаимосвязи, о которой будет сказано позднее. не забудь, что ему еще вернуться к своим надо будет. вот где начнется свистопляска.
Ом Гам Ганапатайе Намаха
KakTyc
09 июля 2014, 14:19
Я прочту тебя полностью...
LV6
HP
MP
Стаж: 7 лет
Постов: 1066
Okami
мысли
Две неделт прошло...
Проды! :horror:
За любой кипиш окромя голодовки!
Head Hunter
09 июля 2014, 15:35
Вольный каменщик
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 15 лет
Постов: 4834
Кастенеда
хе-хе-х =) пишу 5 страница нынче. скоро закончу и выложу. middle deal, между прочим.
А так сейчас свободное время не очень радует. дома - стройка, на работе ИО директора. но, выкраиваю все же, да, выкраиваю =)
Ом Гам Ганапатайе Намаха
Head Hunter
14 июля 2014, 11:54
Вольный каменщик
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 15 лет
Постов: 4834
Кастенеда
Ну что же. Пол дела сделано, пол книги написано. Мы, так сказать на вершине горки. Долго в нее восходили. Санки есть? Санки есть. Так что скатимся с горы быстро, да так, что дух захватит =)
Tat 15

Лязгнула дверь, щелкнул массивный замок, и троицу древних погребла тихая мгла.
– Счастливо оставаться! – насмешливо попрощался Зак и они с Морготом зашагали к лифту. – Фу-ты, ну и штиль же здесь. Жутко, как в могиле…
– Да, навевает неприятные воспоминания о вчерашнем кошмаре, – кивнул Моргот. – Может свет оставить включенным?
– Обойдутся! Давай, идем скорей.
Смолкли звуки поднимающегося лифта, и коридор минус первого объяла подлинно-могильная тишина.
– Есть разговор, – Сейвен стоял, прислонившись спиной к холодному бетону камеры. «А ведь еще совсем недавно тут Олафа держали…» – Только давай напрямую, без марионеток-посредников.
Строенный смех стал ему ответом. Древние повернулись синхронно, являя надменные, застывшие на бескровных губах ухмылки.
– Репликант Сейвен, – эхом произнесли они. – Я не предполагал, что ты так быстро эволюционируешь.
– Чутье подвело тебя. В очередной раз. Вспомни Кетсуи-мо и заточение в Вечности. Вспомни Айро. Кстати как она? – Атодомель промолчал и Сейвен с удовлетворением отметил, что ударил по больному месту. – Молчишь? Ну, молчи. Скоро я вернусь на Вербарию и тогда сам у нее спрошу. Ты там как, сил поднабрался? А то с твоим отпечатком вышло все довольно просто… Обидно будет, если с тобой настоящим повторится та же скука.
– Уж не хочешь ли ты бросить мне вызов?
– Бросить? Нет. Я ведь только сломавшийся репликант. Как я могу бросать вызов одному их Первых? Пусть даже такому неудачнику как ты.
– Да, меня подвело нетерпение. Не следовало вмешиваться в твою материально-генизтическую аллюзию. Своим вмешательством я невольно толкнул тебя к взрывной эволюции. Надо было выждать…
– Чем так ценны вербарианцы? Почему ты хотел забрать их в свою коллекцию как можно скорее?
– А почему я должен рассказывать тебе об этом?.. Впрочем, это знание не принесет тебе какой-либо выгоды. Но взамен ты мне тоже кое-что расскажешь. Не представляющее выгоды для меня. – Сейвен кивнул в знак согласия. – Структура вашей ментальности несоизмеримо сложнее некоторых совокупностей целых гениз. Твое настоящее существование тому подтверждение. Однако грандиозный потенциал чрезвычайно компактно свернут и его реализация доподлинно известна только тебе. Мне ясна лишь моя роковая лепта, чего, конечно, недостаточно, чтобы повторить опыт. Но выпытывать у тебя всю цепочку, очевидно, пустая трата времени. Так вот. Я рассчитывал, что именно вы станете последним звеном абсолютного знания.
– Абсолютной тьмы?
–Я уже говорил и повторю еще раз: тьма это совокупность бесконечно огромного сочетания ментальностей. Это созидание, всеобъемлющий абсолют, выражающий смысл космоса. А ты, как свет – его  противоположность. Рассеивание в пустоту бессмыслия.
– И в чем же смысл вашего абсолюта?
– Смысл? – и вновь противный строенный смех. – Если бы мы знали, в чем бы тогда заключалась суть поиска? Но я ответил на твой вопрос. Теперь ответь на мой. Кто есть Айро?
– Маленькая девочка, – не раздумывая, ответил Сейвен. – Заблудившийся свет в моем кровоточащем мозгу.
– Значит, ты не знаешь… – казалось, что незамысловатый ответ Сейвена удовлетворил Атодомель более чем. – Превосходно. В таком случае я жду твоего прихода, репликант Сейвен. С нетерпением жду.
На лица древних вернулись учтивые полуулыбки. Они поклонились Сейвену, как бы говоря, что беседа закончена…
Сейвен не упустил и звука из повести Тиефа. Едва пришелец завел свой рассказ, он отщепил от себя толику и направил ее в место заточения древних, чтобы переговорить с Атодомель без свидетелей. Теперь он восстановился и доподлинно внимал речам иноземца, переводя услышанное на вербарианский.
Особенно интересной оказалась часть про Мудрецов и их бегство. В них без особого труда угадывались родственники зеленокожих древней Вербарии, каким-то способом умудрившиеся слиться с кусками разодранной генизы Ра. А ввиду их подконтрольности Первому, вырисовывалась тревожная картина.
Но вот, Тиеф закончил свой длинный рассказ, замолчал и отступил на два шага назад, склоняя голову в почтительном смирении.
– Итак, друзья, – Сейвен хлопнул в ладоши привлекая общественное внимание, запоздало сообразив, что оно и без того все время было сосредоточено на нем, а не на шипящем Тиефе. – Какие соображения есть начет нашего положения?
– Давай-ка сперва ты, – усмехнулся Крайтер. – А мы, если что, подхватим.
– Можно и так, – Сейвен пожал плечами. – Думаю, все уловили сходство между мудрецами Ра и древними Вербарии. Скажу наверняка: это одни и те же создания. Только в первом случае они получили власть над генизой, а во втором – нет. Неприятность заключается в том, что это марионетки Атодомель. Я разговаривал с нашей троицей. Приватно. И подтверждаю это со всей ответственностью.
– Он действительно жив? – вопросительно поднял бровь Дейт Сауро.
– Да, жив. Он на Вербарии. Как и Айро. Она тоже там и тоже жива.
Крайтер и Разиель одновременно вскочили со своих мест, но Сейвен жестом усадил их обратно.
– Об этом чуть позже. Возвращаясь к мудрецам Ра. Они здесь, они в генизе земли и, повторюсь, что хуже всего, управляемы Атодомель. Нам повезло, что ему удалось склонить только двоих. Эм, третьего утащили уже позже… Вручную. Но не важно. Будем считать, это ментальное существо в единственном числе, каковым он на самом деле и является. Цель этого существа очевидна – освободить Атодомель и доставить нашу генизу в обитель Первых. Как он собирается это сделать – понятия не имею, но некоторые его шаги вполне отчетливы. Олаф, как так вышло, что вас уволокли в лазарет?
– Поззвольте мне поязнить этот момент, – вступился Енисей, отведя общие взгляды от сконфузившегося моншера протектора. – Монзжер протектор зобиралззя покнчить з зобой. Но не проззто з зобой. Он, как выраззилзя ззам, хотел раззтворитзя в оболочке купола. В дейззтвительноззти он бы просто захлебнулзя.
– Я думал, что это все сон, – глухо произнес Олаф, ни на кого не глядя. – Даже не так. Нет… Проклятье! Я не могу словами объяснить как это, и что было. Я чувствовал себя… Грязным, грязным изнутри, каким-то протухшим. Мне нужно было отмыться, окунуться во что-то светлое, прохладное. Я видел только перед собой одно: шлюз в оболочку купола. Я помнил, что там была креатура Крайтера и шел к ней, как к очищению. Меня вел сон. Такой же прогнивший как и я сам.
–Да, тзак взе и было. Мозжер Олаф брел именно туда. Разжвыривая по дороге тех, кого привлекало его угловатое, неезтеездвенное поведение. Так он и очутился в лазарете. Я зобрался вколоть ему убойную дозу транквилиззатора, как он вдруг узпокоилзя. Теперь, конечно, понятно почему.
– Субстанция, поглотившая Олафа, была землисто-коричневого цвета. Мы с Разиель свидетели этому. Я не мог понять, отчего именно коричневый… До тех пор, пока на сцене не появился Тиев, – Сейвен широким жестом указал на инопланетного товарища. – Их ментальности имеют красный цвет. Совмещаем его с зеленым цветом генизы земли и получаем коричневый. То, что объяло моншера Олафа – результат совмещения двух биоэфирных волн.
– Комбинированная ментальность, – медленно, точно в нерешительности произнесла Разиель. – С новыми свойствами. Если бы Олаф добрался до оболочки купола и потонул в ней, то эта ментальная смесь осталась бы внутри, и когда Крайтер вернулся бы, то…
– Возможно, креатура оказалась бы отравлена. Возможно, но не очевидно. Помимо неизвестных нам свойств, очевидно только одно: прямое воздействие на носителей ментальности, что, собственно, и произошло с Олафом. Цель воздействия тоже вполне ясна, это попытка слиться с ментальностью вербарианца. И именно это мы обязаны не допустить. Но! – Сейвен поднял указательный палец. – Но. До тех пор пока Атодомель существует, покоя нам не видать. Я отправляюсь на Вербарию. Я и Разиель. Вместе мы постараемся отыскать генизу, проникнуть внутрь и окончательно решить с Первым.

* * *

Сейвен был способен на многое, однако порвать с Разиель не мог. Да, управлять ею стало не сложнее, чем шевелить мозгами, но он предпочел ограничится лишь разделением мыслепотоков. Хотя предпочтительнее было б избавиться от ее присутствия вообще и умчаться к Вербарии налегке.
Его навязчиво точило подозрение, что Разиель больше нет и та, что привязалась к нему, не более чем оттиск, наподобие Айро или Атодомель. Настоящая же она плещется где-то глубоко в пучинах генизы земли, рискуя в любой момент быть обнаруженной существом Ра. «Знать бы только наверняка, а так… А так, пусть каждый останется при своих подозрениях». Способ освободиться от нее все-таки существовал, и он мало чем отличался от искоренения предыдущих оттисков. Поэтому Сейвен не торопился с ним.
Вчетвером они сидели в буфете купола и припоздало завтракали. Причем, действительно завтракать требовалось лишь одной Диз. Сейвен едва поднес вилку ко рту, содрогнулся и вернул ее на тарелку. Внезапно он осознал тот спектакль, что они безотчетно разыгрывали, прикидываясь людьми. Он обвел взглядом сотрапезников, остановившись на Диз – та не замечала его долгого взгляда и продолжала с аппетитом уплетать буро-зеленую массу. «Что же это? Теперь и у нас с тобой нет будущего?» Подло нахлынули думы о глубине той пропасти, что разверзлась между ними. «Ни перелезть, ни перепрыгнуть… Можно только кричать, да слышать эхо в ответ».
Ниспосланное Сейвену прозрение, вернуло твердую почву под ноги. Теперь вереница беспорядочных событий, в чьей сумбурности мерещились отголоски безумия, предстала вполне себе понятной системой. Пусть и не стройной, но все-таки системой. Перед ним раскинулся новый горизонт, в подлинности которого сомневаться не приходилось.
« А теперь вот это…» На смену разрешенному беспокойству пришло другое, теперь уже не разрешаемое. «Но, такое ли оно не разрешаемое?» Обреченные мысли по привычке лезли в голову, но натыкались на твердый довод: сегодняшний Сейвен отнюдь не вчерашний, и бесповоротное повернуть все-таки можно. «Главное раскумекать как». Согласно покивав самому себе, он подобрал вилку и продолжил завтрак. «С Разиель тоже все разъясним. Но сперва Атодомель».
– Так значит, на Вербарию, – Крайтер прикончил завтрак, откинулся на спинку стула и зачмокал губами, извлекая застрявшие в зубах кусочки. – Без меня?
– Да, – Сейвен отодвинул недоеденную тарелку водорослей. – Разиель тебя замещать будет. Тем более, что выбора у нас особого-то и нет. А задержаться на Земле тебе все равно придется. Кроме тебя вербарианцев оберегать больше некому.
– Как это некому? А ты? Тиеф тебе в этом поможет. Вон, какое у вас взаимопонимание организовалось.
– Насчет Тиефа все решиться к вечеру. Енисей уже собирает переводчик. Он сказал, что уловил лексико-семантические взаимоувязи. Так что понимание будет достигнуто.
– О, как заговорил! Лексико-семантичские ля-ля-ля! – Крайтер стукнул кулаком по столу так, что подскочила вся столовая утварь. – На Вербарию должен был отправиться я, понял?
– Нет, не должен. Вербария тебе не по зубам.
– Знаете что, – Диз смерила обоих холодным взглядом. – Пока вы тут будете выяснять кто круче, мы с Разиель вон за тем столиком спокойно завар допьем. Идет?
– Как дети, честное слово, – презрительно фыркнула Разиель и они, прихватив с собой кружки, выбрались из-за стола.
С минуту оба молчали. Крайтер уставился на свой кулак как на брошенный и неподъемный камень. Он сам как будто окаменел. Сейвен ждал, пока товарищ достаточно успокоится, чтобы начать разговор без эмоций. «Таких ненужных сейчас эмоций». Помимо неприятных и пустых споров о том, кто должен вернуться на Вербарию, требовалось как-то умудриться и высказать Крайтеру о незавидном положении Разиель. «Вот как бы он не взбесился по-настоящему…»
– Я давно уже планировал, как вернусь туда, – с хриплым, пересохшим горлом, наконец, выговорил Крайтер. – Как разыщу Айро и восстановлю Вербарию по тем воспоминаниям, что хранятся в генизе. Понимаешь? Оживить ее. Воскресить. А вот теперь… Моя мечта исполнится для тебя, Сейвен. И ты… Ты воруешь не только мою мечту, но и мою любовь.
Не сговариваясь, они оба посмотрели за соседний столик, куда сбежали две девушки. Сейвен поднес к губам кружку и отхлебнул терпкого завара. Он ждал продолжения накипевшей озлобленности, но Крайтер глубоко вздохнул, выдохнул и тоже приложился к пузатой кружке. Было видно, как тряслись его руки, как ноги отбивали нервную дрожь, как часто пульсировала артерия на покрасневшей шее… «И все-таки он больше человек, чем ментальный фантом. Так, а что же тогда я?»
Сейвен поставил кружку, одернул рукава куртки и придвинулся ближе, опершись локтями о край стола.
– Я должен тебе кое-что сказать. Очень важное. Очень. Насчет Разиель.
Не отрывая взгляда от соседнего столика, Крайтер меланхолично кивнул. Сейвен невольно скривился, осознавая, насколько тяжело ему сейчас дается видимость спокойствия.
– Я не могу утверждать это однозначно, но мне кажется, что та, на которую ты смотришь, вовсе не Разиель.
Лихорадочное подпрыгивание ног под столом остановилось. Стремительно бледнея, Крайтер перевел взгляд на собеседника. В его глазах застыл немой ужас.
– Вернее, – поспешил уточнить Сейвен. – Ее ментальный оттиск. Отпечаток, застывший в моем мозгу в момент исхода. Мне кажется… Нет, я чувствую, что это именно так. У меня нет никаких подтверждений, кроме дурного предчувствия. Крайтер. Если я прав в своих опасениях, то настоящая Разиель где-то в глубине генизы Земли. И отыскать ее сможешь только ты. Возможно, я ошибаюсь в своем предчувствии. А если нет? Если она настоящая там – ждет тебя? По ментальным меркам ждет уже очень и очень долго. И если я прав и она, действительно канула в генизу, то ее может найти Атодомель. Тогда из пучины ментальностей вынырнет настоящее чудовище, в чьем лице ты потеряешь ее навсегда. Так что остаться лучше все-таки тебе. Возвращение на Вербарию, это не мечта, а проклятая необходимость. Прежде всего, чтобы покончить с Первым. Чтобы развеять тень создателя над нашими головами. Ты сможешь с ним совладать? Я, по крайней мере, могу попробовать сделать это. А ты попробуй сберечь вербарианцев и спасти… Свою любовь.
На обескровленном, неподвижном лице Крайтера оживились только глаза. Несмотря на обретенную проницательность, Сейвен не мог с уверенностью сказать, что именно отражалось в их блеске. Страх? Боль? Сожаление? «Скорее все сразу».
– Помнишь Сейвен ту гранату, напалмовую стекляшку, что я разбил в Лонции о дверь штаба гелионцев? Ведь это все началось с нее. Если бы не она… Сидели бы мы на своей Вербарии, жили спокойно и не знали ничего. И ничего бы не было.
– Граната тут не причем. Незачем взваливать на себя ответ, по столь косвенным поступкам. Тем более, что все началось задолго до тебя. Когда умерла Айро старшая и Делио спятил, например. Или когда Атодомель развязал Ту войну. Или когда его племя выбрало нашу звездную систему для посева жизни. А может, – тут он подался вперед наваливаясь всей грудью на стол и прошептал. – Может, когда космос исторг из пучины небытия саму солнечную систему. Насколько глубоко ты можешь проследить цепь взаимосвязи процессов и явлений? Выдержит ли твой разум? – Чуть помолчав, Сейвен вернулся в исходное положение, отхлебнул завара и продолжил обычным тоном. – Бесконечная цепь причин и следствий характеристике не поддается. Вырванные звенья теряют смысл. Да и вся система в целом по признакам один сплошной хаос. Для нас. Для народа Ра. Но не для Первых… Я все сказал, Крайтер. А ты все слышал.
– Как ты… – Крайтер повел рукой в воздухе, помогая себе подобрать нужные слова. – Как ты все это знаешь? Каково тебе чувствовать себя таким… Таким надсистемным?
– Я сам не знаю своих границ. Что бы я не пробовал – получается все. А не пробовал я многого. Только вот с Разиель не выходит. Не получается вернуть ее назад. Это-то меня и беспокоит. Ее тело… Не подходит для того оттиска. Телу подойдет только подлинная ментальность, коим отражение не является. Именно на этом и основано мое подозрение, что Разиель – вон та Разиель – только проекция. Я, конечно, мог бы стереть ее, но… Нужно ли?
– Нет! Не смей! – Крайтер оживился. Бледность сошла, а речь его исполнилась прежней энергией. – И не вздумай рассказать ей то, что ты мне сейчас рассказывал. Хорошо. Я остаюсь, убедил. На Вербарии ты, действительно, будешь полезнее. Но что мне делать здесь? Как в одно и то же время оберегать вербарианцев и искать Разиель? Да и как ее искать вообще?!
– Через сны. Войди в генизу Земли через сон, а дальше… Слушай голос сердца. Думаю, оно подскажет. А насчет вербарианцев… Избранные народа Ра тебе в помощь. Тиеф дельный парень. Поговори с ним, ведь их креатуры ничем не хуже наших. Они точно так же могут выстроить щит, как и ты. Уговори, научи… В конце концов, сделай сам что-нибудь!
Крайтер хотел было что-то ответить. Даже воздуха в грудь набрал, но затем усмехнулся, допил завар и сказал совсем не то, что собирался:
– Пойдем, пофехтуемся  на дорожку.
– Пойдем, – усмехнулся в ответ Сейвен. – Только без этих наших штучек.

* * *

Как следует намахавшись клинками, Сейвен решил наведаться в лазарет, а по совместительству мастерскую Енисея. «Уж больно долго он с переводчиком возится, что-то». Дорогой он досадовал на то, что Разиель вынуждена была следовать за ним. Он был бы рад позволить остаться им с Крайтером наедине. «Наверняка им найдется, что сказать друг другу». Но не мог. Точно так же как не мог остаться один с Диз. А ведь ему тоже было, что сказать ей. Конечно, он мог бы попросить Разимель отойти в сторонку, но… От одной только мысли о таких вынужденных откровениях с немым укором в стороне делалось не по себе. «Она как чужое присутствие, немой третий взгляд, ощущаемый спиной. Как какое-то затаенное проклятье».
Думая так, Сейвен медленно утюжил ногами песчаную тропинку, ведущую к лазарету. Он даже не оборачивался на молчаливо отставшую тень невольного привязня, зная, что она все равно там, позади. Разгоняя вновь сгустившуюся печаль, он пообещал себе, что все равно попрощается с Диз. Коротко, но так, как должен был это сделать. «И плевать на чужые взгляды… Да где же этот лазарет?!»
По пути он невольно отвлекся на стук и людской гомон. Не сбавляя шагу, оглянулся на звук и увидел, как вербарианцы восстанавливали учиненные несколькими часами ранее повреждения. В их голосах, лицах и жестах не было прежней скованности, прежнего страха. Улыбки, шутки, редкие смешки говорили о вернувшейся вместе с Крайтером уверенности. Такой необходимой сейчас поддержке. Они не знали того, что тяготило Сейвена, не знали и о том, что ожидало их в ближайшем будущем. В эти минуты они напоминали крохотных букашек, осчастливленных светом пронесшейся мимо ступни разрушения. «Но ведь есть еще и вторая нога. И она уже занесена в уверенном шаге». С горькой усмешкой, Сейвен уподобил себя острой колючке, раз уж сравнивал вербарианцев с букашками. «Хотелось бы, чтоб я впился в эту толстую пятку до того, как она опустится на муравейник».
Наконец его остановила дверь лазарета. Он впервые оглянулся на Разиель, подождал, пока она нагонит свое отставание и вошел внутрь.
Помимо Тиефа и Енисея внутри скучал Дейт Сауро. Видимо, ему не терпелось разговориться с пришельцем, вот он и ждал прямо на месте.
– Как дела, Тиеф, – Спросил Сейвен и несколько удивился, услышав в ответ на шепелявом вербарианском.
– Хорошо, светлый. Достопочтимый Енисей учит говорить вашу речь.
– Отлично! А понимать? Енисей, а понимать он сможет?
Психобот мельком оглянулся на вошедших. Если, конечно, разворот всем корпусом можно считать таковым.
– Понимание тозже будедт. Здесь нузжно два аппарата. Разговорный я зобрал. Озталось зобрать злуховой. Бззт. Вот.
Он закончил возиться и отступил на шаг от Тиефа. Сейвен присмотрелся. На разговорном отверстии – ртом назвать его как-то язык не поворачивался, аккурат под хоботом носа, выпирало какое-то приспособление. Именно из него и доносилась шипящая речь.
– Чувзтвительная меммбранна, улавливает изторгаемые гортанью звуки. Запрограммированный мной микроконтроллер дешифрует колебания и посзылает их на громкоговоритзель. Сейвен, зпроси его о чем-нибудзь.
– Да, – учтиво кашлянул Дейт. – Спроси его, чем питаются его соплеменники. Сколько их осталось, и где они разбили свой лагерь.
– Моншер Дейт не доверяет иноземцу? – невозмутимо заметил Сейвен. – Знаете, если ему доверился Крайтер, то одно это многого стоит. Да и я не чувствую в нем какой-то угрозы. Может, вы перефразируете свой вопрос? Чтобы не омрачать контакт такими… Ммм… Таким отчетливым недоверием?
– Ну, хорошо, – смягчился Дейт и на его уставшем, морщинистом лице мелькнула улыбка. – Спроси, чем питается его народ. Нам самим только-только хватает. Вдруг еще и их кормить придется.
Сейвен перевел и Дейт, услышав в ответ, что углекислотой, водой и солнцем, выдохнул с заметным облегчением.
– Тиефа уже показывали вербарианцам? – в свою очередь поинтересовался Сейвен. Про себя он с удовлетворением отметил, что сочетание пищевых принципов позволит народу Ра безболезненно сосуществовать с вербарианцами под сводом купола.
– Нет, – немного помедлив, ответил Дейт. – Широкой общественности его не представили. Впрочем, молва уже разнеслась по всему куполу. Выведем паренька в люди, когда Енисей оснастит его полноценно. Да кстати! Еще вопрос. Различаются ли Ра по половому признаку? А то я тут, «паренек», а он может и девушка.
– Или старец, – усмехнулся Сейвен. – С вашего позволения, моншер Дейт, я, ¬– он оглянулся на молчаливо стоявшую у входа Разиель. – Мы удалимся. Приберегите ваши вопросы для прямого спроса.
– Когда вы отчаливаете?
– Чем скорее, тем лучше. Сейчас излишние промедления нам ни к чему. Прощайте. На всякий случай.
– До скорого, – ответил Дейт и они пожали друг другу руки.

* * *

Сейвен не выносил прощальных сцен, особенно на подмостках возвышенного молчания. Такого, вроде бы, трагичного, многозначащего, но на деле – просто неловкого. Они сидели с Диз на той самой лавочке, в тени раскидистых кустов, на которой, казалось, сотни, а может и тысячи лет назад, они сидели на Вербарии. Но если тогда на них украдкой поглядывала маленькая девочка, то теперь ее взрослая сестра, в компании не Зака, но смурного Крайтера.
Решительного прощания не получилось. Он запросто и без стеснений пожимал руку Заку, хлопал по спине Моргота, а тот похлопывал его… Что там, даже Лейле позволил слезу пустить. Решительного прощания не вышло только сДиз… «Сидим, соли рассусоливаем, а Атодомель уже метит, куда бы повернее вонзить свой клинок». Ему не хотелось прощаться с ней. Потому он и молчал.
– Скажи, – вымолвила Диз прежде, чем Сейвен успел сморозить глупость. Сказала и забралась ему под руку в точности, как тысячу лет назад. – Ты вернешь Вербарию?
Он недоуменно покосился на нее, и, на всякий случай, приобнял. «И это я-то боялся глупость сморозить».
– Когда вы с Разиель ушли в лазарет, – пояснила она. – Мы немного потолковали с Крайтером. Знаешь, он романтик. Выдубленный временем и болью, неисправимый романтик. Он сказал, что хотел вернуться на Вербарию, чтобы воскресить ее.
– А он смог бы?
¬ – Нет, не физически. Ментально. Он мечтал об этом с тех самых пор, как мы потеряли ее. Мечтал вернуть погибшим вербарианцам их дом. За счет генизы. То есть весь массив накопленных ментальностей он хотел обратить в структуру мира, а современников вернуть к жизни. Словно ничего и не произошло. Вернуть всем отобранные жизни.
– Походит на Вечность Кетсуи-Мо. В планетарном масштабе.
¬– Ты сделаешь это? – она пытливо посмотрела на Сейвена сверху вниз. – Ты вернешь Вербарию?
– Я не думал об этом, – честно признался он. – Для меня сейчас большее значение имеешь ты. Ты и остальные вербарианцы. Живые, а не фантомные. Я возвращаюсь туда прежде всего из-за Атодомель. Ведь до тех пор пока…
– И все же,  – мягко перебила его Диз. – Когда ты его низвергнешь, ты вернешь Вербарию?
Сейвен задумался. Ведь он сам когда-то так неистово мечтал вернуться туда, вернуться и все исправить. Исправить то, чему он стал виной. Но вот теперь, когда это, действительно, стало возможно – он заколебался. Более того, он совсем забыл о том, как когда-то навязчивая мысль буквально сводила его с ума. «Когда я бродил на срезе дня и ночи. Когда я был хоть и поломанным, но человеком…»
– Думаю, да, – наконец, согласился он. – Когда гроза минет, отчего ж не воссиять солнцу? Ну, это если с вершины романтизма. Если с прагматичной основы, то незачем целой генизе болтаться без дела. Пусть Вербария и ее дети живут. Хотя бы во снах. Правда, я еще не знаю, как это можно устроить. Но, думаю, на месте разберусь.
Диз хихикнула и прижалась к нему еще плотней.
– Ты станешь хранителем. Хранитель Сейвен, воскресивший Вербарию из пела. О тебе станут слагать легенды. Ты вернешься ко мне? Я пойму если…
– Прекрати. Думаешь, меня прельстит такая роль? По крайней мере, не настолько, чтобы отказаться от тебя. Ведь… Если бы не ты, я б давно уже скис.
– Жизнь человека быстротечная. Когда-нибудь я тоже состарюсь и умру. А когда это случиться, то я все равно хотела бы остаться с тобой. Ты ведь примешь меня в свой чертог о, великий хранитель? – она снова засмеялась тихо, мелодично и, как показалось Сейвену, немного печально. – Мы смогли бы прожить другую жизнь. Без боли и страданий, без войн и лишений. Жизнь, где мы бы наслаждались самой жизнью, а не боролись за нее. Счастливую жизнь… После смерти.
Сейвен хотел сказать, что незачем забегать вперед, хотел сказать, что сперва надо бы избавиться от Атодомель, навести на Вербарии порядок, выстоять здесь на Земле и только после всего этого… Но смолчал. В мерном биении ее сердца, в ласковом взгляде, тепле ее нежных рук он почувствовал отдаленный почти забытый голос счастья. Не только для них с Диз. Но для Крайтера с Разиель, для Тиефа и его народа. Для всех вербарианцев, покинувших жизнь и все еще влачивших ее.
– Я вернусь за тобой, Диз, – тихо ответил он. – Я обязательно вернусь.

Исправлено: Head Hunter, 14 июля 2014, 14:45
Ом Гам Ганапатайе Намаха
KakTyc
18 августа 2014, 18:39
Я прочту тебя полностью...
LV6
HP
MP
Стаж: 7 лет
Постов: 1066
Okami
мысли
Я не поняла, а дальше кина не будет?

Ты опять брезгуешь описаниями.
Условия, в которые ты ставишь героев и самих героев, можно так круто обыграть, а ты забиваешь диалогами =( не реализуешь весь потенциал задумки.

Сцена первая (Сейвен и древние)
Темнота на этаже.
Три человекоподобные сущности с одним разумом. Разные голоса, разные лица.
Часть сознания Сейвена, как она выглядела, может сияла бледным светом, выхватывая в абсолютной тьме лица древних?
Они стояли и не двигались, а могли передвигаться, порождая у читателя беспокойство.
Всё сведено к информативному диалогу, когда можно было столько мистики напустить, пощекотать нервы.

Сцена вторая (разговор в столовой)
Тут уже лучше. Может даже переборщил с эмоциями Крайтера, но ладно.
Но меня бесит Диз - не устоявшийся у неё характер. Она то суперпроницательная, то совсем глупая Оо Мож она о чём думает, да не говорит? Сей девицой заниматься, судя по сюжету, уже поздно, но она или вообще не нужна или обработать её надо, а то кадровая единица никак не подходит на объявленную должность. Диз заметно "прыгает", будто палочка выручалочка, в то время как та же Лейла более понятна.

Сцена третья (Тиеф в лазарете)
странные существа приладили Тиефу ко рту какую-то хрень, а он спокойно стоит и лупает глазами -_-
У него пощупать желания возникнуть не должно?

Сцена четвертая (прощание)
Больше описаний. Более выверенный характер бабы гг.

как-то так. и вообще я думала тут уже 3 пачки обновлений появилось, пока меня нет. В отпуск что ли уехал?

Исправлено: KakTyc, 18 августа 2014, 18:40
За любой кипиш окромя голодовки!
Head Hunter
18 августа 2014, 21:15
Вольный каменщик
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 15 лет
Постов: 4834
Кастенеда
Оу, мой либе-читатель =) Спасибо за внедрение, обязательно все обмозгую и так или иначе, но внедрю.
Да, в некототй степени в отпуск. Дома стройку затеял - расширяю горизонты своего домовладения. каждый день своего настоящего рабочего отпуска вкалываю там, точно раб на галерах. Попутно читаю\слушаю книги, от заката отдыхаю. Как только закончу стройку и обмою новоселье - распечатаю все на бумагу и досконально перечитаю.
Так что, следи за обновлениями, работу я отнюдь не закончил. just a little break
Ом Гам Ганапатайе Намаха
KakTyc
19 августа 2014, 09:39
Я прочту тебя полностью...
LV6
HP
MP
Стаж: 7 лет
Постов: 1066
Okami
мысли
Head Hunter, больше напряжения, а то прям скучно читать становиться, как всё складно и ладно получается=/
Первые три главы о Ра весьма атмосферные, а как пошли родные вербарианцы, так всё напряжение собирает вещички и сваливает=( Надо чтобы волосы на голове шевелились при таинственном появлении Атодомеля, он хоть вроде и не "зло", а всё ж таки "тьма".
Перечитать стоит хотя бы для того, чтобы Диз "привести в порядок", и хоть немного остепенить их с гг отношения. Я, конечно, понимаю, что Сейв пылает к ней искренней любовью, и она полностью взаимна, но даже искренне любящие люди делают друг другу больно и очень часто.

Описаний мне посмачней!

а так да, отдохнуть стоит) лучший отдых - смена деятельности
и поздравляю с экватором произведения)

Исправлено: KakTyc, 19 августа 2014, 09:40
За любой кипиш окромя голодовки!
KakTyc
30 сентября 2014, 11:33
Я прочту тебя полностью...
LV6
HP
MP
Стаж: 7 лет
Постов: 1066
Okami
мысли
*Творит танцы с бубном. Саммонит Head Hunter'а*
Как там твоё вдхновенте? Всё в ремонт ушло?
За любой кипиш окромя голодовки!
Head Hunter
01 октября 2014, 08:52
Вольный каменщик
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 15 лет
Постов: 4834
Кастенеда
KakTyc, сейчас занят этим =)

как разберусь, пойдем дальше.

Исправлено: Head Hunter, 01 октября 2014, 08:53
Ом Гам Ганапатайе Намаха
Head Hunter
27 октября 2014, 09:51
Вольный каменщик
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 15 лет
Постов: 4834
Кастенеда
Tat 16

Мудрый Енисей сделал устройства для понимания слишком неудобными. Особенно мешали Тиефу два больших и тяжелых камня, которыми он завесил его слуховые отверстия. Плашка у рта была не легче. Но худшее заключалось в том, что когда Тиеф говорил, две речи переплетались в одну, становилось искаженным эхом друг друга, отчего он захлебывался собственными словами.
Вербарианцы приняли его достаточно радушно. С некоторой долей настороженности и подозрения, но они слушали его внимательно, задавали много вопросов… Иногда слишком много. Из-за некоторых Тиеф просто молчал смущенно, из-за других – злился. Впрочем, Крайтер точно чувствовал перешагнутую грань и резко обрывал вопрошающего.
За напористым валом вопросов, Тиеф не успевал задавать свои. А их, не менее острых, было предостаточно.
– Так невозможно, – не выдержал он и возмутился Крайтеру. – Это не контакт, а допрос.
Стояла прохладная ночь, заключившая в объятьях молодую планету. Купол спал и вопросов задавать было некому. Они с Кратйером стояли под открытым небом, невдалеке от блестевшей луною стеклянной кромки и смотрели на звезды.
– Это нечестно, – повторил Тиеф, сочтя молчание Крайтера за обиду на резкий тон. – Я тоже имею право познавать вас.
Но тот даже не шелохнулся. Бледный и блеклый от природы, в ночном свете его облик растерял остатки красок. Крайтер неотрывно смотрел в небо, туда, где исчезла могущественная двоица. Тиеф понял, что товарищу сейчас не до него. Ни до него, но до его мелких претензий. В неподвижном взгляде улавливалась отрешенность. Он точно стремился нагнать взглядом ускользнувших в небо, вернуть их или присоединиться. В конце концов эти двое были ему близки.
Незадолго до отлета лучезарного, группа вербарианцев собралась в ясной комнате, у самой вершины купола. Они прощались. Тиеф не принимал участие в этом, ведь прощаться можно только в том случае, если знаешь, с кем расстаешься. По эмоциям и словам: прощались они надолго.
– Если не навсегда.
Провожать отлетающих вышли все. Тиеф понятия не имел, чего они ждали, но внутри купола никого не осталось. Какое-то время, обычные на вид Сейвен и Разиель – имена вербарианцев на языка Ра звучали коротко и резко ¬ – стояли в отдалении и молчали. Это всеобщее прощание не походило на то, что видел Тиеф в прозрачной комнате у верхотуры. Они молчали. Все. Потом лучезарный Сейвен поднял руку над головой, взмахнул ею несколько раз и они исчезли. Просто вспыхнули, как молния и их не стало. Потом все разошлись. Против воли, точно утеряв нечто важное, нечто такое, что они искали, и, не найдя, вынуждены были уйти ни с чем. Ушли все. И только Крайтер продолжал стоять в одиночестве. Как стоял сейчас, в ночной тишине.
Тиеф решил оставить его. Ментальный товарищ нуждался в обществе сейчас меньше всего, он понимал это, но… Ему так ничего и не удалось узнать о вербарианцах. Утром грядущего дня они снимутся с места и устремятся к пирамидам Ра. А вернувшись к соплеменникам, что Тиеф им расскажет? Будет ли народ Ра принимать участие в искоренении отравившей планету заразы на равных или будут просто разделять зрение вербарианцев? Ведь равенство уже нарушено.
Войдя под свод купола Тиеф увидел Енисея, который стоял неподвижно у фонарной стойки. Едва Тиеф вошел, как тот пошевелился и двинулся к нему навстречу. Поскольку кроме Тиефа внутрь больше никто не вошел, он понял, что премудрый ждал именно его.
Когда Сейвен рассказал, что Енисея создали вербарианцы, Тиеф поверил с великим удивлением. Увидев впервые премудрого, он принял его за другое существо. Как если бы вербарианцы из плоти и жидкости, Ра – из волокон и воздуха, то Енисей ¬– из металла и электричества. Знать, что хрупкие, уязвимые вербарианцы сотворили жизнь, подобно создателю, и не знать о них больше ничего – было двойным упущением. Думая откровенно, Тиеф открывал, что побаивался его. Этого металлического мудреца не принадлежащего замыслу сеятеля.
– Добрый ветчсчер, Тиеф, ¬– Енисей клонился в учтивом поклоне. – Я дозжидался тебя.
– Лестно внимание твое, мудрейший, – ответно поклонился Тиеф. – Я могу быть нужен?
– Нет, это я хотел быть нузжен тебе. Я не мог не заметить, как однобоко вызтроилозь назже обзжение. Но, прозжу понять моих друзей – им нузжны были ответы. Теперь им нузжен отдых, зпокойный зон, которого им зильно недозздает. И, пока они набираютзя зил, я готов ответить на любые твои вопрозы. Бзз-т. Зам я во зне не нузждаюзь.
– А что, о мудрейший, ты рассказать о них можешь?
– Я знаю о них бользже, чем хотелозь бы и бользже, чем они знают о зебе. Что ты хотел узнать презжде взего?
Но Тиеф замолчал. Он ничего не мог понять. Откуда создание может знать о создателях больше, чем они знают о себе? И вместо череды заготовленных вопросов, он вдруг спросил:
– Кто ты, мудрейший Енисей?
¬– Я? Бзз-т. Пазтырь Енизей, пзихобот зозданный приглядывать за зжизнью и изходом живвых людей. Но, видимо, твой вопроз не буквален. Или некорректно звормулирован. Ты хотел зпроз-зить, каково мне быть зреди них? Как я отнозжусь к зоздателям и кто они для меня?
Тиеф нерешительно кивнул.
– Люди зущезтва ззагадочные. Дазже для меня. Я зказал, что знаю о них многое, но знание это зкорее зозтоит из набора загадок к ним онозяззихся. Ответов мензже. По многим параметрам я превозхозжу, звоих зоздателей. Я не нузждаюзь во зне, мне не нузжна пища, я помню взе, з чем зоприказаюзь бзз-т. Гораздо более вынозлив и не возприимчив к факторам, губительным для них. Мои вычизлительные, экзтраполяционные зпозобности выше в зотни, а то и тыззячи раз. Я… Практичезки вечен. Мой термоядерный генератор мозжет работать тызячи и тызячи лет. Мне на замом деле удивительно, как они, такие ограниченные и зтизнутые зо взех зторон уззловнозтями звоего телезного заточения змогли зоздать меня. Бзз-т. Но, это факт. Я результат их деятельнозти. Меня зоздали з целью зледить и коррелировать бытие Вечнозти. Ты ведь не знаешь что такое Вечнозть?
Тиеф успел выучить несколько жестов вербарианцев и теперь отрицательно покачал головой. Енисей же кивнул в ответ и рассказал о Вечности, о том громадном городе грез, где ментальности еще живых людей существовали практически безгранично.
– Теперь нет этого иллюзорного града, – заключил он, как показалось Тиефу, с грустью. – Но есть зживые люди. Я раб цели, з которой был зоздан. Потому я злужу им и здесь. Но… Я не возпринимаю звое назтоящее полозжение как невольное. Мне нравитзя быть для них полезным. Нравиться разделять их судьбу. В этом мое предназзнатчение. Но, я не могу позледовать за ними в зны, что везьма зжаль. У знов оззобое знатчение, дозтупное только зживым зузщезтвам.  У зна и яви езть звои преимузщеззтва и недозтатки. Бзз-т. Но одно неизменно. Люди озтаются людьми.
– Но кто они?
– Они? Непонятны. Как и ты. На замом деле вы очень похозжи. Вы зозданы без какой-либо цели и потому не ограничены ею. Позжалуй, это вазше главное преимузщезтво. В озтальном вы позредзтвенны. Езли подумать, то дазже как-то зтранно зтановитзя. Одно единзтвенное преимузщеззтво: безцельнозть. Бзз-т. Пузть это и звучит как недозтаток, но, поверь мне, целевому пзихоботу, безцельнозть это звобода.
– Но ведь тот, Первый, что создал всех нас, преследовал свою цель. Не значит ли это, что и вербарианцы и Ра были созданы с определенной целью?
– Нет. Это не одно и то зже. Залозженная в мотивационный образ поведения цель зоздания и зоздание как замоцель ¬ не одно и то зже. Я не возьмузь утверзждать, для чего зоздавалась жизнь на планетах ззолнечной зизтемы. Абзолютное знание? Вззмозжно, что езть и такое. Но то, что зживые, разумные зущезтва не обременены конкретной целью – факт. Я не беру в разчет потребнозти чизто биологичезкого звойзтва, как то добыча пищи или продление рода. Я говорю о разуме. Ваш разум звободен. В отличие от моего. Хм. Безеда з тобою, дозтопочтимый Тиеф, навела меня на любопытную мызль… Езли я удовлетворил твое любопытзтво отно-зительно вербарианцев, я хотел бы удалитьзя и обдумать ее зо взей тзщатзельнозтью.
Тиеф кивнул и Енисей, неуклюже развернувшись, медленно побрел прочь.
– Погоди! – внезапно для самого себя окликнул он психобота. – Какая мысль?
Енисей замер и медленно развернулся назад.
¬– Я подумал о том, а не превзошли ли зоздания звоих зоздателей? Возможно ли, что человек зоверзженнее Первых? Я механизм. Мне недозтупна плозкозть биоэфира. Но вы. Возмозжно ли, что вы понимаете, чувзтвуете его лучзше, чем вазши зоздатели? Как я зоверзженне людей…
Несколько секунд Енией молчал. Было слышно только, как жужжат его объективы. Наконец он неуклюже поклонился и продолжил путь.
– Создания… Создателей? – повторил Тиеф, ошеломленный догадкой психобота. – Но ведь это… Невозможно.
Он вновь остался наедине с собой и своими мыслями. Впрочем, все мысли теперь свелись к единственному мотиву, а именно:
– Создания… Но ведь это невозможно. Как такое может быть?
Слова психобота не выходили из головы. Они скрежетали искусственным голосом переводчика, скребли сознание острыми холодными когтями. И этот неслышный скрежет поднимал в Тиефе волну ужаса. Не ограниченного страха сознания, а беспросветной жути, исторгаемой ментальной частью его естества. В воображении множились образы того, как поднимается буря вербарианцев, в чьем массиве каждая песчинка сильнее и величественнее крупицы их породившей. Шторм крепнет, в его кипучей мощи уже не видно создателя, он неудержным шквалом несется сквозь космос к черному надломленному клыку основ всего сущего. Всего живого. Но поток не единственен. Он полнится другими струями: голубыми, красными, зелеными, желтыми… Теперь это не песчаная буря, это ослепительный световой поток, точащий рассеиванием остов первозданного бытия.
От далекого крика ночной птицы Тиеф вздрогнул. Он воспрянул от мучительных мыслей, прерывисто выдохнул и огляделся. Вокруг все как и прежде дышало спокойным сном.
– Как затишье перед великой бурей.
Пробрала мелкая, неуемная дрожь. Тиеф опустился на хвост и усилил выдох, тщась успокоится. Образ всемогущих личин, пусть и не в столь великом количестве как буря, ужасал. Даже горсть таких как лучезарный Сейвен могла… Но что могла? Именно бесцельность этой возможной высвободившейся силы, пугала больше всего. Возможно, премудрый ошибся. Возможно, творения никогда не превзойдут своих творцов и даже Сейвен, могущий многое, окажется слабее истинной воли создателя. Но ведь Енисей как раз такое создание! Не без изъяна, но в целом значительно ближе к идеалу вербарианца. Сейвен может и превзойти создателя, но он может быть исключителен в своем роде.
В противоречие этому выступало намерение Атодомель как можно скорее вернуться с генизой Вербарии. Это, хоть и косвенно, подтверждало догадку Енисея. А если, все-таки нет? Если он ошибался, только ошибался в обратную сторону? Что если любое разумное создание внутренне способно быть могущественнее любого первого?
Тиеф почувствовал, как унимаемая дрожь снова вернулась. Ведь он именно это и увидел пред своим внутренним взором. Мириады бесцельных могуществ, не ведающих к чему применить свою силу. Влекомые лишь внутренними порывами, малоопытные просветы во тьме извечного. Что они могут привнести в мир кроме его рассеивания?
Порядок, будь он из рук вон плохим, будь он противоестественным, порядок проверенный временем не терпит перемен. Так было с Ра. Образ их существования, такой исковерканный и дикий – устоялся и стал нормой. Достаточно вспомнить их нежелание перемен, их непонимание нужды ломать старую засиженную ветку привычного. Мышление каждого из Ра на последнем выдохе цивилизации представляло собой эдакую пещерку Шара. Да и сам Шара, будучи еще живым, олицетворял народ Ра как есть. Окостенелые сознанием, утратившие истинные цели, погребенные под слоем песка…
– Как бы они распорядись вселенским могуществом?
В лице Мудреца судьба наказала Тиефа, приоткрыв ему узкую щелочку в двери истинной силы. Но и этого просвета оказалось достаточно, чтобы ослепить его, чтобы ввергнуть в тоску по былому не дав взамен и крупицы осознания собственных возможностей и истинных целей.
– Наш разум свободен… – повторил Тиеф слова психобота и внутри у него что-то шевельнулось. Страх отходил, уступая место другому чувству. Медленно, неровно, в нем просыпался восторг от того, что он, кажется, понял слова Енисея. – Разум свободен. А это значит что мы… Мы можем поступить так, как хотим. Сами. Не как должны, а как считаем нужным. Да. Да!
Забывшись, Тиеф перешел на крик, но спохватился и замолчал. Его снова лихорадило, но на этот раз от ликования, а не от страха. Теперь он понял, кто он и что должен сделать. Он понял свою свободу.


*  *  *

Ранним утром Тиеф все-таки разговорил Крайтера и даже задал ему несколько вопросов, но… Отвечал тот как-то обрывисто и сумбурно. Выслушав, он с готовностью начинал ответ, но через какое-то время сбивался, отводил взгляд и умолкал. Когда Тиеф решался окликнуть его, то вздрагивал, точно ото сна, виновато извинялся и спрашивал:
– Так бишь о чем это я?..
А Тиефу уже и неловко было возвращаться к прерванной теме и он осторожно принимался за другую, только с равным неуспехом. Было видно, как Крайтер пытается сосредоточится, но какая-то навязчивая мысль, постоянно одерживала верх, и он отвлекался на нее, умолкал и уходил внутрь себя. Тиеф догадывался, что его не отпускали ночные думы о Сейвене и Разиель. Значимость их отношений стала очевидна еще вчера, но, видимо, он не подозревал об их истинной глубине.
Они сидели на одной из лавочек купола и наблюдали, как медленно восходит солнце. Крайтер опять замолчал и осунулся. С окаменевшим лицом он смотрел на поднимающееся светило, долго, неотрывно, точно побуждая его разжигать новый день. Или на оборот? Тщась обернуть его вспять? Вернуть время к тому моменту, когда оно разлучило их.
Тиеф поморщил дышало. Он сидел не на самой лавочке, а на хвосте рядом, поскольку привычные вербарианцам сидения совершенно не подходили под строение тел Ра. Сидел и не знал, как ему поступить. В голове рознилась череда вопросов, но в ней явственно ощущалась какая-то навязанная пустота. В чем польза от того, что он узнает, как шла история народа Вербарии? Чем они занимались до катастрофы и кем были их вожди? Тиеф искоса посмотрел на молчавшего товарища, продолжающего взглядом попирать светило. Есть куда более интересные вопросы.
– Крайтер, – наконец, решился отвлечь его Тиеф. – Не сочти за дерзость, но позволь новый вопрос задать мне.
– Угу, – не отрываясь от солнца, промычал тот.
На мгновение Тиеф замялся, стоит ли спрашивать о том, о чем он собрался спросить. Он вчерашний ни за что не стал бы этого делать, но ночной разговор с Енисеем многое изменил в его мировосприятии. В довесок к прочему, он чувствовал, что в крутящейся на кончике дышала теме гораздо больше значимости, чем в любых поднимаемых ранее.
– Сейвен и Разиель твои сеянцы?
Крайтер оставил солнце в покое и с удивлением посмотрел на Тифа.
– Сеянцы?
– Да. Они твои потомки? Поэтому ты тоскуешь по ним?
– Они кто?.. – Крайтер, казалось, опешил. Он долго, не дыша, смотрел на Тиефа, затем покачал головой и уставился в землю. – Нет, они не мои. Дети. Сейвен мой… Хороший друг, так скажем. А Разиель… Эх, а Разиель, она… Она…
Губы его сжились. Было видно, как он свехусилием пытается унять дрожь, предающую его голос. Он сглотнул, схватил пальцами переносицу и крепко сдавил ее. Изо рта у него вырвался сдавленный не то вздох, не то всхлип.
– Понимаешь, я не знаю, – глухо проскрежетал он. ¬– Я не знаю, где она. Если она то, с чем я попрощался вчера, Сейвен ошибся. Ну а если он прав? Ты ведь тоже видел его. Ты чувствовал его. Разве он может ошибаться? Если он прав, то Разиель где-то там.
Он постучал пяткой сапога по земле.
– А если она там, то я должен туда спуститься.
Ответ несколько обескуражил Тиефа. Единственное, что удалось понять, так это глубину печали инопланетного товарища. Кто такая Разиель и как связана с ним – ясно не стало, а то, что Сейвен приходился ему близким другом ¬Тиеф и раньше догадывался.
– Разиель. Я не понимаю…
– Да. Ты ведь не знаешь. Никто пока не знает. Дело в том, что та Разиель, которую ты видел только лишь отблеск ее настоящей. Проекция из головы Сейвена. Как черный Атодомель. Помнишь его? Он тоже проекция. Настоящий он на Вербарии, а Разиель здесь. Там!
И он с ожесточением топнул по земле.
– Я все еще не понимаю, Крайтер. Кто она для тебя? Вы связаны так крепко…
– Ты издеваешься? – глаза Крайтера гневно взблеснули, но тут же и потухли. – Постой. Извини. Понимаешь, это одна из черт нашей расы. Мы делимся на два вида: на мужчин и женщин. Мы так устроены. Это наш способ оставлять потомство. У вас ведь не так?
– Нет. Мы прорастаем из сеянцев, оброненных живыми.
– Ну вот, а у нас так. И бывает так, что иногда две разные персоны сближаются настолько, что становятся неотделимы друг от друга. Не в буквальном смысле, конечно, а в плане ментального единения. Это называется любовью. Но, любовь это только слово. Словами описать весь блеск чувств невозможно. Когда эти два человека вместе, они счастливы. Когда разлучены они… Они страдают. И разлука, пожалуй, не самое худшее, что может случиться с нами. Хуже когда… Когда…
Он замолчал и снова сжал переносицу. Губы Крайтера вытянулись в белую напряженную линию. Тиеф затаил выдох, ожидая продолжения.
– Беспомощность, вот что хуже, – наконец хрипло выдавил из себя Крайтер. – Неизвестность и беспомощность.
– Но ведь ты избранный! Как ты можешь называть себя беспомощным? Ты перенес свой народ через космическую пустошь, одолел нас без труда и еще смеешь так называть себя?! Мне неизвестно что значит любовь. Но… Но я знаю что значит друг. Ты мой друг, Крайтер. Я помогу тебе. Правда, я не знаю чем…
– Я сам еще не знаю, – с глубоким выдохом ответил он и сильно растер лицо. – Спасибо, друг. Может помощь твоя и не понадобится, но только за одну готовность помочь, спасибо. Мне нужно спуститься в…  В… Во всеобщего Мудреца планеты.
– Я помню ваши слова, Крайтер. Вы называете его генизой.
– Да, гениза. Я должен спуститься в нее. Но я и не могу оставить вербарианцев без купола. Я мог бы, конечно, это сделать, будь я уверен, что вернусь оттуда. Один день здесь, это целая вечность там… Но что, если я не вернусь? Что если меня поглотит эта громадина?
– Или тебе помешает наш Мудрец. Предатель силен и мы, избранные народа Ра, в ответе за него. Так что… Мы спустимся туда, понадоблюсь я или нет. Вместе или порознь, но я должен хотя бы попытаться остановить его, искоренить. И все же мне хотелось бы сделать это вместе. Если ты не будешь против.
– Эх, дружище! – Крайтер широким жестом приобнял Тиефа за плече. – Знал бы ты, что сейчас значат для меня твои слова! Есть одна идейка как нам занырнуть в генизу, да так чтобы и вербарианцы без присмотра не остались. Но без помощи твоих избранных друзей нам в этом деле не обойтись. Как ты думаешь, они согласятся присмотреть за моим племенем?
– Надо спросить. Смогут ли они. А для этого нужно вернуться в пустыню.
– Этим я сейчас и займусь, – Крайтер уверенным рывком поднялся с насиженного места. Выглядел он куда как целеустремленней. – Надеюсь, дожидаться никого не придется?
Тиеф огляделся. Несмотря на возвысившееся солнце, людей по-прежнему видно не было.
– Все, наверное, спят.
– Да, набираются сил, после кошмарных грез. Тем лучше. Хе-хе, будет им сюрприз!

* * *

О предстоящем заокеаническом перелете жителей купола известили еще вчера. Но ни точного времени, ни конкретного места управители Вербарии сообщить не сообщили, поскольку сами ничего от Крайтера не узнали.
Восходом солнца Тиеф любовался недолго: едва Крайтер ушел, как купол, медленно и бесшумно, точно страшась потревожить почивающих обитателей, поплыл вверх, навстречу рассвету. Купол взлетал до тех пор, пока пронзительная голубизна неба сменилась опустошенностью космоса. Только на орбитальной высоте подъем прекратился и Тиеф ощутил, как легкая вертикальная перегрузка сменилась на фронтальную, оповещая о смене курса движения.
Постепенно купол пробуждался. Люди выбирались из своих скорлупок и, как один, столбенели от вида россыпи звезд на полотне вселенной. Потом они спешили к краю, где надолго замирали, безотрывно глядя на чудесный лик планеты, кажущийся с высоты целостным и живым. Тиеф тоже стоял у края бездонной пропасти и наблюдал, как земля лениво разворачивалась к ним экватором.
– Живой организм…
Он представил, как невидимые глазу создания населяют его самого, точно так же, как Ра жили на своей планете. Представил, как они чуточные, придают своей возне глубокий смысл, не подозревая об явной пустячности. Суетность затмевает их сознание, затуманивает взгляды и вот крошечные жители обрекли Тиефа на забвение. Они делят выдуманные ценности, раздирают его на части, измеряют куски и вгрызаются в них, как пустынные черви в песок. Когда-то живой и зеленый Тиеф умерщвлен, а его мучители терзают бренные останки в тени надвигающейся бури.
– Великой бесконечной бури.
Перед мысленным взором Тиефа выстроились планеты. Большие и маленькие, голубые и желтые их так же много, как придуманных жителей его тела. Вблизи, как сейчас Земля, планеты кажутся самодостаточными и живыми, но в обезличивающем множестве точат галактику все с той же слепой верой в собственное величие…
Тиеф печально выдохнул. Ночные размышления, открывшие ему понимание собственной свободы, истратили прежний блеск. Он, казалось, уловил суть мироустройства, различил, пусть и смутно, пределы возможностей свободы. Какой бы она не была, у нее всегда оказывался предел. Каким бы могучим и независимым ты не был, есть область существования. И нет такой силы, которая смогла бы перенести тебя с твоей свободой из сферы обителей планет, в сферу обителей космоса.
– Или есть?
За стеклом размытой тенью скользнул обезличенный и растворенный в струю Крайтер. На секунду он замер перед Тиефом, показал ему оттопыренный вверх большой палец руки и вновь ускользнул из поля зрения. Горизонт планеты под ногами начал стремительно расширяться.

Исправлено: Head Hunter, 27 октября 2014, 11:05
Ом Гам Ганапатайе Намаха
KakTyc
27 октября 2014, 10:59
Я прочту тебя полностью...
LV6
HP
MP
Стаж: 7 лет
Постов: 1066
Okami
мысли
Head Hunter, а редактированное где-нить выложено?
За любой кипиш окромя голодовки!
Head Hunter
27 октября 2014, 11:06
Вольный каменщик
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 15 лет
Постов: 4834
Кастенеда
KakTyc, нет, но, собственно, вот же она:
https://yadi.sk/i/iZ5tB7P-cJvBG
Ом Гам Ганапатайе Намаха
KakTyc
06 ноября 2014, 00:12
Я прочту тебя полностью...
LV6
HP
MP
Стаж: 7 лет
Постов: 1066
Okami
мысли
Просьба громко не материться.
В виду сложных обстоятельств была вынуждена фотать на телефон и выкладывать в ВК

Ужасное качество!!!
За любой кипиш окромя голодовки!
Head Hunter
06 ноября 2014, 09:43
Вольный каменщик
LV9
HP
MP
AP
Стаж: 15 лет
Постов: 4834
Кастенеда
хе-хе-хе хе =) забавно. особенно подписи. А Тиефа нарисуешь?
Ом Гам Ганапатайе Намаха
KakTyc
06 ноября 2014, 10:40
Я прочту тебя полностью...
LV6
HP
MP
Стаж: 7 лет
Постов: 1066
Okami
мысли
 Head Hunter @ 06 ноября 2014, 09:43 
А Тиефа нарисуешь?

Да вот хочу Оо
Надо будет описание ещё проштудировать.

Кстати Крайтера и Сейвена специально похожими сделала: помню, что упоминалось, типа они "могут быть" братьями.
За любой кипиш окромя голодовки!
FFF Форум » ТВОРЧЕСТВО » "Закат Ра" [окончено] (продолжение "Сердце Вербарии")Сообщений: 121  *  Дата создания: 10 января 2014, 11:21  *  Автор: Head Hunter
123456789ОСТАВИТЬ СООБЩЕНИЕ НОВАЯ ТЕМА НОВОЕ ГОЛОСОВАНИЕ
     Яндекс.Метрика
(c) 2002-2019 Final Fantasy Forever
Powered by Ikonboard 3.1.2a © 2003 Ikonboard
Дизайн и модификации (c) 2019 EvilSpider